Воскресенье, 05.12.2021, 04:00
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Май » 25 » Война – зло, но грезы о мире утопичны
Война – зло, но грезы о мире утопичны
10:50

Analitika.at.ua. А.Тойнби

По необходимости потенциальный спаситель распадающегося общества должен быть препоясан мечом. Но, исходя из конкретной исторической обстановки, меч этот бывает обнажен или остается в ножнах. В одних случаях такой вождь-спаситель выступает с обнаженным мечом, подобно богу-титаноборцу. В других случаях он как бы восседает победителем с поверженными врагами у ног своих. Первое состояние – средство, второе – цель.

Сунь-цзы

Кто еще до сражения побеждает предварительными расчетами, у того шансов много, кто не побеждает (ими) – у того шансов мало. У кого шансов мало – не побеждает, тем более тот, у кого шансов нет вовсе.

 

Наилучшее – сохранить государство противника в целости, на втором месте – сокрушить. Наилучшее – сохранить армию противника в целости, на втором месте – разбить ее. Сто раз сразиться и победить – это не лучшее из лучшего. Лучшее из лучшего – покорить не сражаясь. Поэтому самая лучшая война – разбить замыслы противника, на следующем месте – разбить его союзы, на следующем месте – разбить его войска. Худшее – осаждать крепости. Войско, которое должно победить, сперва побеждает, потом ищет сражения.

Аль-Маварди

Разумный человек, рискуя, должен убедиться, что то, ради чего он рискует, предпочтительнее того, чем он рискует. Мир – одна из войн.

Жозеф де Местр

Война – богиня сама по себе, потому что она есть один из законов мира.

К. фон Клаузевиц

Война – это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю.

В. Малиновский

Войны не соответствуют ни человеколюбию, ни просвещению. Они могут быть извинительны для наших предков, когда они были погружены в варварство не знали другой славы, кроме той, чтобы разорять и убивать.

М.Ренон

Война бессмысленна, ужасна, оскорбляет обыденный здравый смысл и религиозное чувство, чувство прекрасного и нравственности, нарушает все, что есть прекрасного и благого.

 

Читатель вправе возмутиться обилием приведенных цитат, именно по этой причине я и воздержусь от дальнейших обращений к авторитетам. Ибо общая мысль, кажется, ясна: войны неизбежны. А раз так, раз мы обречены жить в мире без мира, то пребывание в постоянной готовности к возможной войне превращается в насущную необходимость для любого государства, каждого народа. Периоды мира должны быть использованы для подготовки к войне.

Что, однако, можно называть готовностью к войне. Например, философия арабских мудрецов учит, что враждовать следует всегда, и во время войн, и в перерывах между оными. Но – враждовать миротворствуя. Не исключено, что подобная философия зародилась и получила развитие как прямое следствие коранических изречений пророка Мухаммеда «Война – путь обмана», «Война – обман».

Китайские мудрецы призывали разрушать государство противника в перерывах между войнами. Овладеть страной, поработить ее без войны, без жертв и разрушений – вот высшее военное искусство в понимании философов Поднебесной. Война без сражений, в какой-то мере эта идея перекликается с арабской философией.

Европейская мысль менее «утонченна» и изъясняется значительно конкретнее, без излишних витиеватостей: война или безоговорочное зло, или закон человеческого бытия. А в качестве последнего война, естественно, не может быть злом.

Выскажу банальную мысль: история не признает сослагательного наклонения. Выражение «если бы» не для историков, а потому давайте согласимся с аксиомой: война всегда являлась наиболее могучим двигателем технического прогресса. Отречемся от мыслей и абстрактных рассуждений на тему: а что было бы, если бы не было. Или, наоборот, если бы было. Мы имеем то, что имеем: историю человечества, сотканную из войн. Разной интенсивности, с разными последствиями для воюющих народов и государств, с различным количеством жертв. Вместе с тем, мы имеем еще одну данность: войны на планете не перестали и, в обозримом будущем, не перестанут возникать. Слегка перефразировав известную русскую поговорку, мы можем сказать: от сумы, да от войны не зарекайся.

Часто приходится слышать: человек агрессивен от природы, потому и происходят войны. Это – продуманная ложь: войны далеко не всегда являются проявлением агрессии. Очень часто война является жизненной необходимостью. Правда, в этом случае речь может идти в основном о войне оборонительной. В самом деле, о каком всплеске агрессии со стороны народа, подвергнувшегося нападению и вынужденного защищаться, может идти речь? Разве можно говорить о проявлении какой-либо агрессии со стороны населения Нагорно-Карабахской Республики, подвергнувшегося прямой вооруженной агрессии со стороны Азербайджана? Или населения Польши, испытавшей все «прелести» агрессии Германии и СССР одновременно в 1939 году.

С другой стороны, следует признать, что война возможна лишь в случае «согласия» населения воюющих государств на войну. «Согласием» в данном случае мы называем моральную (в первую очередь) и физическую (в меньшей степени) готовность населения государства (или страны*) защищать свой суверенитет, свое государство (или страну) свои ценности. Убедительным примером «несогласия» воевать является вторжение американских войск в Ирак и оккупация этого государства. Как известно, Ирак не защищался, хотя, с чисто военной точки зрения, имел для этого возможности. Во всяком случае, ход военных действий (США напали на Ирак 20 марта 2003 года, а уже 9 апреля захватили столицу страны – Багдад. 15 апреля, с захватом города Тикрит, война фактически закончилась.) совершенно не отражал военной мощи Ирака и использованных США сил. Симптоматично, что после войны в Ираке было найдено немало закопанных в песок совершенно исправных военных самолетов.

Другим примером несогласия воевать является вторжение иракских войск в Ирак в августе 1990 года. Война началась и… закончилась в течение одного дня. Большая часть боевой авиации Кувейта просто улетела в Саудовскую Аравию, а следом за ней «ушла» и некоторая часть армии. Остальные предпочли сдаться. Можно привести еще примеры, но суть, как представляется, ясна. Если государство несогласно воевать, то войны не происходит. Оно или выполняет все требования возможного врага, пытаясь таким образом избежать войны, или, если это не помогает, просто сдается на милость агрессивного неприятеля.

Согласие (или готовность) государства воевать, безусловно, встречается намного чаще, и каждый из нас может перечислить десятки подобных примеров. При этом, «согласие» очень часто не зависит от людских или военных ресурсов государства, что является подтверждением моральной готовности его населения к войне. В качестве подтверждения приведем лишь один пример, достаточно близкий по времени и хорошо известный в армянском мире. Когда в 1988 году население Карабаха высказало просьбу о решении по воссоединению с Арменией, подавляющая часть его населения просто не ожидала жесткой реакции Азербайджана, в конце концов переросшей в военную агрессию. Однако жители Нагорного Карабаха находились в состоянии согласия на войну, что и стало определяющим фактором итогов агрессии Азербайджана.

Население Карабаха, практически безоружное и количественно в десятки раз уступавшее Азербайджану, смогло отразить агрессию и разорвать кольцо блокады. После этих впечатляющих успехов, уже с помощью многочисленных добровольцев из Армении, Нагорно-Карабахской Республике удалось освободить исконно армянские территории, свыше семидесяти лет пребывающие под контролем Азербайджанской республики.

Таким образом, боеспособность государства, его согласие на войну в огромной степени зависит от морального состояния населения. Речь здесь не идет о военно-технической составляющей боеспособности (обороноспособности) государства – она находится в прямой зависимости от экономических и политических возможностей государства. Речь идет именно о моральной готовности, что называется, состоянии духа, готовности значительной части населения пожертвовать собственной жизнью ради продолжения жизни государства.

После публикации известных трудов Л. Гумилева стало естественным считать, что моральная боеспособность населения находится в прямой зависимости от наличествующего в нем количества (процентного соотношения) пассионариев. В самом деле, пассионарии действительно во многом определяют энергетический потенциал нации, однако мы вынуждены признать, что выражения «пассионарий» и «патриот» далеко не всегда тождественны. Внутренний энергетический потенциал человека, его жизненная сила нередко бывают направлены исключительно на решение индивидуальных задач, без учета интересов нации или государства. Пассионарии также являются основным «материалом» для пополнения рядов криминала. Вряд ли можно сомневаться в том, что энергичные, напористые и решительные в своих действиях капитаны бизнеса, или, например, криминальные авторитеты, являются выраженными пассионариями.

Безусловно, как среди крупных бизнесменов, так и среди представителей криминалитета можно встретить патриотично настроенных, однако столь же определенно можно утверждать, что процент патриотично настроенных людей среди них существенно уступает аналогичному показателю среди, например, людей интеллектуального труда. Между тем, если государство не в силах способствовать увеличению количества пассионарных граждан (современная наука не в состоянии объяснить причины их зарождения), то способствовать патриотичному воспитанию населения оно просто обязано.

Патриотизм, приверженность населения интересам государства, преданность отдельных индивидуумов интересам всей нации, осознанная внутренняя готовность на ущемление собственных интересов во имя интересов нации, - пропаганда подобной идеологии среди населения является первейшей обязанностью государства. Идеология патриотизма должна составлять фундамент всего государственного здания.

Глубоко ошибочно, более того, преступно, увлечение навязываемыми извне «модными» идеологическими течениями, начисто отвергающими патриотическую идеологию. «Модное» ныне выражение «Патриотизм – последнее прибежище негодяя» является не чем иным, как патриотичным выражением С. Джонсона, считавшим, патриотизм для негодяев — последний шанс морально возродиться, оправдать свою жизнь. Однако выражение это намеренно было переосмыслено, а, по сути, опошлено людьми, борющимися с патриотизмом среди… представителей иной нации.

Можно практически уверенно сказать, большинство людей, охаивающих патриотизм, борющихся в меру своих возможностей и способностей с этим чувством, сами являются… выраженными патриотами своего народа. Ибо их «антипатриотическая» деятельность, как правило, направлена на инонациональную среду, их цель – ослабить у вероятного противника чувство жертвенной приверженности к собственному народу и государству.

Слово – оружие сильное, удачно подобранное слово или выражение является оружием пролонгированного во времени действия. Сегодня Армения, армянский народ (кстати сказать, не только армянский) подвергается массированной идеологической агрессии, закамуфлированной в «модные», внешне привлекательные словесные выражения. Делом государственного значения является не только нейтрализация этой, на первый взгляд, бескровной агрессии, но и выработка собственной идеологической машины. В основу которой должны быть положены выработанные нашими предками, а потому и приемлемые и понятные для народа ценности.

Необходимо осознание того непреложного факта, что патриотично настроенное, национально ориентированное население государства является важнейшим залогом мощи и процветания государства. Национальная идеология – универсальный ключ, способствующий решению многих проблем государственной важности. Это – снижение теневой экономики и повышение налогов, выборы достойного, а не «удобного» кандидата, повышение интеллектуального уровня населения (плохо учиться - непатриотично), повышение уровня законопослушности и снижение общей преступности, сохранение в своей стране научных открытий и т.д.

Конечно, наивно было бы считать, что все перечисленные пороки в национально ориентированном обществе полностью отсутствуют. С другой стороны, можно не сомневаться, государство с превалирующей патриотической идеологией способно на многие свершения, невозможные в иных обстоятельствах.

Наконец, вернемся к началу, национально ориентированный государство, неустанно пропагандирующее национальные ценности и патриотизм, всегда готово продемонстрировать «согласие» на войну. В условиях армянских государств это важнейший адекватный ответ на существующие внешние вызовы. Причем, чем выражено у государства «согласие» на войну, тем меньше у него шансов подвергнуться агрессии. Если арабская философия считает правильным враждовать миротворствуя, то нашей задачей должно стать иное –

ЖИЗНЬ В СОГЛАСИИ.

 

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

 

*Границы государства и страны – территории, воспринимаемой сознанием и этнической памятью народа в качестве Родины – часто не совпадают. Так, ныне находящиеся под юрисдикцией государства Турция обширные армянские территории воспринимаются армянами именно как Страна армянская.
 
Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 841
Календарь новостей
«  Май 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru