Понедельник, 21.08.2017, 10:31
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [554]
Культура [1586]
Спорт [2559]
Общество [763]
Новости [30596]
Обзор СМИ [36361]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2011 » Август » 10 » Ваграм Атанесян: Из истории "Карабахского ханства" по книгам азербайджанских исследователей
Ваграм Атанесян: Из истории "Карабахского ханства" по книгам азербайджанских исследователей
13:00

Analitika.at.ua. Представляем статью председателя постоянной комиссии Национального собрания Нагорно-Карабахской Республики по внешним сношениям Ваграма Атанесяна – «Из истории «Карабахского ханства» по книгам азербайджанских исследователей 19 века».

 

Азербайджанские ученые вновь актуализировали тему «исконно тюркского Карабаха». Возможно, это связано с нынешним положением дел в процессе Карабахского урегулирования. И коль им дана команда реанимировать эту дискуссию, можно утверждать, что у азербайджанской дипломатии явно не хватает других аргументов. Такой подход к чисто правовому вопросу, стоящему на повестке у сопредседателей МГ ОБСЕ, достоин только жалости.

 

Однако, дабы не казаться «трусом» перед «искушенными научными мужами» соседней страны, мы тоже попробуем проанализировать историю «Карабахского ханства». При этом мы будем ссылаться исключительно на  азербайджанских авторов – Мирзу Адигезаль - бека и Мирзу Джемаль- Джеваншира.

Начнем с того, как Мирза Джемаль-Джеваншир описывает Карабах: «Как написано в древних исторических (книгах), границы-Карабагского вилайета следующие: С юга – река Аракс, от Худаферинского моста до Сыных кёрпи, что ныне находится на территории магалов Казах, Шамсаддин и Демирчи-Хасанлы. Чиновники Русского государства называют его «Красный мост». С востока – река Кура, которая у деревни Джавад соединяется с рекой Аракс и далее впадает в Каспийское море. С севера границей Карабага и Елизаветполя (Ганджи) до реки Куры служит река Гёран, а Кура, протекая по границе, доходит до реки Аракс. С запада – высокие горы Карабага, называемые Кюшбек, Салварты и Эрикли. В минувшие столетия, когда происходили (различные) смуты и изменения, а также в ряде случаев, когда государи Ирана, Рума и Туркестана завоевывали эти земли, устанавливались новые границы, строились крепости и давались им иные названия. Карабагский вилайет входит в состав страны Арана: следует учесть, что так пишет один из основоположников азербайджанской историографии,  автор второй половины 19 века, а это означает, что в то время азербайджанские авторы не знали такую страну, как Азербайджан, в составе которой «находился Карабах» - В. А./, ибо спустя некоторое время после потопа, который произошел при Ное – да будет мир над ним! – один из потомков Ноя – да будет мир над ним! – завладев и благоустроив эти вилайеты и земли, расположенные между реками Кура и Аракс с городами: Тифлис, Ганджа, Эриван, Нахичеван, Ордубад и находящимися ныне в разрушенном состоянии на Карабагской земле Бардой и Байлаканом, стал управлять ими и назвал их Араном, так как его самого звали Аран».

 

Очевидно, что автор пересказывает историю о мифологическом Аране, о котором пишет Мовсес Хоренаци в своей «Истории», что подтверждает одно: даже в 19 веке у азербайджанских исследователей не было другой версии о «стране Аран/ Арран», кроме армянской, однако они использовали арабский топоним "Арран” вместо армянского «Агванк».

Итак, откуда берет начало «самостоятельность» Карабаха? Мирза Адигезаль-бек, описывая события 1736 года, когда Надир-кули хан в Муганской степи созвал «курултай» с тем, чтобы решить вопрос престолонаследствия в Персии, пишет следующее: «Гянджинские ханы на муганском курултае тайно и явно, с исключительным рвением стремились к тому, чтобы никто, кроме сефевидов, не был бы царем, чтобы никто, кроме них, не воссел на трон. Оказывается о всех их мыслях доносили Надир-шаху. Надир- шах, имея в виду, что потомство Зияд-оглу старинное и очаг их пережил много поколенией, не счел удобным применить к ним иного наказания, как только того, что илатов Казаха и Бошчалу со своими ханами подчинил эмиран Гюрджистана и высоко поставленному вали / так персы титуловали царей Грузии - В. А. /… Меликам Хамсе / армянским владыкам Карабаха - В. А./ было дано повеление о том, что они сбросили с шеи занти и простонародья цепи покорности гянджинским ханам и считали себя свободными от них и всякие свой прошения и требования направляли бы непосредственно на имя властелина. / Надир-шаха- В. А./

Как следует из текста Мирзы Адигезаль-бека, до 1736 года мелики Хамсы, пять армянских владык, подчинялись Гянджинскому бегларбекству. И Надир-шах дал «повеление о том, чтобы они сбросили с шеи знати и простонародья цепи покорности и считали себя свободными» от гянджинских ханов. Это говорит о том, что армянские правители Карабаха участвовали в «муганском курултае», то есть - были наравне с другими персидскими вассалами приглашены туда Надиром, чтобы принимать участие в решении важнейшего для последнего вопроса и, по всей вероятности, они были на стороне будущего шаха. И второе: до 1736 года в системе персидского государства не было отдельной «административно-территориальной единицы» Карабах. Вместе этого персидская корона признавала «Хамс» - как совокупность пяти армянских меликств, номинально подчинявшихся Гянджинскому бегларбекству. Своим «повелением» Надир-шах выделил «Хамс» как отдельную административную, независимую от гянджинских правителей единицу с, говоря современным языком, «исключительно центральным подчинением». То есть, можно с уверенностью констатировать, что именно с этого «повеления» и берет начало территориально-правовая субъектность Карабаха, однако ею обладали, как утверждает азербайджанский историк начала 19 века, не мифические «тюркские вельможи», а мелики «Хамсе»- потомки древних армянских князей Арцаха и отчасти Утика.

Далее Мирза Адигезаль-бек начинает повествовать о Панах-али, из чего явствует, что тот сначала состоял на службе у Надир-шаха «с посохой», потом начал подозревать, что шах убьет его, и наконец сбежал от него: «Сколько бы Надир-шах своим острым, всесильным, подобно року, пером ни писал ханам и им посылал эти приказы через быстроходных гонцов, сколько бы он настойчиво и властно ни требовал поимки этого сокола небес отваги / Панаха - В. А. /, это не удавалось никому. Он / Панах- В. А./ то охотился в Ширванской степи за сернами, то наслаждался в лугах Карабаха». Так продолжалось, пока в 1747 году Надир-шах не был убит в Хорасанской области, после чего Панах-али оказался в Карабахе, куда к нему пришли присоединиться "племя Кенгерлу и племена  Демурчи – Гасанлу и Джинли». Так образовалась «оба» Панаха-али, то есть - его «войско». И так он разбойничал в окрестностях Карабаха. То в Байате строил крепость, то в Тарнакюте (именно этот топоним употребляет Мирза Адигзеаль-бек для обозначения местности, именуемой сегодня азербайджанскими исследователями «Шахбылаги»), пока не «посовещался с Мелик- Шахназаром».

Те же самые события Мирза Джемаль Джеваншир описывает так: «В это время пришло известие о том, что илаты Джеваншира и прочие племена, переселенные шахом в Хорасан, самовольно возвращаются на свою родину. Панах хан с теми людьми, которые были при нем, пошел до границ Ирака и Азербайджана навстречу карабагский илатам. Илаты и (его) родственники, увидев его в полном здравии, а также узрев многочисленную группу окружавших его слуг и приближенных, обрадовались. Совместно с Панах ханом они вступили на карабагскую землю, и каждый, прибыв в свою былую кочевку, стал поживать спокойно.

Поскольку все илаты были измучены, ограблены и не имели средств (к существованию), Панах хан, объединив вокруг себя многих удалых юношей из своих родственников и илатов, занялся грабежом в Ширванском, Шекинском, Ганджинском и Карабагском вилайетах», - после чего «он задумал подчинить себе армянские магалы Хамсе. Первым счел целесообразным подчинится Мелик Шахназар бек, старый мелик Варандского магала, находившийся во вражде с меликами магалов Чилябурд, Талыш и Дизак. Он всячески подчеркивал свою преданность и любовь к хану; последний же, считая подчинение такой крупной личности и почтенного человека гордостью для своего правления, оказывал ему большие почести и уважение. Мелик Хачийнского магала, хотя некоторое время и усердствовал во вражде и неповиновении, но, наконец, и он покорился и был назначен Панах ханом меликом своего отдельного наследственного владения, которое существует и поныне. Жители Хачина (изъявили) покорность и добросовестно исполняли возложенные на них обязанности. Однако мелики Дизакского, Чилябурдского и Талышского магалов на протяжении нескольких лет продолжали враждовать и воевать с ним (с Панах ханом) и наконец, (лишь) после убийств, грабежей и прочих необходимых мер, предпринятых ханом, покорились и они. По истечении пятилетнего пребывания в крепости Баят было решено, что, поскольку последняя находится в окружении многочисленных врагов, оставаться в ней и строить тут постоянные город и крепость несовместимо с правилами предосторожности. Поэтому крепость необходимо соорудить на таком месте, которое было бы связано с карабагскими горами, с тем, чтобы во время столкновения с врагами карабагские илаты могли сохранить свой скот и имущество от посягательства врагов в неприступных горах Карабага. Так как жители Хачинского магала, т. е. Тарнакута, расположенного у Шахбулагы, постоянно шли по пути ненависти и вражды с Панах ханом, то он поставил себе задачей сначала подавить их смуту и со своим конным и пешим войском пошел на них войной. Жители Хачинского магала, численностью около двух тысяч стрелков, укрывшись со своими семьями в труднодоступном месте, у Баллыгая, стали сопротивляться. Панах хан штурмовал их укрепление. В течение трех дней горел пожар битвы и сражения. На третий день Панах хан захватил их укрепление...

Население окрестных (районов) и магалов Хамсе после такого события, т. е. захвата Панах ханом мощного укрепления, находившегося  под защитой примерно двух тысяч стрелков, было охвачено невообразимым ужасом и страхом и то враждовало с ханом, то. вступало с ним в мирные отношения. Несколько раз имели место стычки с меликом Чилябурдского магала Мелик Хатамом и меликом Талышского магала Мелик Усубом. Оба они были старыми богатыми меликами и располагали множеством людей. Наконец, не имея возможности более оставаться на своих местах, они вынуждены были ютиться в труднодоступных местах – глубоких ущельях и на вершинах высоких гор. Когда они увидели, что их посевы, сады и скот подвергаются уничтожению и истреблению со стороны подданных и войск Панах хана, (подобная) жизнь стала им в тягость. Не имея иного выхода, они бросили свой край, дома, посевы и сады и убежали в Гянджу. В течение семи лет они жили в Ганджинском вилайете и (Шамкурском) магале». А потом: «Когда Панах хан избавился от вражды и смут жителей Хачина, он назначил отдельного мелика в Хачинский магал. Оставшиеся на месте (жители) покорились. Затем он приступил к постройке крепости Тарнакут, что ныне известна под названием Шахбулагы. Поэтому было решено покинуть Баятскую крепость, (а вместо нее) основать (новую) крепость в Шахбулагы, близ большого родника, вокруг нее возвести на возвышенности широкие стены и построить там базар, площадь, баню и мечеть. В 1165 (1751/52) году все семьи илатов, знатных людей, ремесленником, (а также) родственников и служащих (хана) переселились и обосновались в названной крепости».

 

Таким образом, азербайджанский историк 19 века свидетельствует, что «илаты Панаха» сначала перебрались «в Карабахский вилайет из Ирака и Персии», потом обосновывались в крепости Баят, после чего – в Тарнакуте, «что ныне известна под названием Шахбулагы» / кстати - от имени персидского шаха Аббаса/. А теперь дадим слово другому азербайджанскому автору.

 

Мирза Адигезаль-бек об этом повествует: «По совету и указанию Мелик Шахназара  Панах-хан основал город Шушу». И это случилось, то есть Панах-хан начал «строить» Шуши в 1756/57 году, о котором Джеваншир пишет, что «внутри этой крепости не было проточной воды, кроме двух-трех маленьких родников, которые не могли обеспечить потребности большого скопления народа и жителей крепости. Поэтому они (посланцы хана) вырыли колодцы в нескольких местах, где, по их мнению, могла быть вода, и установили, что во многих (других) местах (также) можно вырыть колодцы и добыть воду.» А дальше речь идет о том, что «В 1170 мусульманском году, соответствующем 1757 христианскому, он переселил (сюда) всех райятов, проживавших в крепости Шахбулагы, а также семейства знатных людей, меликов, служащих и старост из илатов и некоторых, деревень и предоставил им место для жительства внутри крепости».

 

А в следующем-1758 году, если верить комментариям к тексту Мирзы-Адигезаль-бека, Панах-хан либо умер, либо был убит в Ширазе. По тексту же Мирзы- Адигезаль-бека это случилось в 1762/63 году. В любом случае, за год или 3-4 года Панах-хан не мог бы построить в Шуши «дворцы и мечети». Однако важно не это, а повествование азербайджанского автора о том, что «Керим-хан, за отсутствием самостоятельного шаха в Иране, назвал себя векилем (регентом) и отказался от Шахского титула. Он вызвал Ибрагим-Халил-агу / сына Панах-хана, находящегося в то время в Персии в качестве заложника- В. А./ к себе, наградил его ценными подарками: мечом, разукрашенным драгоценными камнями, и конем с золотой сбруей и седлом. Присвоив ему титул хана карабагского вилайета, отпустил его домой. Потом он обратился к Панах-хану с просьбой на несколько дней поехать с ним в Шираз. Панах-хан принял (его предложение)».

 

Как видим, фактический правитель Персии Керим-хан при еще живом Панах-хане «присвоил титул хана карабахского вилайета» его сыну- Ибрагим- Халил-агу. Если взять за основу эту версию, то можно  сказать, что Керим-хан лишил Панаха всяких прав и почестей и тот «некоторое время спустя скончался своей смертью, его останки с большими почестями были доставлены в Агдам и похоронены в его собственной усадьбе». Факт, что «его останки были похоронены в Агдаме», а не в Шуши- в «его столице», говорит сам за себя: в Шуши Панах-хан не имел собственной земли, так как Варандинское меликство, на территории которого и по совету и указанию варандинского мелика Шахназара «Панах-хан начал строить Шуши» было христианским, армянским и там, естественно, не нашлось места для погребения тела мусульманина - Панаха.

Случилось это, как уже сказано, в 1763 году. «Карабахское ханство под правлением» Играгима-Халила вело беспрерывные войны то с армянскими меликами, то с соседними ханствами, то центральные персидские власти силой покоряли «независимого Ибрагим-хана» так, что последний неоднократно вынужденно скрывался от гнева последних. Так продолжалось вплоть до начала нового -19 века, когда область перешла под контроль Российской Империи.

 

Таким образом, «независимое Карабахское ханство» просуществовало с 1763-го по 1805-ый год, то есть, не более, чем 42 года. Однако это «государство» так и никем не было признано. Но главное то, что первоисточники азербайджанской научной историографии без всякого сомнения утверждают, что «основоположник Карабахского ханства» Панах-али не был автохтонным правителем. Он сошел со сцены истории так бесславно, как и вошел- как кровожадный разбойник, огнем и мечом сеявший смерть среди коренного армянского населения. И сын его тоже был таким. А последний «хан Карабаха» - внук Панаха-али Мехти-кули, после упразднения ханства в 1822 году удрал в Персию, туда, откуда был родом. Перебрался он в свою историческую родину, а родина приютила своего «блудного сына». А как персидская область Атрпатакан стала родиной тюркоязычных племен – это уже тема другого разговора.

 

P.S. Обе книги были изданы в Баку под редакцией академика Зии Буниадова и доступны любому интернет-пользователью.

Категория: Аналитика | Просмотров: 1843
Календарь новостей
«  Август 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на http://analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru