Вторник, 28.09.2021, 20:55
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2008 » Август » 13 » Война в Южной Осетии и интересы Украины
Война в Южной Осетии и интересы Украины
14:11

Виталий Кулик, для Главреда.

Военный конфликт в Южной Осетии свидетельствует о кризисе архитектуры региональной безопасности, которая сформировалась после распада СССР.

 

Этот процесс имеет не только сугубо региональный характер, но и может стать отправной точкой для «размораживания» и других «отстроченных» конфликтов (Абхазского, Нагорно-Карабахского и Приднестровского), а также формирование новых конфликтных очагов в нестабильных регионах. Эта ситуация создает новые вызовы безопасности Украины.

 

В интересах Украины построение такой системы отношений между всеми игроками в регионе, которая бы существенным образом снизила потери Киева в процессе продвижения собственных национальных интересов на постсоветском пространстве. Украинское государство заинтересовано в реализации диверсификации своих поставок нефти и газа из Каспийского моря, а также обеспечении безопасности этого энерготранзита. Кроме того, Киеву необходимо создать механизмы содержания конфликтогенных зон подальше от своих границ, а также решить «замороженные» конфликты в Приднестровье и на Южном Кавказе при обеспечении учета своих национальных интересов. Сможем ли мы в нынешних условиях обеспечить эти интересы?

 

Южный Кавказ в фокусе геополитики

 

В последние годы геополитическое значение Южного Кавказа (ЮК) существенным образом возросло. Этот регион оказался в фокусе внимания не только непосредственных соседей - России, Ирана и Турции, но и внерегиональных игроков - ЕС, США, Украины, стран Ближнего Востока и Китая, что связано с рядом факторов. Через Кавказ проходят основные маршруты транспортировки каспийских энергоносителей, которые являются не только важным ресурсом для мировой экономики, но и предметом геополитического соперничества. Органическая взаимосвязь Южного и Северного Кавказа делает Южный Кавказ зоной жизненных интересов и безопасности России - именно на кавказском направлении безопасность РФ выглядит наиболее чувствительной и встречает наиболее серьезные вызовы. Близость Кавказа к Ирану повышает его значимость в глазах Запада и особенно США, для которых противостояние с Ираном превратилось в один из ключевых вопросов внешнеполитической стратегии.

 

Таким образом, формирование на ЮК системы региональной безопасности и стабильности является одним из ключевых задач во внешнеполитических стратегиях всех заинтересованных игроков. Проблема же состоит в разных (временами диаметрально противоположных) подходах к построению такой системы безопасности и отсутствии консенсуса в этом вопросе. Система, которая ситуативно сложилась после распада «советской» системы безопасности, уже перестала удовлетворять страны региона (в первую очередь Грузию и Азербайджан). Прежде всего, это касается решения конфликтов - Абхазского, Южноосетинского и Карабахского, а также социально-экономических проблем региона. Закономерно, лидеры этих стран, особенно Грузии, стараются решить их уже в рамках другой, новой системы безопасности. В частности, в рамках концепции евроатлантической интеграции.

 

В рамках новой системы безопасности Тбилиси и Баку уже усиливают и будут продолжать усиливать силовое давление на непризнанные государства, в том числе, и путем широкой модернизации своих Вооруженных сил с приведением их к стандарту НАТО. Просиходит интенсивное перевооружение и повышение боеспособности грузинской и азербайджанской армии. В условиях асимметрии экономических потенциалов Армении и Азербайджана одним из вариантов поддержки имеющегося баланса вооружений в зоне Карабахского конфликта остается членство Армении в Организации Договора о коллективной безопасности.

 

Таким образом, речь идет о «конкуренции» предложений двух систем безопасности для Южнокавказского региона: условно евразийской (ОДКБ) и евроатлантической (НАТО).

 

Каждая из стран, задействованных в конструировании нового формата безопасности в кавказском регионе, сориентирована на решение своих интересов в энергетической сфере. Для Грузии и Азербайджана перспективным союзником выступает Турция, ведь именно по линии Грузия - Азербайджан - Турция реализуются ключевые энергетические проекты, а потому налаживается новый региональный формат сотрудничества.

 

Новый региональный формат, созданный с помощью США, представляет собой расширение сотрудничества в сфере коммуникаций и энергетики и в военно-политической сфере между Грузией, Азербайджаном и Турцией (под патронатом США).

 

Но «энергетический формат» имеет слабое отношение к Армении. Хотя Армения находится в полублокаде и чувствительна к экономическим отношениям с Россией и Ираном, новые экономические проекты, такие, как нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум, проекты строительства железной дороги Карс-Ахалкалаки, частично - ТРАСЕКА и т.п., - не предлагают Армении каких-нибудь дополнительных выгод с точки зрения ее привлечения в региональную и мировую экономику.

 

Также следует указать значительное влияние России на политическую линию Армении. В военно-политическом аспекте союзнических отношений с другими членами ОДКБ играют важную роль в возможности приобретения Арменией оружия, в первую очередь, российского производства при оптимальном соотношении качество/цена, которая разрешит ей обеспечить, по крайней мере на ближайшее время, военную составляющую своей безопасности.

 

Важность Южнокавказского региона для ЕС отображается в Резолюции Европарламента от 26 февраля 2004 года «Политика ЕС относительно Южного Кавказа», в которой определяются направления сотрудничества ЕС со странами Южного Кавказа. Согласно Европейской стратегии безопасности (2003 года), Южный Кавказ определяется как регион усиленного интереса ЕС. Со стороны ЕС делается главный акцент на сотрудничестве в сфере энергетики и в содействии урегулированию конфликтов. В Концепции стратегического развития соседства (2004 г.) делается ударение на большой заинтересованности ЕС в стабильности и развитии Южного Кавказа. Но до 2005 г. ЕС не имел четкой позиции относительно урегулирования кавказских конфликтов, ограничиваясь заявлениями о необходимости решения всех вопросов исключительно мирным путем. И только уже при современных условиях в новой политике Евросоюза относительно кавказского региона отдельным направлением определено содействие урегулированию «замороженных конфликтов».

 

В документе Европейской комиссии «Черноморская синергия» (Black Sea Synergy - a new regional cooperation initiative) (от 11 января 2007-го) речь уже идет не только о возрастающей потребности Евросоюза в энергоресурсах, но и обозначается обеспокоенность ЕС тем, что происходит концентрация запасов углеводородов в одних руках, отношения с импортерами строятся по принципу избирательности, это приводит к злоупотреблениям монопольным положением, тотальной зависимости некоторых членов содружества от «единого поставщика» и т.п.

 

В феврале 2007 года в Брюсселе с целью выработки будущего видения региона и его европейского измерения была создана Кавказско-каспийская комиссия Евросоюза. В ее состав входят политические и общественные деятели из России, США, Великобритании, Германии, Армении, Литвы, Украины, Словении, Турции, Азербайджана, Грузии, Ирана и других стран. В сферу приоритетных вопросов комиссии входят урегулирование конфликтов, демократия, энергетическая безопасность, региональное сотрудничество.

 

Закавказский регион для РФ имеет ключевое значение в плане обеспечения не только территориальной целостности и национальной безопасности России, но и своего присутствия в этом регионе. В ежегодном Обзоре внешней политики Российской Федерации отмечается, что «ситуация в регионе остается напряженной, относительно Грузии – взрывоопасной, а существующие «замороженные» конфликты используются внерегиональными силами для укрепления своего влияния в регионе», что в свою очередь вредит российским позициям. РФ демонстрирует усилия, которые направлены как на решение, так и на поддержку этнонациональных конфликтов в регионе. Поэтому она (РФ) играет сложную и временами противоречивую роль на Южном Кавказе, стараясь, с одной стороны, сохранить влияние и власть на прежде подконтрольных Москве территориях, и с другой стороны, обеспечить стабильность своих южных границ.

 

Позиция России относительно непризнанных государств, учитывая современные реалии, хотя и начинает постепенно меняться, но все же Москве выгоднее оставить латентно тлеющие конфликты на Кавказе, продолжая неофициально поддерживать руководство непризнанных республик. Тем более что согласно неофициальной статистике, на данное время приблизительно 80% населения Абхазии и Южной Осетии имеют паспорта граждан РФ.

 

Сам факт конфликтогенности региона играет на руку российским интересам на Южном Кавказе, ведь это дает возможность ей аргументировать свое присутствие, в том числе и военное.

 

На данный момент кавказско-каспийский энергетический комплекс не принес Вашингтону ожидаемых дивидендов. Вследствие нежелания Казахстана, а потом и Туркменистана излишне политизировать энергокоммуникационные проекты, общая политическая составляющая уступила место приоритетам безопасности и стабильности, а также геоэкономической целесообразности.

 

В связи с этим существенным образом изменилась ситуация на Южном Кавказе. Борьба США с позициями России в кавказско-каспийском регионе стала намного более сложной, многоплановой, и США столкнулись с необходимостью применения несравненно больших политических ресурсов.

 

США проявили интерес к развитию альтернативных схем решения абхазской и южнооосетинской проблем. В качестве альтернативы предлагается создание административных единиц на территориях Абхазии и Южной Осетии (с последующей политической легитимизацией), которые находятся под контролем Грузии или населены этническими грузинами. Во время нынешней эскалации Южно-осетинского конфликта, Тбилисси предложил в качестве переговорщика в урегулировании со стороны РЮО использовать «администрацию» Дмитрия Санакоева, которая была создана в рамках «альтернативы» «правительству» Эдуарда Кокойты.

 

На протяжении первой половины 2008 года в зоне Южно-осетинского конфликта сохранялась напряженная ситуация. Поведение официального Тбилиси остается во многих моментах неадекватным. Провоцирование российских миротворцев, обострение отношений с РФ, втягивание в решение вопроса собственной территориальной целостности «третьей стороны» инициирует деструктивные процессы в пространстве безопасности Южного Кавказа. Следует учитывать, что нынешнее обострение ситуации в основном обусловлено внутриполитическими факторами в Грузии.

 

Позиции Украины

 

Геополитически и стратегически Южный Кавказ представляет для Украины важный регион, в котором факторы исторических и культурных связей открывают реальную возможность для реализации активной внешней политики Украины. В сущности, ЮК может стать показательной ареной для воплощения в жизнь внешнеполитических проектов и инициатив украинского государства, подкрепляя тем самым украинскую заявку на региональное лидерство в Каспийско-Черноморском регионе.

 

Внешнеполитические интересы стран ЮК и Украины совпадают в таких вопросах, как европейская и евроатлантическая интеграция, взаимная помощь в отстаивании интересов перед Москвой, сотрудничество в энергетической сфере, укрепление экономической привлекательности Черноморского региона и создание благоприятного инвестиционного климата, а также решение «замороженных конфликтов», в первую очередь, в Абхазии и Южной Осетии.

 

Тем не менее, на Кавказе Украина пока не владеет достаточными ресурсами, чтобы проводить у жизнь свои мирные инициативы. На границе с Молдовой Киев имеет официальные и неофициальные механизмы влиять на Тирасполь и Кишинев. Это разрешает достигать результатов. В случае с Кавказом Украина может оказаться заложником интересов третьих стран. Если в Приднестровье Украина может предлагать действительно посреднические неконфликтные модели (и варианты компромиссов), то на Южном Кавказе Киев окажется в несвойственной себе роли главного «врага и укротителя абхазского и осетинского сепаратизма».

 

Сейчас у Киева нет действенного инструментария продвижения собственных интересов на Южном Кавказе. Вопрос доступа Украины к каспийским энергоресурсам в связи с запуском нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровода Баку-Тбилиси-Эрзурум остается нерешенным, ведь пайщики, задействованные в данных проектах, не заинтересованы в участии украинского государства как равноправного партнера. Даже нефтепровод Баку-Супса, что доставляет азербайджанскую нефть в грузинский порт, пока не приносит Украине дивидендов в сфере диверсификации энергоресурсов.

 

В нынешних обстоятельствах, Украине следует пересмотреть свою стратегию в отношениях с кавказскими странами, в первую очередь с Грузией. Необходимо отказаться от выстраивания отношений в формате личных контактов в пользу формирования системной политики, учитывающей экономические и политические риски и выгоды. На данный момент, товарооборот между Грузией и Украиной составляет лишь 500 млн. долл США. Взаимное проникновение капитала и инвестирование находится на низком уровне, украинские интересы в Грузии представленны лишь в торговле и финансовом секторе, нет ниодного крупного экономического актива, находящегося под контролем отечественных ФПГ.

 

Поэтому при выработке позиции Украины в отношении грузино-российского конфликта следует учитывать экономические факторы, а также делать поправку на возможные потери на российском направлении из-за необдуманных действий и заявлений.

 

Для Украины и в дальнейшем необходимо быть задействованным в конструировании системы международной и региональной безопасности на Южном Кавказе, учитывая энергетическую составляющую и привлекательность данного региона. Тогда как построение пространства безопасности должно отвечать логике всех последних изменений и интеграционных процессов в этом регионе.

 

Участие украинских миротворцев в урегулировании конфликтов в Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе остается открытым (будущим) вопросом, однако исключительно миротворческая деятельность не должна быть самоцелью, а связываться с вопросами энергетической безопасности Украины и ее соответствующего участия в энергетических проектах Южного Кавказа.

 

Украина должна стать неотъемлемой составляющей процесса формирования системы энергетической и региональной безопасности Южного Кавказа. При этом необходимо добиваться того, чтобы интересы не только транзитных стран надлежащим образом учитывались, но и Украина была задействована в качестве равноправного партнера и в деле выработки просчитываемого, надежного, экономически удобного, а также экологически благоприятного механизма обеспечения энергетической безопасности всех участников, а не только некоторых.

 

******

 

Необходимо инициировать широкое общественное и экспертное обсуждение путей сотрудничества Украины и РФ в вопросе формирования на Южном Кавказе «атмосферы доверия» и создания механизмов недопощения подобных конфликтов. 

 

Следует также указать, что российская сторона не заинтересована в дальнейшем военном конфликте, а скорее в консервации «статус кво». Однако Грузия в глазах РФ выступает лишь как непрогнозируемый игрок, который провоцирует конфликт. Поэтому Украина могла бы стать сдерживающей силой для Грузии (как на двустроннем уровне, так и в формате ГУАМ).

 

Если же рассматривать возможное участие Украины в урегулировании грузинского-российского конфликта и ликвидации последствий военных действий в Южной Осетии, то отечественное экспертное сообщество неоднократно указывало, что посреднические функии Киева в налаживании диалога между Тбилисси и Москвой значительно ограниченны. В первую очередь это связанно с тем, что в российских СМИ происходит демонизация украинской стороны (заявления о якобы находящихся в Грузии украинских наемниках, использовании нашего вооружения при нанесении ударов по росийским и южноосетинским объектам), обвинительные заявления лидеров РЮО и Абхазии о недоверии к Украине в качестве миротворца и пр. Во-вторых, Москва избрала тактику прямого диалога с Западом, минуя Украину и … даже Грузию. По сути миротворческие усилия Киева будут игнорироваться РФ.

 

В связи с этим, единственным действенным направлением для украинской стороны является предоставление гумманитарной помощи населению Южной Осетии и Грузии: направление в зону конфликта невоенных подразделений медиков и спасателей МЧС, обращение к международному сообществу с целью формирования благотворительного фонда для востановления разрушенных районов и объектов (Киев мог бы стать оператором этого фонда). Кроме того, целесообразно рассмотреть вопрос об приостановлении поставок боеприпасов и вооружений для Грузии (по примеру Израиля) до окончательного прекращения огня.

 

Автор - директор Центра исследований  проблем гражданского общества

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 694
Календарь новостей
«  Август 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru