Среда, 17.08.2022, 05:58
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Март » 22 » Демарш Эрдогана: политика или симптом растерянности?
Демарш Эрдогана: политика или симптом растерянности?
14:03

Analitika.at.ua. Цивилизованный мир никак не может понять, почему в условиях нарастающих обвинений в адрес Турции в том, что ее предшественница – Османская империя – в начале 20-го века совершила Геноцид армян, премьер Турции вспомнил об армянах-нелегалах в его стране. Казалось, именно такого шага должен был остерегать руководитель страны, отрицающий все предъявляемые к ней претензии. Этот шаг настолько необъясним, что многие начали усматривать в действиях премьера Турции вполне продуманные план. Ведь, Эрдоган не оставляет впечатления неопытного политика.

 

Возможно, так это и есть. Внутри Турции в настоящее время происходят такие процессы, которые не могут не свидетельствовать о намерениях ее руководства радикально изменить политическую систему страны (своеобразная Перестройка). Чего стоит только возня вокруг турецкой армии, до последнего времени являющейся ключевым гарантом стабильности турецкого государства. Не стоит уже отдельно говорить о курдской проблеме: в Турции чувствуется необходимость разрешения этой сложной проблемы. Ну, а конфликт правительства и прокуроров – примечателен сам по себе. В любом случае, факт осознанности турецкими руководителями императива серьезных перемен, является налицо. Стало быть, правящая элита суетится не зря.

 

И все же: почему Турция своими же руками усиляет нависший над ее головой «дамоклов меч Геноцида»? По логике вещей, именно в этом вопросе должна быть проявлена наибольшая осторожность. Однако – делается обратное. И, если, политика премьера Турции глубоко продумана, то остается признать, что программа реформирования этой страны предполагает неординарные подходы. Если же, руководители Турции «потеряли голову», то здесь турецкому обществу никакого добра никому ожидать не стоит.

 

Время очень быстро раскроет завесу над тайнами политики «новых османов». Все же, состояние турецкого общества и государства, не так уж и нераспознаваемо. Вряд ли, нынешние руководители Турции имеют широкий выбор для действий. Слишком много накопилось в этой стране проблем, чтобы прямолинейно разрешить весь этот клубок. В первую очередь – проблем психологических. Отсюда и, наблюдаемая абсурдность в действиях лидеров Турции. 

 

Как кажется, все дело в том, что нынешнему поколению турок нелегко объяснить смысл необходимости радикальных перемен. Ведь, для этого необходимо указать на то, что не считается правильным и требует искоренения. А сделать такое, в Турции нелегко (для аналогии, можно вспомнить идейные и тактические выкрутасы отца советской Перестройки - Горбачева). Слишком своеобразным является доминантное турецкое представление о правильном и, не правильном.

 

Об этом стоит поговорить подробнее. Возьмем, хотя бы то, что процесс познания у турок начинается с ежедневно произносимой каждым учеником фразы: «Я турок, я трудолюбив, я прав». Эта, патриотическая, на первый взгляд, фраза, значит многое. У прошедшего такую школу жизни человека, несомненно, должно сформироваться мировоззрение, отрицающее какую-либо правду, кроме своей. Соответственно, какого-либо согласия с другими людьми подобный человек может достичь только на условиях своей правды. В реальной жизни, такого условия достичь сложно – для людей из «нетурецкого мира» согласие предполагает условие взаимного уважения мнения договаривающихся. Соответственно, тезис «я прав» может быть оценен, скорее всего, в качестве механизма психологического самоутверждения – не более. Поскольку, турки, все же, договариваются с другими людьми, надо признать, что они попирают «свою правду» каждую секунду. То есть, турки сами не верят в то, что они правы. 

 

Но, постоянное и настойчивое психологическое самоутверждение, должно иметь какой-то смысл. Зачем, в противном случае, с детства набивать голову пустым звоном? Скорее всего, история выработала у турок глубокое убеждение в том, что в реальной жизни «есть только одна правда – действие и его результаты». Ведь, приписанный ученикам тезис «о правоте» появился после развала Османской империи, то есть, исторического периода, сформировавшего новую идентичность бывших подданных империи – оттоманцев. Естественно, такая формула идентичности изначально не могла допустить никакой «порочности» турка-кемалиста и его истории.

 

Все сделанное во имя создания этого государства и его гражданина не может содержать какую-либо порочность. Признание порочности в деяниях 1915-20-ых годов, вынудило бы новое турецкое общество подвергнуть переоценке представления о ценности своей истории и о «своей правде». В таком случае, новые поколения погрузились бы в комплекс неполноценности. Этого решили избежать путем внедрения института игнорирования любых мнений, кроме своего. Руководителям Турции казалось, что такая политика непорочна и не может потерпеть банкротство.

 

Так оно и было на протяжении многих десятилетий. Этому способствовали международные реалии 20-го века. Турция оказалась полезным государством для западного мира, скованного жесткими условиями эпохи «холодной войны». Туркам удалось обезопасить внутреннюю информационную безопасность своего общества от альтернативной информации. Роль авангарда НАТО максимально содействовала укоренению в сознании граждан Турции тезиса «я прав».

 

Однако, как свидетельствуют нынешние реалии международной жизни, ситуация коренным образом изменилась. Мир предъявил Турции масштабные претензии. При этом, в составе претензий оказались и претензии к характеру действий руководителей Турции в начале 20-го века. Современному поколению турок пришлось встать перед проблемой ответственности за историю начала 20-го века. Родившиеся и воспитавшиеся с сознанием своей «правоты» люди, встали перед требованием признания вины своего государства.

 

Целые десятилетия гордившиеся «своей правотой» люди, должны были оказаться в шоке. Судя по действиям высших руководителей этой страны, так оно и произошло. Турция готова обсуждать все, что угодно, кроме признания того, что турок может быть не прав. То и ясно: признание этого обстоятельства способно подорвать устои общественно-политического бытия турок. Ведь, никаких иных психологических основ сохранения единства и стабильности такого общества за всю новую историю турецкого государства, выработано не было. Все базировалось на представляющей высшую ценность единственной категории: «турок, который всегда прав».

 

Надо полагать, что набранный Турцией за прошедшие пол века военный и экономический потенциал, в психологическом плане, должен быть приписан собственным достоинствам. Постоянные утверждения о том, что «Турция является незаменимым партнером Запада», а также, «региональным лидером», являются свидетельствами такой самооценки. То обстоятельство, что страна по своему развитию, относится всего лишь в развивающимся странам с отсталым в правовом отношении обществом, не является помехой для повышенной самооценки. Последнему обстоятельству не придается никакого значения.

 

Не случайно, что описанный психологический настрой не позволяет Турции признавать правомочность каких-либо претензий к себе. Признается только правомочность своих претензий ко всему миру. Об этом свидетельствует сама манера разговора, в которой обязательно присутствует тезис о «широте души и благосклонности» Турции и ее народа. Нет сомнений, что многие турки со всей серьезностью верят в это. Видимо, подобный психологический настрой еще некоторое время будет присутствовать в Турции. Но, уже есть достаточно фактов для того, чтобы заметить эрозию этого самомнения.

 

Информационная диффузия делает свое дело. Турки все больше сомневаются в эффективности веры в свою абсолютную правоту. На место этой веры замещает синдром «страха перед историей». Это нагляднее всего проявляется в действиях политической элиты Турции. Угроза и шантаж вышли в центр проводимой руководством Турции политики на международной арене и внутри страны. Воспитанный на том же тезисе «я прав» премьер Турции Реджеп Эрдоган красноречиво демонстрирует влияние синдрома страха перед историей в своих речах. Это видно хотя бы из его недавнего заявления о том, что «В последние дни парламенты некоторых стран попытались произвести ревизию нашей истории и обвинить нас в несуществующем геноциде. Я отсюда призываю Армению и страны, принимающие подобные резолюции: не мешайте процессу или же результат таких вмешательств будет тяжелым» ... «Не Турция и не наш народ будут платить за последствия этих шагов, а те страны, которые покровительствуют этим резолюциям».

 

Воочию видно, что в международных процессах Эрдоган усматривает, в первую очередь, тяжелые последствия для своей страны. Нет смысла пояснять, откуда появилось такое восприятие политических реалий. Попросту, появились сомнения в традиционных представлениях о силе и мощи Турции. Такое же психологическое состояние можно наблюдать и в среде других представителей турецкой политической элиты. Здесь, сомнения возникают даже по сути самих турецких представлений о праве. Лучшей иллюстрацией сказанного, являются слова одного из турецких депутатов: «Мы должны обязательно потребовать от стран, признавших Геноцид армян, растолковать суть этого слова и определить, может ли одна страна обвинять другую в геноциде. ... Международный суд должен дать четкий ответ Турции, в чем ее ... Только так мы сможем найти истину».

 

Надо признать, что все это – не совсем в логике традиций турецкого понимания «права». До сих пор, во всех высказываниях турецких политиков не содержалось отрицания факта очищения Турции в начале 20-го века от армянского населения. Никто не считает это преступлением. Это, считается в логике вещей: несогласные в турками люди, есть враги «по определению». Не принимается во внимание и факт, что в тот период не существовало самого турецкого государства – существовала лишь мясорубка на обломках Османской империи. Никого это не интересует. Требуется, лишь «растолкование» предъявляемых Турции претензий.

 

Своеобразно относится к положению, в котором оказалась эта страна, общественность Турции. Примечательно, что наиболее образованная и информированная часть общества осознает суть возникших с Турцией проблем. Несомненно, в данной среде имеется понимание того, что их страна вошла в фазу, правильно охарактеризованную в священной книге мусульман Коране: «О вы, которые уверовали! Аллах помогал вам одержать победу над врагами во многих сражениях благодаря силе вашей веры. Когда же вы возгордились своей силой и своим численным превосходством в день Хунайна, Аллах сначала оставил вас, и ни ваша сила, ни ваша многочисленность вам не помогли. Ваш враг взял верх над вами ...» (Сура 9 АТ-ТАУБА «ПОКАЯНИЕ», ст. 25).

 

В Турции осознается, что именно подобное психологическое состояние общества является главной причиной неуравновешенной политики лидеров страны. Призывающие признать Геноцид 1915 года турецкие интеллигенты, бесспорно, усматривают в действиях руководителей Турции результат неадекватной реалиям самооценки. Интеллигенция Турции, несомненно, усматривает истинные угрозы своей нации не в происходящих вокруг этой страны событиях, а, скорее всего, в действиях ее политической элиты. Не поддаваясь никакому страху перед историей, не трудно понять логику результатов той или иной деятельности политиков.

 

Не называла бы себя правящая партия Турции правоверными мусульманами, не было бы надобности обращаться к освященным истинам. И без апелляции к последним можно распознать логику тектонических сдвигов в международных отношениях. Никому в мире не понадобилась бы трагедия начала двадцатого века, если бы не то обстоятельство, что современная Турция начала вырождаться в серьезную угрозу миру. Об этом, нам уже приходилось писать не раз. Во что может выродиться складывающееся противостояние этой страны с мировыми державами – никто не может прогнозировать. Вся проблема в том, сумеет ли турецкое общество сдержать необузданное пробуждение ложного самомнения.

 

Синдром страха перед историей, действительно, является крайне деструктивным явлением. Он присущ не только общественному сознанию современной Турции. Пережившие те или иные периоды национальных катастроф народы, в той или иной степени, заражены таким синдромом. Сильный отпечаток этот синдром оставил и на сознании людей, относительно переживших распад СССР. Страх перед распадом нынешней России, а также, иных постсоветских государств, ощущается в аналитических работах многих политологов постсоветского пространства. Именно в таком виде, сформировался страх в сознании нынешних поколений. Главным его свойством является способность стимуляции повышенной агрессивности вследствие неадекватного восприятия угроз. Во всем усматривается симптом распада.

 

В случае с Турцией, описываемое обстоятельство проявляет себя со всей очевидностью. Это обстоятельство учитывают многие. Можно даже заметить, что это обстоятельство мастерски используется в международной политике обуздания и трансформации Турции. Насколько, сами турецкие лидеры замешаны в этой политике, пока не совсем ясно.

 

Манвел Саркисян

Источник: ARMENIA Today

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 475
Календарь новостей
«  Март 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru