Воскресенье, 25.07.2021, 15:18
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Июнь » 5 » Выборы Кнессета и новые политические развития в Израиле
Выборы Кнессета и новые политические развития в Израиле
00:33

Analitika.at.ua. Главная особенность избирательной системы Израиля заключается в том, что в выборах участвует большое число партий. Вообще, политическое пространство Израиля выделяется обилием мелких партий. Чтобы войти в Кнессет, они должны преодолеть всего 2%-ный порог. До 2003г. этот порог составлял всего 1.5%. Это дает возможность вовлечь в состоящий из 120 депутатов Кнессет множество мелких партий. Такой низкий порог в свое время был установлен для обеспечения максимального политического плюрализма. Несмотря на это, у существующей модели на сегодня множество противников, а некоторые партии выступает с политическими программами ее реформирования. Они подчеркивают, что, как правило, в результате действующей модели формируются слабые коалиционные правительства, которые зачастую зависят от капризов входящих в коалицию мелких партий.

 

Состоявшиеся 10 февраля 2009г. в Израиле выборы Кнессета ознаменовались поражением правящей политической коалиции.

 

Несмотря на то, что правящая центристская партия «Кадима» набрала больше всего мандатов (28), выборы завершились победой правых радикальных сил. «Кадиму» основал Ариель Шарон в 2005г. Ее председателем является бывший министр иностранных дел Израиля Ципора (Ципи) Ливни. «Кадима» выступает за переговорные процессы с Палестиной, не возражает против становления палестинской государственности, не исключая, разумеется, в случае необходимости, также односторонние жесткие шаги со стороны Израиля. Поддерживает также принцип «два государства для двух народов», перекройку границ и возвращение к ситуации 1967г.

 

Второе место в Кнессете заняла представляющая правый блок партия «Ликуд», получившая всего на один мандат меньше, чем «Кадима». Председателем партии является премьер-министр Израиля (1996-1999гг.) Беньямин Нетаньяху (Биби). «Ликуд» борется во имя нераздельного Эрец-Израиля1, выступает против существования палестинской государственности и тем более возвращения территорий. Согласно «Ликуду», если разделительная линия должна переместиться, то так, чтобы долина реки Иордан оказалась на территории Израиля. В зависимости от политической ситуации иногда смягчала свои правосторонние подходы, выступая даже с центристских позиций.

 

Правая радикальная партия «Наш дом Израиль» (НДИ), основателем и бессменным руководителем которой является бывший советский гражданин кишиневец Авигдор Либерман, получила 15 мандатов, став третьей политической силой в Кнессете. В ее пользу проголосовало большинство русскоязычного населения Израиля. Свою политическую программу НДИ построил с довольно радикальных позиций. Партия отрицает существование Палестинской Автономии, вопрос возвращения границ Израиля, любые переговоры с «Хамас» или другими «террористическими» организациями, является сторонником построения отношений с ними исключительно с позиций силы. Наряду с выраженными сионистскими взглядами выступает в пользу определенных религиозных ограничений, из-за чего в израильской прессе иногда ее называет «светским сионистом».

 

Пожалуй, самое тяжелое поражение понесла входящая в правящую коалицию, представляющая левое крыло политической палитры Израиля партия «Авода» (Трудовая партия), председателем которой является бывший премьер-министр Израиля (1999-2000гг.) Эхуд Барак. В 2006г. Э.Барак занимал должность министра обороны Израиля. Вместо прежних 20 мандатов «Авода» смогла сохранить лишь 13. Стержень политической программы «Аводы» составляет принцип «территории в обмен на мир».

 

11 мандатов получила партия ШАС, исповедующая сионистские и ортодоксальные религиозные взгляды. ШАС также представляет правое радикальное крыло политического поля Израиля.

 

2%-ый порог преодолели и обеспечили свое присутствие в Кнессете еще 7 мелких партий, в том числе 2 арабских («Рахам-Тал» и «Балад»).

 

В целом, правые силы, в том числе, сионистские партии, получили 65 мандатов, а левые силы – 44. Остальные 11 мест в Кнессете заняли арабские и коммунистические партии.

 

Политическая борьба начинается после выборов

 

В условиях политической системы Израиля и действующих правилах игры политическая борьба после выборов не стихает, а приобретает новое качество и содержание. Как правило, между двумя-тремя доминирующими партиями (а иногда и больше), которые во время агитационной кампании часто выступали даже с взаимоисключающих позиций, начинаются многосторонние переговоры по формированию политической коалиции и принятию дирижерской палочки правительства. Здесь политическая мозаика может приобрести самые пестрые оттенки. Как говорят, «политика – искусство возможностей». Примечательно, и это отмечают также израильские аналитические круги, что эти переговоры неоднократно превращались в простые политические торги. В результате политических консультаций со всеми партиями президент страны уполномочивает руководителя партии, получившей больше всего рекомендаций и имеющей возможности составить самую большую коалицию, сформировать правительство.

 

После выборов 10 февраля стало ясно, что возможность встать у руля правительства имеют 2 партии – «Кадима» или «Ликуд». Лидеры обеих партий заявили о своей победе. Ципи Ливни утверждала, что ее партия набрала больше всего голосов, а Б.Нетаньяху отмечает тот факт, что победу в выборах одержали правые силы, следовательно, правительство должен сформировать он. Вышеупомянутые партии начали процесс «вербовки сторонников», ставший традицией политических переговоров. 13 февраля, в преддверии переговорных процессов, достаточно гибкий шаг сделала партия НДИ. Понимая, что ни одна коалиция не может быть сформирована без ее участия, лидер партии А.Либерман предъявил основным претендентам на должность премьер-министра Ливни и Нетаньяху свои ультрарадикальные условия присоединения к коалиции. Условия, означающие прекращение всех видов переговоров с «Хамас» и другими поддерживающими терроризм организациями, решение всех видов вопросов силовыми методами, исключение каких-либо односторонних территориальных уступок и пр. В израильской прессе эта выдвинутая Либерманом доктрина получила название «Мир посредством танкового дзота». В числе выдвинутых условий был также вопрос лояльности в отношении израильского гражданства и государства, принятие закона о гражданских браках, другие радикальные предложения по реформам государственной структуры и политической системы и пр.

 

Прекрасно понимая, что выдвинутые условия могут быть без труда приняты его «естественным союзником», правосторонней партией «Ликуд», Либерман открыто заявил, что поручится за лидера «Ликуд» Беньямина Нетаньяху в том случае, если тот, вместе с принятием условий, сформирует «широкую коалицию» – так называемое «правительство национального единения», в которое войдут также левые силы, в частности, «Кадима» и «Авода». Как показали дальнейшие развития, воспользовавшись сложившейся ситуацией, Либерман сделал исключительный политический шаг. Имея всего 15 мандатов, он заставил две крупные партии не только публично согласиться с его принципами, но и войти с ними в «политические торги».

 

На эту приманку, брошенную НДИ, клюнули как «Кадима», так и «Ликуд». Несмотря на то, что условия НДИ противоречили некоторым ключевым политическим принципам «Кадимы», руководитель ее переговорной группы Хаим Рамон два дня спустя заявил, что «Кадима» принимает почти все условия, предъявленные НДИ для формирования совместной коалиции, за исключением закона «Гражданство-лояльность». Это означает, что ради сохранения власти «Кадима» и ее руководитель, министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни готовы были «уместиться» в новом формате политических принципов. Это заявление вызвало недоумение в политическом поле Израиля, особенно среди левых сил. Видимо, Ципи Ливни переоценила свои возможности в вопросе консолидации вокруг себя левых парламентских сил. Как Нетаньяху, претендовавший на 65 мандатов правых сил, в том числе НДИ, точно так и Ципи Ливни была более чем уверена, что сможет безоговорочно представить все 44 мандата левых сил. Вместе с этим, если бы ей удалось привлечь на свою сторону также А.Либермана и его партию, даже при условии некоторых уступок политических взглядов и принципов, то, пожалуй, процесс можно было считать завершенным.

 

Однако другие левые партии не захотели сыграть игру правых под дудочку «Кадимы». Представитель партии «Авода», министр сельского хозяйства Израиля Шалом Симхон заявил, что «Авода» никогда и ни в коем случае не пойдет на поводу у «Кадимы», более того: «Фракция по всей вероятности не поручиться перед Пересом за Ципи Ливни для формирования нового правительства. Мы считаем, что в последние дни Ливни вела себя неправильно», – отметил Ш.Симхон

 

Что касается партии «Ликуд», то, согласно распространенной 16 февраля официальной информации НДИ, для нее приемлемы все условия, выдвинутые НДИ.

 

Через неделю после выборов президент Израиля Шимон Перес начал вести политические консультации с парламентскими фракциями с тем, чтобы услышать предложения о формируемых коалициях и кандидатурах на премьерскую должность. Как и ожидалось, все вошедшие в Кнессет и представляющие правые радикальные и националистические силы – партии «Ликуд», НДИ, ШАС, «Еврейская тора», «Союз национального единства» и «Еврейский дом» – выразили готовность сформировать новую политическую коалицию, а на должности премьер-министра рекомендовали председателя партии «Ликуд» Беньямина Нетаньяху, или, как они называют, Биби. 20 февраля президент Израиля Шимон Перес официально поручил Нетаньяху сформировать новое правительство Израиля.

 

Политическая несовместимость концепций?

 

Имея в распоряжении четыре недели (этот срок президент может продлить еще на две недели) для формирования нового правительства, Б.Нетаньяху в первую очередь взялся за процесс «урегулирования отношений» с левыми. По всей видимости, он прекрасно понимал, что, опираясь только на правые радикальные силы, сформированное им правительство не может существовать долго. Наличие в коалиции мелких партий с высоким удельным весом, как показали дальнейшие развития, является настоящим дамокловым мечом для него и его правительства, поскольку эти партии при необходимости без колебаний применят тактику шантажа. Следовательно, выдвинутый Либерманом тезис о формировании правительства Национального единения, скорее, является не условием, а спасательным кругом. Поэтому предпринятыми Нетаньяху первыми шагами оказались не обсуждения со своими коалиционными коллегами о составе правительства, а инициирование переговорных процессов с вышеупомянутыми партиями. В то же время Нетаньяху заявил, что готов уступить «Кадиме» два из трех ключевых портфелей (речь идет о министерствах обороны, иностранных дел и финансов).

 

Стремясь не повторить предыдущей ошибки, лидер «Кадимы» Ципи Ливни, выступая перед фракцией партии, заявила: «Сегодня во главе с Биби закладывается фундамент радикального правого правительства. Это не наш путь и нам нечего делать в таком правительстве. Народ Израиля избрал нас не для того, чтобы мы стали инструментом для правых радикалов. Наше место в оппозиции, и мы должны бороться с оппозиционных позиций во имя нашей основной политической линии – “два государства для двух народов”».

 

Прошедшие в два этапа политические переговоры между Б.Нетаньяху и Ц.Ливни были принципиальной дискуссией двух концептуальных подходов, наличествующих в политическом поле Израиля, концепций, имеющих радикальные и системные отличия, Поэтому, как и ожидалось, переговоры не дали ощутимого результата. Основные разногласия в переговорных процессах относились к внешнеполитической доктрине Израиля, в рамках которой стремятся построить свою политику «Кадима» и «Ликуд». Как заявила сразу после завершения переговоров Ципи Ливни, «вопрос формирования коалиционного правительства связан с одной задачей. Речь идет о вопросе мира». По сути, это тот вопрос, который в обеих партиях понимают по-разному. Согласно «Кадиме», это применение мирного принципа «два государства для двух народов», переговорные процессы с ФАТХ в лице Махмуда Аббаса, переговоры с «Хамас», перекройка границ и возвращение к ситуации 1967г., разделение Иерусалима и пр. Тогда как правые радикальные партии, в том числе «Ликуд», категорически против вышеупомянутых концептуальных подходов. Беньямин Нетаньяху неоднократно заявлял, что «Ликуд» никогда не пойдет на переговоры с «Хамас», никогда не позволит разделения Иерусалима или возвращения земель, поскольку, как он неоднократно отмечал, «…каждая возвращенная пядь земли сразу же превращается в иранскую базу, откуда начинает обстреливаться мирное население Израиля».

 

Несколько дней спустя (2 марта) заседание фракции «Кадима» решило прекратить коалиционные переговоры с «Ликуд» и объявило себя парламентской оппозицией. Неуступчивый и принципиальный политический подход «Кадимы» в переговорах, во всей вероятности, был обусловлен также тем прогнозом Ципи Ливни и руководящих кругов партии, что узкое ультрарадикальное правительство, обладающее всего 65-ью мандатами, не сможет долго существовать. Пожалуй, в «Кадиме» уверены, что вышеупомянутое правительство очень скоро потерпит крах, в результате которого на ротационной основе будут сформированы новая коалиция и новое правительство – на этот раз во главе с ними.

 

Почти по такому же сценарию прошли переговоры Нетаньяху с председателем партии «Авода», министром обороны Израиля Эхудом Бараком. Еще сразу после выборов лидеры «Аводы» заявили, что после понесенного тяжелого поражения они не собираются составлять коалицию с правыми силами и выступят с позиций радикальной оппозиции. Хоть и в результате переговоров с Нетаньяху Барак попытался намекнуть через СМИ о вероятности присоединения «Аводы» к формируемой коалиции, однако, столкнувшись с жестким сопротивлением своих же сторонников, 8 марта заявил о прекращении переговоров с Нетаньяху и пополнении лагеря оппозиции.

 

Первый раунд переговоров Нетаньяху с левыми силами завершился провалом, причем это было обусловлено не координированными действиями левых партий (в действительности, между партиями «Авода», «Кадима» и «Мерец» существует серьезная конкуренция и не менее напряженные отношения), а существующими между партиями «Кадима» и «Ликуд» радикально противоположными политическими позициями и глубокими принципиальными разногласиями. Во всяком случае, вся логика коалиционных развитий свидетельствует о том, что эти существующие в политической системе Израиля две концепции политически несовместимы.

 

Какая коалиция формируется в правом поле?

 

При обсуждении коалиционных соглашений и состава правительства между «Ликудом» и правыми партиями, выразившими готовность составить коалицию, выяснилось, что урегулировать вопросы одинаково трудно как с левыми, так и с правыми. Коалиционные партнеры ставят перед будущим премьер-министром взаимоисключающие требования. Чем мельче партия, тем более агрессивные и ультимативные требования она предъявляет Нетаньяху. А он, в отличие от малых партий, несравненно легче смог прийти к быстрому согласию в вопросе состава правительства и взаимных обязательствах и подписать коалиционные соглашения с партиями НДИ и ШАС.

 

Согласно подписанному между «Ликуд» и НДИ соглашению, в кабинете Нетаньяху НДИ получит 5 министерских портфелей, в том числе портфель министра иностранных дел, который в дальнейшем, естественно, получил Либерман. Трое из министров НДИ войдут в состав военно-политического кабинета Израиля. НДИ возьмет на себя также обязанности руководителей нескольких парламентских комиссий. В соглашении отражены все без исключения условия, выдвинутые НДИ на предварительном этапе переговоров. Одно примечательное обстоятельство: Либерман выступает в пользу развития двусторонних отношений со странами СНГ и, в частности, с Россией, и, согласно достигнутым договоренностям, представители НДИ будут руководить межпарламентскими дружественными группами со странами СНГ, в частности, с Россией, Украиной, Беларусью, Молдовой, Казахстаном и Узбекистаном.

 

Согласно подписанному между партиями «Ликуд» и ШАС соглашению, ШАС будет предоставлено 4 министерства, в том числе министерство внутренних дел, которое возглавил председатель партии Эли Ишай. Руководствуясь принципом «Еще больше иудаизма», ШАС получит из государственной казны 1 млрд 400 млн шекелей (около $350 млн) для развития действующей в ее системе ешивов.

 

Намного более сложные проблемы возникли в ходе переговоров, проходивших в рамках коалиции между партиями «Еврейский дом», «Союз национальное единение» и «Еврейская тора». Эти партии, имеющие по 3-5 мандатов, пользуясь ситуативной «беспомощностью» Нетаньяху, поставили перед ним почти нереализуемые условия. Партия «Еврейская тора», представляющая наиболее агрессивные и реакционные круги еврейского духовенства, требовала объявить недействительным коалиционное соглашение с НДИ, имеющей со «светским сионизмом» так называемые «глубокие идеологические» разногласия.

 

«Чечевичная похлебка» в 21 веке

 

Нетаньяху прекрасно понимал, что так он долго не продержится. 20 марта он попросил у Шимона Переса еще две недели для того, чтобы привести формирование правительства в окончательный вид. Чтобы не остаться в полной зависимости от капризов мелких правых сионистских партий и окончательно потеряв надежду на перспективу прийти к согласию с «Кадимой», Нетаньяху оставалось лишь использовать последнюю возможность любой ценой найти язык с партией «Авода». Как старый и закаленный политический деятель, хорошо понимающий политическую логику государственной системы Израиля, Нетаньяху смог очень быстро и резко задействовать мощные лоббистские механизмы, в которых были вовлечены многие достаточно состоятельные круги военной, экономической, предпринимательской и общественной сферы Израиля. В те дни в Израиль прибыли представители влиятельных еврейских организаций и лоббистских объединений различных стран, бизнес-магнаты. В прессе муссировалась отрывочная и таинственная информация, что это делается с целью оказать давление, в частности, на «Аводу». В качестве обоснования приводилось признание руководителя «Аводы» Эхуда Барака, сделанное в очень узком дружеском кругу.

 

Если на стартовом этапе коалиционных процессов достаточно грамотно и расчетливо повел себя Авигдор Либерман, то на завершающем этапе чрезмерно гибким оказался Эхуд Барак. По образному выражению израильского сайта «Ньюс.ру» «News.ru», «...после понесенного на выборах тяжелого поражения, когда казалось, что для «Аводы» все закончено, воспользовавшись сложившейся ситуацией, Барак смог по довольно высокой цене «продаться» цеплявшемуся за соломинку Биби». Для «Аводы» момент был очень удобным. Во-первых, вовлеченные в коалицию мелкие партии заняли более чем требовательную позицию, перейдя даже к тактике шантажа, а «Кадима» в переговорных процессах повела себя крайне жестко и принципиально, так что Нетаньяху уже был вынужден заплатить очень высокую цену за вовлечение «Аводы» в коалицию, чем и ловко воспользовался Эхуд Барак.

 

Чтобы решить вопрос включения «Аводы» в состав коалиции, 25 марта было предусмотрено созвать партийный съезд, который тайным голосованием должен был принять окончательное решение. Не дождавшись решения съезда, 24 марта Барак и Нетаньяху, тем не менее, подписали коалиционное соглашение. В «Аводе» этот факт приняли неоднозначно. Довольно влиятельные представители партийной элиты, в частности, генеральный секретарь Эйтан Кабель, депутаты Кнессета Офир Пинес-Паз, Шели Яхимович и другие резко отреагировали на этот процесс. Несмотря на упорное сопротивление, съезд «Аводы» 25 марта тайным голосованием, не очень большим преимуществом голосов одобрил подписанное Эхудом Бараком соглашение о присоединение к коалиции.

 

Нетаньяху действительно очень дорого заплатил за «чечевичную похлебку» Эхуда Барака. Барак будет вице-премьером, одновременно сохраняя должность министра обороны. «Авода» получила еще 4 министерских портфеля, причем двое из министров станут членами военно-политического кабинета Израиля. «Аводе» выделили также четыре комиссии Кнессета – по обороне и безопасности, иностранным делам, просвещению, а также алии и абсорбции. Эхуд Барак будет вовлечен во всех без исключения переговорных процессах с израильской стороны, а руководители спецслужб и безопасности будут назначаться и освобождаться от должности с его согласия.

 

Ради всего этого проигравший в выборах Эхуд Барак отступил от своих политических убеждений. Сколько бы он ни старался доказать, что они вошли в коалицию, поскольку этого желал народ Израиля, что они отказываются от своих принципов, что это было сделано, чтобы они смогли «изнутри» стать противовесом правому радикальному правительству, тем не менее, политические и аналитические круги Израиля констатируют, что «Авода» отступила от своих принципов, став инструментом в руках правых сил. Хотя в коалиционном соглашении отмечается, что правительство во главе с Нетаньяху будет продолжать вести мирный переговорный процесс с целью урегулирования арабо-израильского конфликта, а также что все бывшие, в том числе мирные международные соглашения и взятые обязательства Израиля будут защищены правительством, тем не менее, в соглашении нет ни слова о государственности Палестины и принципе «два государства для двух народов».

 

После подписания коалиционного соглашения «Аводой» партия «Еврейский дом», а спустя несколько дней «Еврейская тора» подписали с «Ликудом» коалиционные соглашения, однако уже без ультимативных требований.

 

На предварительном этапе коалиционных переговоров Ципи Ливни предполагала, что у Нетаньяху есть только один вариант: сформировать узкое, праворадикальное правительство, которому достанется сильная и организованная оппозиция в лице партий «Кадима», «Авода» и «Мерец». По этой причине Нетаньяху в ходе переговоров с «Ликуд» проявил крайне жесткую, принципиальную позицию, отказавшись от всех щедрых предложений руководителя «Ликуд», полагая, что его правительство вряд ли продержится даже один год. В «Кадиме» никто не предполагал, что еще более левая «Авода» вдруг может присоединиться к коалиции, пусть даже по очень дорогой цене. Ливни уже понимает, что оказалась в ловушке. Не Биби сформировал узкое правительство, а она стала «узкой оппозицией», откуда не может иметь никакого реального и действенного вмешательства в происходящие в стране процессы. Кстати, это первый в истории Израиля случай, когда партия, набравшая больше всего голосов, оказывается в статусе радикальной оппозиции. Лидерам «Кадимы» остается лишь называть Эхуда Барака «предателем принципов и ценностей», а «Аводу» – «идеологически обанкротившейся партией».

 

Хотя присутствие «Аводы» в коалиции не оказывает никакого серьезного воздействия на общую политическую линию правительства, однако с ее помощью Нетаньяху создает иллюзию широкой коалиции и правительства национального единения, которые, пользуясь поддержкой весьма влиятельных израильских профсоюзов (Хистадрут), промышленников и крупных бизнесменов, смогут «жить» долго, обеспечивая в стране внутриполитическую стабильность.

 

Нетаньяху сформировал самое многочисленное в истории Израиля правительство, состоящее из 33 министров, однако, как заметил сам Нетаньяху, это та цена, которая необходима для обеспечения внутриполитической стабильности в стране.

 

Итак, несмотря на то, что левосторонняя партия «Авода» составила часть новой коалиции, в результате выборов израильского Кнессета 18-го созыва, как и ожидалось, формируется праворадикальное коалиционное правительство.

 

Арабский мир и международное сообщество о выборах в Израиле

 

Состоявшиеся в Израиле выборы оказались в центре внимания СМИ и аналитических организаций всего мира. Особенно бурной была реакция арабского мира. Пресса Саудовской Аравии по-особому осветила альянс Нетаньяху-Либерман, назвав его «радикально правой угрозой» для арабского мира. Многие СМИ Саудовской Аравии не видят особой разницы между двумя кандидатами на должность главы правительства – Ципи Ливни и Беньямином Нетаньяху, называя их борьбу за власть одной из очередных разновидностей «национального спорта».

 

Издающаяся в Лондоне газета «Аль-Кудс-Аль-Араби» в своей передовице пишет: «…в результате конкуренции Ливни и Нетаньяху пострадает исключительно мирный процесс». Та же газета на следующий день, обращаясь к международному сообществу, призвала бойкотировать любое правительство Израиля, в котором будет вовлечена партия НДИ во главе с Либерманом. Бывший советник Ясира Арафата, доктор Ахмед Тиби в данном в Тунисе интервью также обратился с призывом к международному сообществу бойкотировать Израильское правительство, если в него войдет Авигдор Либерман.

 

Газета «Хамас» «Ар-Рисала» написала: «…Вся агитационная кампания выборов Кнессета была построена на том, что, независимо от того, кто прольет больше палестинской крови и, следовательно, кто возглавит коалиционное правительство, забот у Палестины меньше не станет». А представитель «Хамас» заявил: «Для нас все равно, кто возглавит правительство Израиля. Никакой разницы между Нетаньяху и Ливни нет, оба они военные преступники».

 

Намного более оптимистичной была размещенная на сайте «Араб Ньюс» статья известного саудовского бизнесмена Фареса Аль-Асри, в которой он, обращаясь к факту назначения Нетаньяху руководителем коалиционного правительства, отмечает, что «это, пожалуй, нельзя считать наихудшим сценарием … мир с арабами, как правило, установили правые деятели Израиля, например, Менахем Бегин, тогда как левые деятели, в частности, Голда Меир или Шимон Перес особо не отличились миролюбивыми инициативами».

 

Лидер «Хизбаллы» шейх Хасан Насралла выразил благодарность израильтянам «за искренность» и заявил: «Все те, кто имели целью запугать народ Ливана, давно проиграли – Бегин, Шарон, Рабин, Нетаньяху, Барак, Ольмерт, Ливни… Теперь настала очередь Либермана».

 

На выборы откликнулись также лидеры Палестинской Автономии. Так, пресс-секретарь президента ПА Махмуда Аббаса Абу-Рудейн заявил: «От любого правительства Израиля, кто бы им ни руководил, мы потребуем выполнить те обещания, которые получили от предыдущего правительства. Мы готовы вести переговоры с любым правительством Израиля, однако возобновим переговоры с того пункта, где нам удалось достигнуть согласия с предыдущими правительствами». Позже слова своего пресс-секретаря подтвердил сам Махмуд Аббас.

 

Примечательные выводы сделала также западная пресса. Так, «Вашингтон Пост», анализируя результаты выборов, отметила, что в израильском обществе произошел «правый сдвиг», естественно, против палестинцев. В целом, анализы «Вашингтон Пост» отличались произраильскими позициями. В частности, газета также писала, что «США и Израиль признают «Хамас» террористической организацией, а своей главной задачей – ее разоружение».

 

Еженедельная газета «Тайм» прогнозировала, что, по всей вероятности, новое правительство Израиля не будет склонно продолжать переговоры по принципу «два государства для двух народов», в то же время война в Газе побуждает палестинский народ к объединению вокруг «Хамас». В условиях этих двух факторов видение мира в регионе не оставляет оснований для оптимизма, Махмуд Аббас почти восемь лет тщетно стремится посредством переговоров урегулировать проблемы с Израилем, тогда как после войны в Газе единственным и реальным лидером палестинцев отныне воспринимается «Хамас».

 

На сайте «Азия Таймс» аналитик Джим Лоуб сделал довольно мрачные выводы в отношениях США-Израиль, предсказав выраженное ухудшение в отношениях двух государств-союзников. Лоуб отметил, что президент США Б.Обама является сторонником концепции «два государства для двух народов», тогда как правый радикал Нетаньяху вряд ли выберет путь возврата к ситуации 1967г. Все это может создать тупиковую ситуацию в американо-израильских отношениях.

 

В связи с назначением Нетаньяху президентом определенную обеспокоенность показывают также в Евросоюзе, где опасаются, что Нетаньяху может сорвать переговорный процесс с Палестиной. В частности, такую обеспокоенность выразили министр иностранных дел Швеции Карл Билдт и вице-премьер Чехии Александр Вондр.

 

Примечательное наблюдение сделала «Геральд Трибюн». Коснувшись состоявшейся летом 2008г. в Иерусалиме встречи Нетаньяху с тогда еще кандидатом в президенты Б.Обамой, газета отмечает, что по завершении встречи Обама отводит в сторону Нетаньяху и говорит буквально следующее: «У нас много общего, я начал свою политическую деятельность в левом крыле, потом переместился в центр. Вы начали в правом крыле и также перебрались в центр. Мы оба прагматики, предпочитающие заниматься конкретными делами». «Геральд Трибюн» предсказывает, что в качестве руководителя правительства Нетаньяху, безусловно, проявит необходимый прагматизм.

 

Отношение и нынешние подходы международного сообщества к арабо-израильскому конфликту очень четко, корректно, всего двумя предложениями сжато сформулировал Барак Обама во время пресс-конференции 24 марта. На вопрос «возможен ли мир между Палестиной и Израилем, глава правительства которого – Нетаньяху, а министр иностранных дел – Либерман?» президент США ответил: «Мы еще не знаем, на что будет похоже новое правительство Израиля. Не знаем также, что будет представлять собой будущее руководство Палестины. Однако мы знаем одно: нынешний статус-кво нежизнеспособен и нужно суметь принять решение о создании двух государ

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 1089
Календарь новостей
«  Июнь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru