Четверг, 15.11.2018, 23:40
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Май » 28 » Последний рубеж мая 1918 года
Последний рубеж мая 1918 года
12:45

Analitika.at.ua. Сегодня День Первой республики. Ее история охватывает крошечный отрезок армянской истории — с 1918-го до прихода XI Красной армии. Есть что-то глубоко трагическое в этом коротком, как мгновение, сроке, в том состоянии, в котором оказались тогда народ и страна, и в том отчаянном героизме, который проявили народ и правительство не только для того, чтобы защитить Родину от турок, но и для того, чтобы обогреть и накормить сотни тысяч сирот и даже подумать о будущем, основав университет. Глубоко символично, что народ после веков пребывания в составе чужих империй восстановил наконец государственность. Историю не переделаешь. Она такова, какова есть. Мы не знаем, “что было бы, если бы”, но факт налицо — залечили ужасающие раны страны и создали в конце концов свое государство. Об этом надо помнить, это надо ценить. И усвоить уроки прошлого. Предлагаем читателям отрывки из истории “хрестоматийных событий” 1918 года. Одна написана писателем доктором военных наук Гайком Айрапетяном, другая — итальянским писателем и историком религии Джованни Гуайтой.

 

Гайк АЙРАПЕТЯН

 

ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ

15 мая после мощной артподготовки турецкие войска перешли в решительное наступление в районе Александрополя. Попытка армян укрепиться на Джаджурском перевале не удалась. Противник из Карса вызвал звено аэропланов. Опытные немецкие летчики сбросили сотни авиабомб. Тысячи беженцев, которые с армянскими войсками покидали Александрополь, посеяли панику и среди солдат. Командир дивизии генерал Арешев потерял управление. Обстановка была трагическая, и, казалось, разгром армянских войск неминуем.

Шевки паша ликует и отдает приказ “охватить фланги армян курдской конницей, к исходу дня овладеть Караклисом и, не останавливаясь, достичь Дилижана”. В хмелю победы турецкий военачальник прибавил даже к своему имени доблестную приставку “кази”, что значит “непобедимый”. Только вот, как выяснилось уже через несколько дней, слишком рано он так рьяно самотитуловался.

С большим трудом спарапету удалось пресечь панику, привести малочисленные части в порядок. Вместо отстраненного генерала Арешева командование этим участком фронта поручается полковнику Атабеку Бей-Мамиконяну.

Замысел спарапета прост — вынудить турок вклиниться в Памбакское ущелье и решительным контрнаступлением отбросить врага на Амамлу (Спитак). Здесь фланговые удары Андраника и Дро должны завершить операцию по разгрому турецкой армии.

21 мая оборона Спитакского перевала по приказу спарапета была возложена на генерала Мовсеса Силикова. Туда же спешно направились дополнительные формирования. Все шло по намеченному плану. Но вмешался местный Национальный совет, который потребовал от генерала Силикова назначить командующим Баш-Апаранского участка фронта Дро. Генерал Силиков знал, что армейские командиры — полковники Долуханян, Перекрестов, Силин не особенно-то жалуют военного комиссара. Как назло, прервана радиосвязь со спарапетом. Скрепя сердце генерал соглашается с решением политических деятелей. Дро немедленно выезжает в Баш-Апаран...

Между тем турки, продолжая наступление, 21 мая занимают железнодорожную станцию и село Сардарапат. Генерал Силиков принимает решение создать ударную группу во главе со своим заместителем полковником Даниель Бек-Пирумовым. Штаб генерала переводится в Эчмиадзин. Удин по национальности, Мовсес Силиков обращается к армянскому народу с призывом “не медлить и явиться для защиты родины”. К бесхитростным словам генерала присоединяет свой клич Арам Манукян: “Все для фронта!” С благословения католикоса Геворга Пятого более 400 священников с крестами и мечами вливаются в ряды ополчения. Ведут священный люд на войну епископы Габриел Овсепян и Завен Карабахский. Большевики, дашнаки, гнчаки, забыв про партийные разногласия, становятся в единый патриотический строй...

 

И ГРЯНУЛ БОЙ

Бой у села Хшлаг, что близ Караклиса, один из ярчайших эпизодов той поистине отечественной войны. Когда батарея капитана Тер-Мовсесяна выпустила по туркам последние снаряды, артиллеристы оседлали коней и помчались в атаку. Пехотинцы Гарегина Нжде последовали за ними, а конники полковника Корганова совместно с езидами Усум бея и группой Япона врезались в боевые порядки турок и крошили, рубили... До самого Караклиса доходил победный клич армян. Очевидец и участник боя Япон впоследствии вспоминал: “Смерть храброго капитана ошеломила нас. Нжде, этот стальной человек, плакал как малое дитя...”

Престарелый полковник Григорий Эразов вместе с двумя сыновьями и тремя внуками обслуживали два расчета станковых пулеметов. Их перекрестный огонь не позволял туркам обойти правый фланг полка Самарцяна...

27 мая вечером турки захватили армянские позиции на горе Меймех. Ширина фронта достигла 11 километров. Передовые полки турок стараются охватить фланги армян. Спарапет решает ввести в сражение войска Андраника и Дро. Он собственноручно пишет Дро: “На рассвете 28 мая опрокинуть неприятеля, захватить Амамлу и ударить по тылам 5-й и 11-й турецких дивизий в направлении Караклис”. Командующий фронтом полковник Атабек Бей-Мамиконян посылает гонца к Андранику с предписанием: “На рассвете 28 мая нанести фланговый удар в направлении Караклис. Дро ударит с Амамлу на Караклис. Вверенные мне войска нанесут удар в направлении Дилижан — Караклис”.

 

ТРУС УМИРАЕТ ЕЖЕСЕКУНДНО, ХРАБРЕЦ — РАЗ...

Рассвет 28 мая. Войска полковника Бей-Мамиконяна заняли исходные позиции. Спарапет с начальником штаба появляются на переднем крае армянских войск — в полной парадной форме. Солдаты и офицеры просят их не подставляться вражеским снайперам. Товмас Назарбекян не соглашается: трус умирает ежесекундно, храбрец же — раз...

Однако ожидание грома орудий Андраника и Дро все затягивается. Наконец появляются гонцы от Андраника. На боевом приказе командующего фронтом полковника Бей-Мамиконяна крупными буквами по-армянски написано: “Вардана Мамиконяна знаю, уважаю. Бей-Мамиконяна не признаю — Андраник”... От Дро никаких известий так и не поступило. Лишь потом выяснится, что курьер спарапета расстрелян турками, а боевой приказ генерала вручили Шевки паше...

Отлично зная, что армянам помощи ждать неоткуда, турки первыми открыли огонь и бросили в сражение все резервы. Памбакское ущелье превратилось в ад. Пленных брать никто не собирался. На каждого армянина приходилось десять турок и их подручных курдов, но сломить их яростного сопротивления не удалось. В полдень 29 мая турки прекратили огонь. К расположению командного пункта армян направились парламентеры с сообщением, что в Батуми заключено перемирие.

Прискакал из Дилижана адъютант генерала Вышинского с пакетом на имя спарапета. Генерал-лейтенант Товмас Назарбекян, прочитав, разразился бранью: “Семь чертей и одна ведьма в зубы этих варжапетов из Национального совета!.. Как всегда, наши судьбы решают посредственности. В связи с заключенным перемирием война закончена. Армения объявлена независимым государством. Поздравляю вас, господа!”

 

Тяжелая независимость Джованни ГУАЙТА

 

9/22 апреля 1918 года Закавказский сейм, не намеренный признавать Брест-Литовский договор, принял постановление об отделении от Советской России и создании независимой Закавказской республики. Ее немедленно признала Турция. Новое государство первым делом попыталось прийти к соглашению с Турцией, и в качестве жеста доброй воли и готовности к диалогу глава правительства, грузин А.Чхенкели, приказал войскам генерала Назарбекяна оставить Карс и сдать туркам эту крепость, имевшую важнейшее значение для контроля над регионом. Назарбекян скрепя сердце повиновался. Однако, невзирая на этот жест, турки предъявили такие территориальные претензии, что все переговоры были прекращены. Хотя Турция признала Закавказье в качестве суверенного государства, в мае 1918 года турецкие войска двинулись на Ереван и 15 мая захватили Александрополь.

Союз трех закавказских стран проявит здесь свою непрочность: грузины считают, что лучше сдаться или попробовать каким-то образом договориться с турками, а азербайджанцы готовы примкнуть к захватчику.

Турки, уже захватившие Карс и Александрополь, наверняка думали уничтожить армян за несколько дней; к тому же им помогала знаменитая “Дикая дивизия”, состоявшая из азербайджанских мусульман-фундаменталистов.

Армянская церковь призывает своих верующих встать на защиту родины. Добровольческие отряды, сражавшиеся в составе российских войск, реорганизуются в регулярную армию, которой будут командовать генералы Назарбекян, Силикян и Дро. Военные вожди тоже обращаются к нации с воззванием, в котором призывают всех не жалеть сил, вдохновляясь примером Вардана и его воинов в Аварайрской битве.

Действительно, картина этой борьбы, которую армяне впервые с XIY века вновь ведут под своим национальным знаменем, напоминает сцену Аварайра. Вместе с народом и солдатами на защиту отечества встают и служители Церкви, включая высших иерархов: архиепископ Гарегин Овсепян, который впоследствии будет католикосом Киликии (1943-1952), садится на коня и с крестом в руке ведет за собой войско.

За несколько дней до столкновения у Сардарапата генерал Силикян советует католикосу Геворгу Y из предосторожности оставить Эчмиадзин и на некоторое время укрыться вблизи озера Севан; но католикос отвечает ему, что если армянские силы не смогут защитить священное место, он это сделает один, закрыв своим телом вход в тысячелетний собор.

Так, с 21 по 28 мая ополчение из солдат, священников, крестьян, молодых людей и подростков, разделившись на три фронта, противостоит четырем дивизиям турецкой армии, рвущимся к Еревану. Остановив их у Караклиса и Баш-Апарана, армяне наносят им тяжелое поражение у Сардарапата (24 мая) и в результате этой битвы спасают свою столицу.

Как раз 25 мая 1918 года Закавказское правительство перестает существовать. Дело в том, что немцы, встревоженные усилением турок в Закавказье (чему, впрочем, они сами были причиной), предлагают Грузии покинуть Сейм и стать независимым государством под их защитой, что грузины и делают 26 мая. 27 мая Азербайджан, получивший от Турции обещания военной поддержки для освобождения Баку от коммуны, которую создали русские и армянские коммунисты, тоже выходит из Сейма и провозглашает себя независимой республикой. Таким образом, 28 мая Армения оказывается в одиночестве и в силу самого этого факта становится независимой республикой.

В этот момент с целью продолжить поход на Баку, а затем на Персию турки неожиданно предлагают мир новому армянскому государству. По договору от 4 июня 1918 года, подписанному в Батуми, Армения получает лишь клочок земли в 12000 кв. км, наиболее засушливые места в районе Севана и немного земли у Еревана; остальная часть русской Армении поделена между турками и азербайджанцами. Но благодаря этому нечаянному миру страна может перевести дух.

Таким образом, совершенно неожиданно и в силу стечения обстоятельств — победы Сардарапата, срочной надобности турецких войск попасть в Персию и роспуска Закавказского сейма — возрождается независимое Армянское государство, первое вновь возникшее на Армянском нагорье после заката государства Багратуни в середине XI века.

Условия жизни во вновь созданной республике крайне тяжелые: Армения не имеет ресурсов, никогда не была автономной, она заполнена тысячами беженцев, которые спаслись от геноцида (от 300000 до 450000, из них 40000 живут на улицах Еревана). Потеряв все, они теперь всего ждут от молодой республики. Новое государство — малонаселенное и только благодаря большому числу беженцев насчитывает 3 миллиона жителей, которые составляют лишь небольшую часть собственного народа, гораздо более многочисленного за его пределами. Города с наибольшим числом армян и важнейшие культурные центры (Тифлис, Константинополь) расположены за границей, точно так же как и торговые центры армян и их значительные капиталовложения (в Баку и Батуми); Ереван — всего лишь небольшой провинциальный город с пыльными немощеными улицами, где в 1914 году, до геноцида и последующего массового притока беженцев, насчитывалось только 30000 жителей, едва составляющих десятую часть армянской общины Тифлиса.

У государства нет ни опыта независимости, ни традиции республиканского правления, ни законов, ни конституции, ни законодательных, ни исполнительных, ни судебных органов. Правительство все еще находится в Тифлисе, за пределами новой страны; в Ереване функции президента исполняет министр внутренних дел Арам Манукян, возглавлявший восстание в Ване, а функции парламента — ассамблея, состоящая в основном из дашнаков и именуемая хорурд. Мир с турками явно временный, а сильное исламское меньшинство (300000) представляет серьезную угрозу внутри самой страны, тем более что турки, оставляя области русской Армении, раздавали оружие местному исламскому населению (туркам, татарам и курдам), которое ведет партизанскую войну.

Отношения с другими вновь созданными закавказскими республиками непростые. У крохотной Армении нет никакого выхода к морю, а грузины (единственные соседи-христиане) задерживают две трети гуманитарной помощи из США под предлогом ремонта железнодорожной ветки, ведущей в Армению. Пока Грузия блокирует железную дорогу, Азербайджан, в отношениях с которым по-прежнему остаются нерешенными вопросы о Карабахе, Нахичеване и Зангезуре, оказывает давление на Армению, прекращая поставки нефти. Кроме того, Армения не может не учитывать того факта, что дипломатическая напряженность с Грузией и Азербайджаном немедленно сказывается на жизни весьма многочисленных армянских общин в этих странах. Но самый большой враг молодой республики — бедность. Война заставила закрыть фабрики, свела к минимуму сельскохозяйственное производство, перерезала пути сообщения, уничтожила транспортные средства. Страна практически не получала никакой помощи из-за границы. Население голодало, в стране свирепствовали эпидемии тифа и холеры, было очень много бездомных. Первая зима 1918-1919 годов выдалась особенно суровой и затяжной, от холода, голода и эпидемий умерли около 200000 человек, или пятая часть населения.

В Турции с окончанием мировой войны и перемирием, подписанным в Мудросе (31 октября 1918), заканчивается и правление младотурок, чьи вожди в большинстве своем находят убежище в Германии. В ноябре 1918 года турки возвращают Армении 10000 кв. км в районе Александрополя. Между тем грузины заняли Ахалкалак, и в конце года две армии, армянская и грузинская, вступают в стычки по поводу границы, пока англичанам не удается их примирить. В это время на многих армян в Грузии обрушиваются репрессии: аресты, обыски, закрытие армянских газет. Чтобы уменьшить в столице число армян и русских, которые составляли явное большинство, грузинское правительство в начале 1919 года высылает 4000 армян в Кутаиси; наконец, многие грузинские армяне переезжают в Республику Армения. К тому же в сентябре уже пришли трагические известия об истреблении армян в Баку.

Категория: Библиотека | Просмотров: 2408
Календарь новостей
«  Май 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на http://analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru