Понедельник, 16.05.2022, 17:11
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2011 » Март » 3 » Депортация как скрытая форма геноцида должна быть осуждена и запрещена законодательно
Депортация как скрытая форма геноцида должна быть осуждена и запрещена законодательно
00:08

Analitika.at.ua. Те, кто отрицает Геноцид, но признает депортацию 1915 года или же признает одновременно и Геноцид, и отличную от него депортацию, впадают в путаницу, так как и то и другое абсолютно одно и то же. Устранение этой путаницы в рамках общей теории депортации, ассимиляции и геноцида призвано ослабить позиции отрицателей попытки полного уничтожения христианского народа и, наоборот, усилить позиции Армении в деле скорейшего признания мировым сообществом Геноцида 1915 года.

 

Депортация сама по себе нацелена на ассимиляцию или геноцид. Она является живительной почвой, условием уничтожения определенной группы населения. Поэтому депортация есть движущая сила ассимиляции и геноцида, как бы их душа, "энтелехия" или "энергия", по выражению Аристотеля. Эту суть депортации ухватил своим звериным чутьем чудовище Талаат, сам ставший "душой преследования армян", как метко заметил посол Германии в Турции граф Вольф-Меттерних.

 

Достаточно внимательно прочесть текст Закона о депортации, принятого 27 мая 1915 года и вступившего в силу 1 июня того же года, чтобы увидеть, что это слегка замаскированный закон о Геноциде, свирепствовавшем с 24 апреля 1915 года.

 

Депортация - смягченное выражение для обозначения тогда еще безымянного геноцида. До этого оно уже обозначало мягкий геноцид - ассимиляцию. Изгнание с целью ассимиляции составляло важный элемент исторической практики уже XVII века. По свидетельству Бенедикта Спинозы, депортация или угроза депортации евреев из Испании означала их ассимиляцию. "Когда недавно испанский король принуждал иудеев принять государственную религию или отправиться в изгнание, то очень многие иудеи приняли папскую религию; но так как принявшим религию были предоставлены все привилегии природных испанцев и притом они были признаны достойными занимать все почетные должности, то вскоре они так смешались с испанцами, что спустя некоторое время от них не осталось никаких следов и никакого воспоминания".

 

Итак, мы видим, что депортация или угроза депортации, продиктованная ненавистью, суеверием и предрассудками господствующей нации, означает ассимиляцию угнетенного народа. Как известно, ассимиляция направлена на уничтожение национальных особенностей малого народа путем принудительного навязывания ему языка, культуры и религии угнетающей нации. При определенном стечении обстоятельств, таких как шовинизм, тоталитарный режим и мировая война, депортация автоматически превращается в уничтожение притесняемого народа.

 

Здесь особенно важно отметить, что никуда не годится абстрактная постановка вопроса о депортации вообще. Она оставляет лазейку для легитимного отрицания Геноцида 1915 года. Необходимо отличать депортацию отдельных политически неблагонадежных или криминальных элементов ("сухая гильотина") и депортацию большой нацией угнетаемого национального меньшинства. Вторая депортация должна быть решительно осуждена мировым сообществом и безоговорочно запрещена международным правом. Республика Армения должна приложить максимум дипломатических усилий к тому, чтобы Генеральная Ассамблея ООН приняла соответствующую резолюцию, осуждающую любую попытку депортации как скрытой формы геноцида. Пока правительственные декреты типа "не оставлять в колыбели ни одного ребенка" (Талаат) не будут квалифицированы международным правом как преступление против человечества, Турция будет "на законных основаниях" отрицать Геноцид 1915 года.

 

Как известно, страх порождает суеверие. В настоящее время суеверные правители Турции испытывают серьезное опасение, что признание Геноцида убьет "возвышенную" турецкую национальную идеологию и в корне подорвет политические устои турецкого государства.

 

На протяжении всей истории человечества политические вопросы очень часто решались под прикрытием религиозных. Поэтому, как отлично заметил Спиноза ("Богословско-политический трактат", Предисловие), "было употреблено огромное старание обставить религию, истинную или ложную, обрядами и церемониями так, чтобы она считалась важнее всего и чтобы к ней все постоянно относились с величайшим почтением. Удачнее всего это получилось у турок. Они считают за грех рассуждать о религии и мысль каждого подавляют такой массой предрассудков, что ни одного уголка в душе не остается здравому рассудку даже для сомнения". Идеология и пропаганда турок всегда преподносятся как форма религии. Все старание сверхактивной турецкой пропаганды направлено к сакрализации турецкой идентичности. Под видом религии и сакрального (священного, святого) турецкому народу легко внушается почитание своих правителей как богов и ненависть к какому-либо иному народу как всеобщему бичу рода человеческого. Этот стиль подавления самостоятельной мысли бесчисленной массой предрассудков сохранился и до наших дней и составляет отличительный признак современной турецкой пропаганды.

 

После позорного бегства тоталитарной банды Талаата-Энвера в Германию в ночь с 1 на 2 ноября 1918 года Турция сделала решительные шаги, чтобы сбросить с себя иго "всей старой мерзости" (Маркс). По инициативе парламента были предприняты очень серьезные попытки развенчать миф о высокой миссии османских правителей и уничтожить предрассудок, оправдывающий депортацию "проклятой" армянской нации. 2 декабря 1918 года вице-президент палаты генерал Махмуд-паша заявил в османском сенате: "Зверства и преступления были преимущественно подготовлены решениями и организованы некоторыми активными членами кабинета, который в это время был у власти; они были приведены в исполнение всеми возможными средствами и с помощью банд специальной организации "Тешкиляты махсусе". Разумеется, ответственность за все эти происшествия и действия лежит на плечах бывших министров. Из-за своих ошибок в управлении и злоупотребления властью они совершили страшную несправедливость и вызвали горькие последствия, которые теперь государство должно преодолевать" (цит. по: Rolf Hosfeld. Operation Nemesis, Koeln 2009, S.287). Преодоление турецким государством горьких последствий Геноцида 1915-17 годов, который был депортацией в мир иной, - это то, чего больше всего боялся Мустафа Кемаль, славившийся сказочной личной храбростью. Послевоенный либеральный режим совершенно определенно взял курс на полноценное признание Геноцида и учреждение суда над военными преступниками. Эти революционные меры грозили положить конец идеологии и практике турецкой идентичности, а заодно и погубить национальное движение против Антанты, во главе которого стоял Кемаль.

 

В 1919 году Турция стояла перед историческим выбором: либо тернистый, но плодотворный путь преодоления последствий Геноцида и превращения в современное свободное демократическое государство, либо сохранение турецкой идентичности и половинчатое сближение с западной цивилизацией. Турция была расколота. Первым путем пошло официальное реформаторское правительство с местопребыванием в оккупированном англичанами Константинополе, вторым - псевдореволюционное "национальное правительство" Кемаля, располагавшееся в Анкаре. В марте 1921 года, после того как Кемаль и Нариманов обрушили на Ленина лавину шантажа и антиармянских предрассудков, главным из которых было то, что на армян нельзя положиться, советское правительство подписало договор о дружбе с национальным правительством (ангорцами).

 

При крайне затруднительном положении турецкого государства и вследствие роковой недооценки Версальской мирной конференцией 1919-20 годов исторического значения первого Геноцида как приглашения немцам ко второму, к Холокосту, победила линия Кемаля. Последний действовал в духе лучших традиций комитета "Иттихад", членом которого он был с 1907 года. После самоубийства палача Диарбекира Мехмеда Решида и казни троих из 17 массовых убийц, приговоренных Военным трибуналом к повешению, Кемаль пригрозил британскому верховному комиссару в Константинополе казнью всех находившихся в его руках английских военнопленных. Работа трибунала была приостановлена. Как видим, неблагоприятное стечение обстоятельств не позволило либеральному режиму выполнить свою историческую миссию.

 

Некоторые наши авторы недооценивают историческое значение курса либерального режима (1918-1922) на полноценное признание Геноцида христианского народа и на преодоление его горьких последствий, объясняя все "сговором турок, разыгравших фарс", хотя Турция была расколота. Они недооценивают и того, что в этот период официальные турецкие лидеры употребляли слово "депортация" исключительно в значении геноцида.

 

В настоящее время у турецкого государства имеются все предпосылки для продолжения и успешного завершения начатого в ноябре-декабре 1918 года процесса преодоления горьких последствий депортации 1915-17 годов. Вместо этого мы с изумлением наблюдаем наслоение новых предрассудков на массу старых и поражаемся энергичному отрицанию турецким правительством очевидного из страха за судьбу национальной идентичности и своей собственной власти. Турецкий агитпроп - что-то мощное, оригинальное и мрачное, премьер-министр Турции - агитатор номер один.

 

Как же нам прорвать прочную паутину суеверий, предрассудков и лжи, которой турецкая пропаганда в глазах международного сообщества опутала Армению? Достичь этой цели можно только обновлением и улучшением армянской пропаганды. Любая пропаганда - инструмент идеологической борьбы. Мы же часто сбиваемся на технологию информационной войны вместо идеологической борьбы и на личные выпады вместо пропаганды. Мы должны решительно поднять уровень нашей пропаганды и публикаций идеологической направленности. Например, когда недавно Эрдоган заявил о возможности депортировать из Турции сто тысяч армян, то мы на официальном уровне должны были обратить внимание международной общественности на то, что в турецком лидере безумствует дух Талаата, инстинкт полного уничтожения христианского народа.

 

Турецкой идентичности, поддерживаемой перманентной национальной истерией, мы должны противопоставить патриотическую солидарность, основанную на принципах свободы и демократии. Солидарность как серьезная готовность к самопожертвованию во имя спасения Отечества и конкретных людей - главный мотив поведения народа, пережившего Геноцид.

 

Только на основе идеологии и практики патриотической солидарности мы сможем успешно противостоять антиармянской турецкой пропаганде, прорвать идеологическую блокаду Армении и достойно обеспечить скорейшее полноценное признание мировым сообществом Геноцида 1915 года. В достижении этой цели выдающуюся роль призвана сыграть действенная армянская пропаганда. Вилл ПОГОСЯН, golosarmenii.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 473
Календарь новостей
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru