Понедельник, 29.11.2021, 08:16
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Май » 22 » Иранский взгляд на Кавказ и армяно-турецкое "потепление"
Иранский взгляд на Кавказ и армяно-турецкое "потепление"
00:06

Analitika.at.ua. Иран на протяжении тысячелетий имел свои геополитические задачи и интересы на территории Кавказа. Сотни лет персидское государство имело прямое воздействие на политические процессы различных народов и государственных образований кавказского региона играло, а также играло важную роль в развитии этнокультурной жизни. Стремление Ирана к усилению этнополитического влияния в регионе становилось причиной постоянной трансформации и развития политической и религиозной политики Кавказа. Двадцатый век ознаменовался возрождением геополитических интересов в вопросе традиционного внешнеполитического воздействия Ирана как на Ближнем Востоке, так и в Средней Азии и прежде всего на Кавказе.

 

Последние годы Тегеран довольно внимательно следит за внешнеполитическими развитиями в кавказском регионе. Тегеран, безусловно, наравне с Турцией и даже Россией, пытается воздействовать на различные процессы как внутри южнокавказских республик - Армении, Азербайджана, Грузии, так и во внешнеполитическом поле.

 

Если рассматривать Турцию в качестве краткосрочного, а Россию в качестве среднесрочного внешнеполитического соперника на Кавказе для Ирана, каковыми они и являются в восприятии иранских экспертов и т.н. архитекторов политики в регионе, то можно выявить в этом контексте два далеко идущих направления.

 

Турция со стороны Тегерана воспринимается не только как партнер в вопросе транспортировки энергоресурсов, но и прежде всего в качестве державы, которая традиционно имела свои цели по усилению влияния в ближневосточном регионе, чем и являлась основным военно-политическим соперником для Ирана. На данный момент, когда Анкара резко активизировала свою внешнюю политику в направлении Кавказа, официальный Тегеран довольно насторожился. Здесь необходимо выделить две основных группы иранской политической мысли в отношении Кавказа и Турции. Первая группа - радикальная, она воспринимает Кавказ как территорию, которая на короткое время находиться в буферном положении между тремя державами - Россией, Турцией и Ираном. И поскольку у официального Тегерана есть все шансы на укрепление в этом регионе, она должна вести более гибкую политику в отношении трех основных республик. Радикальная группа воспринимает Армению и Азербайджан в качестве тех республик, которые в перспективе должны тесно войти в так называемую «иранскую орбиту» и считаются зонами иранских интересов и иранского первоочередного внешнеполитического, экономического и этно-конфессионального влияния.

 

Радикальная группа «архитекторов» иранской политики на Кавказе настолько убеждена в своей правоте и в будущем включении Армении и Азербайджана в состав так называемой «иранской орбиты», что в шутку называют Азербайджан - неверной женой Ирана, из-за протурецкой и прозападной ориентации Баку, а Армению - верной любовницей, из-за безвыходности армянского государства в вопросе тюркской экспансии сотрудничать именно с Тегераном. Кроме того, это крыло в вопросе Карабаха является более консервативной, нежели либеральное крыло во внешнеполитическом ведомстве страны. Иными словами, радикалы считают, что на данный момент, из-за попыток запада через Турцию и, в особенности через Азербайджан пытаются спровоцировать этнические потрясения внутри Ирана, на много выгоден статус-кво в нагорно-карабахском конфликте. Они в частности, уверены, что отдаленность и искусственное препятствия между Азербайджаном и соседними с Ираном провинции, где проживает тюркоязычное население, лишь обезопасит исламскую республику от провокационных попыток западных сил держать в постоянном напряженном положении север страны. В этом аспекте удерживание армянами нынешних границ Карабаха от Зангелана до Горадиза является помехой в вопросе этнополитической консолидации тюрок Азербайджана и тюрок Ирана. Либералы же, наоборот, уверены, что если Иран будет играть важную роль в посредничестве решения нагорно-карабахского конфликта, то она не только сумеет нейтрализовать попытки Турции, России и США воздействовать на проблему Карабаха в своих интересах, но и попытается координировать внешнюю политику, как Еревана, так и Баку.

 

Радикальное крыло во внешнеполитическом ведомстве страны довольно негативно относится к политическому курсу Грузии и старается создать в этой стране различные факторы давления на Тбилиси. Радикалы уверены, что вступление Грузии в НАТО не только сильно ослабит роль Ирана в регионе, но и создаст для Тегерана новую «головную боль», наряду с американским присутствием в Ираке и в Афганистане. Именно это и стало причиной столь активной работы иранской резидентуры в подборе информации и создании рычагов давления в Грузии с 2006 г.

 

Радикально настроенное крыло, после августовских событий 2008 г., настроена на налаживание связей и сотрудничество как с Абхазией и Южной Осетией, так и с Москвой в вопросе военно-политического давления на Грузию. Это проявилось особенно после того, как на территории Грузии с конца августа начали появляться американо-турецкие или как их принято называть натовские военные базы. Это развитие событий и стало причиной для внушительной информационной компании в Иране, согласно которой Грузия нередко представлялась в качестве противника, а усиливающиеся базы США и Турции - как плацдарм для удара по Ирану. Кроме того, нередко распространялась информация якобы о том, что спецслужбы США активно сотрудничают с грузинскими спецслужбами именно в вопросе выявления иранских эмиссаров и дилеров, пытающихся приобрести как различные типы современного вооружения, так и ядерные технологии. В результате четкого лоббирования радикального крыла во внешнеполитическом ведомстве исламской республики нынешняя Грузия с ее нынешним руководством воспринимается в качестве противника на Кавказе. Из-за пассивности и нерешительности либерально настроенных кругов руководства страны, в итоге, было решено более скрупулезно заниматься вопросами Грузии, в частности вопросами внутриполитических процессов, которые могли бы если бы не остановить, но хотя бы ослабить столь резкую интеграцию страны в западные структуры. Несмотря на это решение, серьезным объектом для дискуссий до сих пор продолжает оставаться вопрос признания Абхазии и Южной Осетии. В то время как радикалы настроены положительно, либералы - напротив, являются сторонниками территориальной целостности Грузии, однако отрицательно воспринимают политику официального Тбилиси в вопросе интеграции. Отметим, что либеральные круги в руководстве Исламской Республики Иран более склонны к идее демилитаризации Южного Кавказа с последующими экономическими интеграциями.

 

Официальный Тегеран ведет четко сбалансированную политику в вопросе равновесия как радикальных, так и либеральных кругов, на основе выработанных позиций и осуществляется политика страны в различных этнополитических, экономических сферах Южного Кавказа.

 

Одним из вопросов по Кавказу, где совпадают мнения как либералов, так и радикалов, является резкая внешнеполитическая активизация Турции в регионе. Для обеих сторон вполне очевидно то, что Анкара переходит к более активной фазе политической экспансии на Кавказе, часто не считаясь со своим основным союзником - США. Политика нормализации армяно-турецких взаимоотношений, нередко воспринимается официальным Тегераном как частью экспансионистской политики Турции, поскольку совершенно ясно, что Анкара может влиять на внешнюю политику Армении на много заметнее и внушительнее при открытых границах, нежели закрытых. Официальный Тегеран не может не беспокоить также попытки Анкары всячески «втиснутся» в процессы решения проблемы вокруг Нагорного Карабаха, где Анкара будет открыто давить на официальный Ереван.

 

На сегодняшний день, исходя из внешнеполитической ситуации, созданной с 22 апреля, можно констатировать то, что как Тегеран, так и Москва в нынешней обстановке армяно-турецких взаимоотношений оказались в положении «вне игры», что и чревато новыми проблемами для армянского государства. Оказавшись ловушке Анкары, руководство Армении может совершить судьбоносные ошибки, которые могут негативно отразиться во взаимоотношениях с соседним Ираном. Официальный Тегеран возможно не только сильно обеспокоен в «порывах» армянской стороны побыстрее впасть в объятия своего основного противника, но и возможно начнет постепенно воспринимать Армению в качестве непостоянного и не внушающее доверие политического партнера в вопросах глобального противостояния с «тураниским» блоком. Это может стать причиной для того, что Тегеран не будет придавать серьезное значение армянскому направлению своей внешней политики и четко сориентируется на Азербайджан, с которой в результате реального политического торга, возможно, сумеет обеспечить существенное влияние в регионе.

 

Эдуард Абрамян, эксперт аналитического центра «Митк»

7or.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 725
Календарь новостей
«  Май 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru