Пятница, 23.02.2024, 08:55
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Апрель » 3 » Ребусы Муса-Дага
Ребусы Муса-Дага
00:34

Analitika.at.ua. Весной 1915 года турецкие власти приступили к депортации и резне армянского населения страны. К лету депортация вплотную подошла к Алеппскому вилайету, к городу Сведия. В июле почти 5 тысяч жителей шести армянских сел, расположенных вокруг горы Муса, взялись за оружие, поднялись на гору и прибегли к самообороне. Героическая эпопея продолжалась 40 дней, турецким войскам так и не удалось сломить сопротивление армян. Подошедшие французские корабли приняли на борт более 4 тысяч “мусалерцев” и спасли их. В то же время в этой же акватории Средиземного моря находились корабли американского флота... В предлагаемой читателям статье сделана попытка выяснить роль и миссию американского флота в деле эвакуации защитников горы Муса. Автор статьи, сын крупнейшего астрофизика Виктора Амбарцумяна, академик Рубен АМБАРЦУМЯН, занимается не только проблемами математики, но также вопросами новейшей истории.

 

ЗАПРЕТНАЯ ТЕМА

 

23 сентября 1915 г. “Нью-Йорк Таймс” поместила заметку под заглавием “Спасены 5000 армян: французские корабли перевезли их из Сирии в Египет”.

Париж, 22 сентября. Сообщение, распространенное вчера Морским министерством, рассказывает o спасении французскими военными кораблями тысяч армян от турок. 5000 армян, из которых 3000 составляли женщины, дети и старики, в конце июля нашли убежище в горах Джебель Муса. Они отчаянно защищались от нападавших до начала сентября. Амуниция и продовольствие закончились, и их ожидала неминуемая гибель. Но им удалось сообщить об их серьезном положении на французский крейсер. Эскадра, стоявшая у берегов Сирии, немедленно пришла на помощь и забрала всех в Порт-Саид, где их разместили во временном лагере.

Это было первое сообщение о драме, составившей впоследствии содержание знаменитого романа Франца Верфеля “Сорок дней Муса-Дага”. Но в американской прессе информация об этом событии быстро заглохла: появились еще одна или две заметки (уточнялось, что французский крейсер вышел на мусадагцев, заметив их сигнал бедствия — простыню с красным крестом, вывешенную на прибрежных скалах, что в эвакуации армян участвовали 4 французских и один британский военный корабль, а осада горы турками продолжалась 53 дня) — вот пожалуй и все.

В 1915 г. послом США в Турции был Генрих Моргентау, уже в 1918 г. опубликовавший книгу своих воспоминаний (Ambassador Morgenthau Story, далее — Story) о событиях в Турции за период конца 1914 — конца 1915 гг. Считается, что посол Моргентау “вел героический крестовый поход за армян” и заслужил их “вечное благословление” (в оригинале: waged a heroic crusade for the Armenians и everlasting blessing, из предисловия к одному из поздних изданий Story). Однако каких-либо упоминаний об эвакуации армян с сирийского побережья французскими или иными кораблями в Story не имеется. Чем объясняется умолчание об этом, единственном в своем роде, случае “happy end”-а в истории геноцида армян?

Недавно опубликованный “Дневник посла Моргентау” (United States Diplomacy on the Bosphorus, the Diaries of Ambassador Morgenthau. 2004, Gomidas Institute, London, далее “Дневник”) свидетельствует о присутствии американских военных кораблей в Турецких водах восточного Средиземного моря в 1914-1915 гг.

...Для осуществления планов антироссийского лагеря необходимо было войну между Россией и Германией (начало — август 1914 г.) дополнить войной между Россией и Турцией. Прорыв немецких крейсеров “Гебен” и “Бреслау” в Константинополь, где они, сохраняя немецкую команду, номинально вошли в состав турецкого флота, резко изменил баланс сил на Черном море в пользу Турции. В октябре 1914 года крейсеры “Гебен” и “Бреслау” под турецким флагом и под командой немецкого адмирала Сушона атаковали Севастополь и Одессу. В качестве условия сохранения мира с Турцией Россия потребовала удалить немецкие корабли. Русский посол Гирс выехал в Софию, как бы оставляя дверь для мирного исхода и своего возвращения в Константинополь открытой.

Как “Дневник”, так и Story свидетельствуют, что посол США не оказал давления на Турцию в пользу принятия справедливого требования России. Приведем соответствующий эпизод из Story.

Турецкое правительство заседает, обсуждая создавшуюся ситуацию. Талаат мечется между посольством США и местом заседания турецкого правительства, он на связи. Моргентау — Талаату: “Ты же не мальчик на побегушках, перестань метаться и решай, ты же Талаат!”

Талаат (со смехом): “Если так, то я, Энвер и Вангенхайм — мы за войну”.

Как объяснить столь легкое “решение” Талаата в пользу немедленной войны с Россией? Ведь Талаату одних германских кораблей на Черном море для начала войны было недостаточно, так как незащищенным оставалось Средиземноморское побережье Турции. Что гарантировало это побережье от атаки насыщавших Средиземное море флотов Англии и Франции, которые в случае начала войны с Россией автоматически превращались в смертельную угрозу для Турции? Ведь Англия и Франция действительно объявили войну Турции вскоре после ее нападения на Россию.

В “Дневнике” имеются многочисленные указания на присутствие военных кораблей США в турецких водах Средиземного моря. Текст “Дневника” определенно свидетельствует о присутствии там шести крейсеров (или линкоров): “Флорида”, “Индиана”, “Северная Каролина”, “Теннесси”, “Де Мойн”, “Честер”. Были и другие корабли США. Можно утверждать, что этот флот США и служил источником воинственности Талаата. Ведь союзники России — Англия и Франция — не могли себе позволить даже малейших осложнений в отношениях с США, своим потенциальным союзником в той тяжелейшей войне. Одно только присутствие кораблей США гарантировало исключение малоазиатского побережья из зоны военных действий. Не потому ли потерпевшая крах десантная операция Антанты проводилась в Европейской Турции (Галлиполи)?

Вероятно, автор Story вполне сознавал роковое политическое значение военных кораблей США в турецких водах: в Story о кораблях США нет ни слова. Как следствие “за бортом” Story остались все многочисленные абзацы из “Дневника”, говорящие о поставках грузов в Турцию американскими кораблями. Цитируем “Нью-Йорк Таймс” от 8 сентября 1914 г.:

“Стратегия Турции — нанести первый удар по России... минное поле не пропускает золотой корабль через Дарданеллы... “Скорпион” встретит “Северную Каролину” и заберет сокровище...”

Участвовал ли лично посол Моргентау в этой операции? Цитируем из “Дневника” запись от 22 сентября 1914 г.:

“Скорпион” вернулся из Дарданелл... Я пошел в Оттоманский банк и договорился об обмене золота”.

Помимо золота американские корабли доставляли в Турцию уголь, об этом много говорится в “Дневнике”. Для турецкого флота, целиком сосредоточенного в Черном море и воевавшего там с русским флотом, угля требовалось не меньше, чем снарядов. Доставляли ли американские корабли кроме золота и угля также и снаряды? Отсутствие в “Дневнике” прямых данных об этом легко объяснить требованиями секретности. Однако их заменяют данные косвенные. (О роли американского флота в развязывании Турцией войны против России и по ходу войны, включая поставки оружия Турции, см. статью автора “Рецепт посла Моргентау”, “ГА”, 25.09.2008 г.)

Центрами активности кораблей США были турецкие порты Александретта, Бейрут, Яффа, а фиговым листком, служившим прикрытием присутствия кораблей США в этом регионе, служила гуманитарная деятельность: моральная и материальная поддержка сионистских колонистов в Палестине (в то время уже более 100000), вплоть до эвакуации желающих за пределы Оттоманской империи, по данным внучки посла Моргентау, известной писательницы Барбары Тучман, около 6000 были действительно эвакуированы в Александрию, Египет). “Дневник” буквально насыщен подробностями об эвакуации сионистов, из которых видно, что дирижировал действиями американских кораблей в турецких водах сам посол Моргентау. Два примера из “Дневника”:

25 июня, пятница, 1915

Я послал телеграмму в Бейрут, чтобы “Теннесси” отплыл сразу, поскольку на борту уже было 400 пассажиров и еще 100 ждут в Яффе. Мне казалось, что будет лучше, чтобы “Теннесси” не ждал разрешения взять на борт еврейских женщин.

23 ноября, вторник, 1915

Я получил известие с “Де Мойна”, что “Блэкли” шел в Яффу, чтобы забрать евреев, и что “Цезарь” шел на Бейрут, чтобы забрать евреев оттуда.

Несколько замечаний об американских кораблях. Поиск в интернете дает следующие сведения, исходящие от американских военных историков:

“Цезарь”(CAESAR, AC-16, collier) — военный корабль США, углевоз, построен в 1906 г... в Средиземном море с октября 1915 г. по апрель 1916 г., водоизмещение 5920 тонн... вывез 135 беженцев из Яффы в Александрию...

Интернет перечисляет все корабли, носившие в истории США название Blakely (“Блэкли”), однако среди них нет ни одного, плававшего в 1915 г. Не исключено, что Blakely 1915 года выполнял также какую-то секретную миссию. “Дневник” указывает на присутствие в турецких водах шестерых крейсеров (или линкоров) США. Их имена: “Флорида”, “Индиана”, “Северная Каролина”, “Теннесси”, “Де Мойн”, “Честер”. Интернет не признает пребывания каждого из последних 6 кораблей в турецких водах. Например, признание имеется в случае “Де Мойна”, но отсутствует в случае “Флориды” и “Индианы”.

Цитируем из Интернета:

Между 26 мая 1915 и 25 апреля 1917

“Де Мойн” защищал американских граждан и американские интересы, которые подверглись угрозе в войне на Ближнем Востоке — вывозил миссионеров и беженцев из Турции и Сирии, доставлял деньги и перевозил американских официальных лиц.

Цитируем из “Дневника”:

4 марта, четверг, 1915

Греческий патриарх зашел, чтобы узнать, не могли ли мы организовать, чтобы “Флорида” вернула греческих беженцев на острова.

Еще раз “Флорида” упоминается уже в конце “Дневника”:

7 января, пятница, 1916

Я направился в Сан-Стефано посмотреть, соответствует ли правде слух, что “Флорида” села на мель.

Упоминание “лимонов” в следующей цитате из “Дневника” прямо говорит о секретном характере груза “Индианы”:

7 ноября, суббота, 1914

A load of lemons was transferred by lighter from INDIANA, that was outside of the mine circuit, to the WASHINGTON and brought to Constantinople.

(Лимоны лихтером (малое судно) были переправлены с “Индианы”, стоявшей за минным полем, на Вашингтон, и так перевезены в Константинополь.)

Написанная еще до конца Первой мировой войны книга воспоминаний Моргентау прежде всего служила антигерманской пропаганде (что не относится к “Дневнику”). Это видно уже из названий отдельных глав в Story, как-то:

“Германский супермен в Константинополе” (о после Германии Вангенхайме), “Германия мобилизует турецкую армию”, “Вангенхайм проводит “Гебен” и “Бреслау” через Дарданеллы”. “Германия закрывает Дарданеллы и изолирует Россию от союзников”, “Германия принуждает Турцию к войне”, “Турция пытается быть корректной с подданными стран Антанты, но Германия требует репрессий”, “...Священная война германского производства” (oб объявленном в Турции джихаде).

США так и не объявили войну Турции, откуда можно заключить, что даже вошедшие в Story главы о геноциде армян были помещены всего лишь для усиления антигерманского пропагандистского эффекта.

США объявили войну Германии в апреле 1917 г. Следовательно, в 1918 г. автору Story “крестоносцу” Моргентау требовалось предать забвению все, что могло бы напомнить о почти союзнических отношениях между США и Германией в 1914-1915 гг. Сюда не в последнюю очередь относится присутствие американских военных кораблей у незащищенного Средиземноморского побережья Турции. Ведь насыщавшие Средиземное море флоты Англии и Франции после начала войны Турции с Россией сразу превратились в реальную угрозу для этого побережья. Крейсеры и линкоры США и уравновешивали флоты Англии и Франции в Средиземном море (к последним присоединилась и Италия). Поскольку Турция была ценнейшим союзником Германии, получается, что в Средиземном море США поддерживали не только Турцию, но и Германию. Так упоминание в Story о присутствии флота США у турецких берегов стало табу. По правилам цензуры, табу должно было лечь и на упоминание эвакуации сионистов. И действительно, эвакуация сионистских поселенцев в книге воспоминаний Моргентау не упоминается. Но почему в Story табу легло также и на упоминание эвакуации мусадагских армян? Ведь их эвакуировали корабли не США, а Франции?

 

СТРОКА ИЗ “ДНЕВНИКА”

 

В “Дневнике” в записи от 8 января 1916 г. имеется следующая строчка. Пишет Моргентау:

Халил (председатель турецкого парламента) сказал, что ответ относительно 5000 армян, которых мы хотели забрать из страны, пока не готов.

Попробуем разгадать этот ребус.

Как мы видели выше, число 5000 имелось в заметке в “Нью-Йорк Таймс”. Не является ли 5000 кодовым названием группы армян, блокированных турками на Муса-Даге?

Но эпопея Муса-Дага закончилась уже к 23 сентября 1915 г. (день публикации заметки). Значит, имеет место дилемма: либо дата беседы 8 января 1916 г. фальсифицирована, а сама беседа имела место до 23 сентября 1915 г., либо речь идет о какой-то другой группе армян. Разрешить дилемму помог документ, найденный в сборнике американских официальных документов, United States Official Records on the Armenian Genocide 1915-1917 (2004, Gomidas Institute, London).

На стр. 600 этого сборника имеется письмо Дж.Джексона, бывшего консула США в Алеппо, направленное от 27 мая 1918 г., из Вашингтона секретарю Госдепа:

В конце 1915 г., я полагаю в декабре, некий армянин передал мне письменное сообщение о том, что в Сирии, на горе Джебель Муса (Гора Моисея), несколько миль южнее Антиохии, между Антиохией и Латакией, находятся около 5000 армян (5000 of his race), осажденных числом 1500 турецких солдат. ...Ко мне обращались с мольбой о спасении. ...Я решил попробовать довести это до сведения французского флота, что постоянно крейсировал в Восточном Средиземном море. Решили послать в Бейрут известного в Алеппо торговца, армянина, жившего под полуарабской фамилией, чтобы тот попытался сообщить флоту о страданиях осажденных.

Этому человеку удалось получить разрешение турецких властей приехать в Бейрут... и пару недель спустя французский флот подошел к берегу у Джебель Муса, связался с армянами и забрал около 4000 несчастных в Египет, о чем меня позже информировали. Из описания местоположения Джебель Муса следует, что эта гора и есть Муса-Даг, описанный в романе Верфеля. Эвакуация в Египет также соответствует роману. Но тогда дата — конец 1915 г. — является чистой фабрикацией. Число 5000 имеется и в письме Джексона. Из этих совпадений следует вывод: дата 8 января 1916 г. беседы Моргентау с Халилом также является фабрикацией, а “5000” действительно является кодовым названием группы армян, блокированных турками на Муса-Даге.

Приведенная строчка из беседы Моргентау с Халилом выдвигает версию совместного американо-турецкого руководства событиями Муса-Дага. Выражение “мы хотели забрать 5000 из страны” говорит о том, что эвакуации “5000” турки не возражали и даже хлопотали о какой-то официальной процедуре. Поскольку вопрос решался турецкой верхушкой с участием Моргентау, скорее всего, предложение об эвакуации “5000” исходило от самого Моргентау.

Роман Верфеля следует наивной версии о том, что “5000” своей эвакуацией обязаны крейсеру, заметившему сигналы, подаваемые с берега. Здесь непонятно, как капитан французского крейсера исключил провокацию и решился подойти к вражескому берегу. Версия Джексона не лучше: непонятно, как армянин, живший под полуарабской фамилией, собирался связываться из турецкого Бейрута с французским флотом, крейсировавшим в Восточном Средиземном море. Приведенная строчка из беседы Моргентау с Халилом указывает на то, что французский флот для осуществления эвакуации мусадагских армян вызвал Моргентау по дипломатическим каналам через Госдеп и Париж.

В рамках версии Верфеля непонятно также, почему осаждающие Муса-Даг турки не препятствовали посадке 5000 на корабли (посадка производилась шлюпками). Приходится допустить наличие приказа от командования турецких войск на Муса-Даге, “не стрелять”. В американо-турецкой версии, приказ “не стрелять” имел место благодаря американскому посредничеству.

Если признать американо-турецкое руководство эвакуацией, становится понятно, почему французы не снабдили 5000 оружием и продовольствием, с тем чтобы они продолжали сопротивление туркам, что соответствовало бы французским геополитическим целям в данном регионе (три года спустя французские корабли вернули вооруженных французами мусадагцев из Порт-Саида обратно в Сирию.) Американский флот в сирийских водах служил для Турции гарантией того, что Антанта не откроет фронта военных действий на сирийском побережье. Но 5000 на Муса-Даге представляли собой удобный плацдарм для наступления Антанты. Пока турецкая армия блокировала Муса-Даг, Госдеп вел переговоры об осуществлении эвакуации 5000 французами, поставив условие отказа от поставки оружия армянам. Американский флот контролировал выполнение этого условия. Логично предположить, что “британский” корабль, присутствовавший при эвакуации 5000, был на самом деле американским (скажем, “Де Мойном”) и что он осуществлял, по соглашению с турецкой стороной, необходимый контроль над действиями французов. (Иначе придется предположить, что помимо Франции, Моргентау вел переговоры также и с Британией.) Отказ от использования американских кораблей, которые кишели вблизи сирийского побережья, для взятия армян на борт диктовалось турецкой позицией относительно американской помощи армянам: американцам не следует помогать армянам. Объективно в эпизоде Муса-Дага Госдеп следовал этому требованию.

В статье “Открытая книга” (“ГА”, 26 февраля с.г.) Левон Микаелян рассказал о кампании, развернутой в США врагами признания геноцида армян в Турции и затрагивающей Верфеля. Антиармянская пропаганда утверждает, что после прибытия в США во время Второй мировой войны Франц Верфель осудил свой собственный роман. Факт совместного американо-турецкого руководства событиями вокруг Муса-Дага объясняет, как это могло случиться. В 1945 г., в год смерти Рузвельта и начала холодной войны, в США разразилась пропагандистская кампания, требовавшая защиты Турции от предстоящей Сталинской “агрессии”. Не исключено, что с целью привлечения для участия в этой кампании Верфеля познакомили с документами об американо-турецком сотрудничестве в деле эвакуации “5000”, якобы доказывающими гуманность турок. Невозможно поверить, что Верфель осудил свой роман за изображение турок демонической, агрессивной силой, но он мог признать, что отступил от действительности в деталях эвакуации Муса-Дага по неосведомленности. Это признание и раздувается до размеров полного отступничества. В августе 1945 г. Верфель умер (в Голливуде, в возрасте 55 лет), что оставило клевету без опровержения.

Остается резюмировать, что фальсификация даты беседы Моргентау с Халилом и письмо Джексона указывают на глубокое засекречивание факта совместного американо-турецкого руководства эвакуацией Муса-Дага. Совместный характер эвакуации подтверждает, что американский флот в турецких водах служил для Турции гарантией того, что Антанта не откроет фронта военных действий на Средиземноморском побережье Турции. В свою очередь шантаж, которому был подвергнут Франц Верфель в 1945 г., подтверждает реальность этих выводов.

 

Рубен АМБАРЦУМЯН, академик НАН Армении

НВ

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 1445
Календарь новостей
«  Апрель 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru