Вторник, 28.06.2022, 11:13
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2011 » Апрель » 26 » Диаспора, репатриация, абсорбция и Сенат: мысли по поводу
Диаспора, репатриация, абсорбция и Сенат: мысли по поводу
00:04

Analitika.at.ua. Оговоримся изначально, чтобы избежать недоразумений: по нашему глубокому убеждению, Республика Армения и Республика Арцах как суверенные государства должны, наконец, научиться развиваться, используя исключительно собственные ресурсы, без оглядки на помощь Диаспоры. Роль Диаспоры в контексте оказания помощи обоим суверенным государствам должна стать не более чем дополнительным «бонусом». В противном случае, прибегая к аналогии нефте- и газодобывающих стран, Армения и Арцах могут оказаться, и, к сожалению, большей частью уже оказались, зависимыми от вливаний легкодоступных диаспоральных средств и, как следствие, без сколько-нибудь значительных внутренних стимулов для экономического созревания.

 

Поскольку примерно две трети из приблизительно 10 миллионов армян проживает за пределами Армении, вполне насущным становится вопрос о задачах, формах, объемах и особенностях участия различных армянских общин в жизнедеятельности армянства в целом, и армянских государств в частности.

 

***

Концепция «армянского фактора», разумеется, не нова. Во времена СССР наша Диаспора использовалась, в том числе, для реализации определенных функций, носивших далекую от целей армянского народа окраску. Разумеется, такое положение дел было вполне естественным в условиях противостояния Запада и СССР. Так, власти СССР, осознавая притягательную силу Армении (Армянской ССР) для Диаспоры, активно спекулировали «армянским фактором» в собственных целях. В свою очередь, Запад также проводил соответствующую политику в отношении Диаспоры, Армении и СССР, используя для этого установившиеся на Западе армянские политические и общественные организации. Неудивительно, что Диаспора и армянский народ в целом оказались в раздробленном состоянии. Последствия этого раздробления дают о себе знать по сей день, являясь негативным общественно-политическим фактором как в обоих армянских государствах, так и в Диаспоре.

 

В течение первой декады после распада СССР у многих сложилось впечатление, что мир стал и останется однополюсным. В результате роль «армянского фактора» снизилась, поскольку ее актуальность в значительной мере зависела от напряженности отношений между глобальными полюсами – СССР и США. Десятилетие с 1991 по 2000 годы стало периодом упущенных возможностей консолидации армянского народа, каковыми явились не только обретение страной независимости, но и объединяющий потенциал, высвободившийся в результате землетрясения и Арцахской войны.

 

Сегодня мир вступил в многополюсную фазу. Неизбежное напряжение между полюсами вновь актуализировало роль «армянского фактора». Как нам представляется, идея объединения армянского народа должна анализироваться и оцениваться не только с точки зрения известного проекта «Армянский мир», но и с учетом пристрастия основных геополитических игроков. Необходимо отчетливо представлять себе интересы вовлеченных в соревнование за контроль над «армянским фактором» крупнейших стран и блоков – России, США и Европы. Одним из индикаторов возобновления соперничества за влияние на «армянский фактор» является существование одновременных попыток продвижения идей консолидации армянского народа с центром в Республике Армения (проект «Армянский мир») и консолидации Диаспоры с центром за пределами и без участия армянских государств.

 

***

В вышеизложенном контексте идея создания Сената как части двухпалатного Парламента, недавно озвученная Министром по делам диаспоры Республики Армения Грануш Акопян, заслуживает самого пристального внимания.

 

Приведем конспект основных тезисов, высказанных г-жой Акопян в недавнем интервью, данном ею тележурналисту Степану Закаряну.

 

Во-первых, политика Республики Армения по отношению к Диаспоре основывается на следующих основополагающих принципах:

 

1) Республика Армения является родиной всех армян;

 

2) Армянином является каждый чувствующий себя армянином человек, – то есть, армянам, которые по каким-либо причинам – географическим, лингвистическим, культурным или религиозным – оказались удаленными от своих корней, должна быть предоставлена возможность вернуться к своей национальной идентичности;

 

3) Армяне Диаспоры должны интегрироваться в Республике Армения, став ее гражданами;

 

4) Необходимо изменить стереотип отношения к Диаспоре как к донору, применяя взамен принцип поощрения инвестиций в Армению.

 

Согласно г-же Акопян, конституционные поправки, целью которых является превращение Диаспоры в «Армения-центричный» («հայաստանակենտրոն») феномен, являют собой шаг к реализации этих принципов.

 

Во-вторых, создание Сената обеспечит политическую роль Диаспоры в Республике Армения. Министр отметила, что идея участия диаспор в национальных парламентах не является совершенно новой. Так, например, во французском Парламенте 12 сенаторов являются представителями диаспоры, а в Палате Представителей таких лиц шестеро.  В Верхней Палате итальянского Парламента представители диаспоры насчитывают 12 человек.

 

В-третьих, членами Сената могли бы стать как представители Диаспоры, так и Республики Армения.

В-четвертых, в Диаспоре существует идея создания выборного органа. По мнению Министра, это хорошая, но, по известным причинам, труднореализуемая инициатива. Г-жа Акопян выразила уверенность, что участие Диаспоры в Сенате Республики Армения является наиболее продуктивным решением.

 

Сделанные г-жой Акопян заявления являются предложением начать дискуссию относительно идеи Сената и определения ее содержания.  Согласно Министру, после всенародного обсуждения необходимо будет разработать механизмы создания и функционирования Сената, предложить соответствующие конституционные изменения и затем вынести их на всенародное «да».

 

***

Наша критика начинается с выдвинутого Министром постулата о том, что Республика Армения является родиной всех армян.

 

В то время как мы уверены, что без сильной и стабильно развивающейся Республики Армения мы не можем надеяться на возвращение Западной Армении, для значительной части «старой» Диаспоры, представляющей собой потомков жертв Мец Егерна, понятие Родины концептуально и территориально значительно шире, чем Республика Армения в ее нынешних границах. Как бы мы ни относились к подобного рода «мечтам», это данность, с которой нам придется считаться.  Кроме того, второе армянское государство, Республика Арцах, не вписывается в приведенное Министром определение.

 

Как нам представляется, определение термина «Родина» в контексте государственной политики по отношению к Диаспоре нуждается в тщательном продумывании.  Ограничение армянской Родины только границами Республики Армения противоречит сложившимся в Диаспоре представлениям, поскольку несет в себе опасность разрыхления идеи возвращения армян в Западную Армению, и, как следствие, способна a priori вызвать отторжение провозглашенного Министром тезиса.

 

Для значительной части «старой» Диаспоры такое определение будет восприниматься как неполное, ведь для этого компонента армянского народа идея возвращения на Родину означает возвращение, прежде всего, в Западную Армению – в места, откуда были изгнаны их предки. Следовательно, мы считаем, что понятие Родины должно быть инклюзивным, включающим в себя как Республику Армения и Республику Арцах, так и Западную Армению.

 

Вместе с тем, мы полностью солидарны с высказыванием Министра о том, что государственная политика Республики Армения должна исходить из того, что «армянином является каждый человек, чувствующий себя армянином» и что «все армяне должны интегрироваться в Республике Армения, став ее гражданами».

 

Ограничения, накладываемые объемом данной публикации, не позволяют нам дать развернутую критическую оценку «Закона о двойном гражданстве». Поэтому мы ограничимся лишь кратким концептуальным рассуждением.

 

Нам видятся две основные цели предоставления двойного гражданства.  Первая цель связана с содействием самосохранению армянской идентичности в местах проживания (без репатриации и предоставления избирательных прав).  Вторая призвана активно стимулировать репатриацию, прежде всего из регионов Ближнего Востока, Средней Азии, России и Турции (в том числе так называемых «криптоармян»).  Механизмы предоставления двойного гражданства обязаны учитывать особенности этих двух основных целевых групп, оставаясь при этом настолько универсальными, чтобы ни одна группа или ее часть не выпали из соответствующего процесса.

 

В вышеизложенном контексте, как представляется, существующие механизмы предоставления гражданства носят поверхностный и, в определенном смысле, бутафорский характер.

 

Мы полагаем, что классификация кандидатов на получение гражданства должна происходить согласно двум основным критериям, а именно, в соответствии в первую очередь с самосознанием конкретного человека и лишь во вторую, с его этническим происхождением. Закон в его нынешнем виде опирается лишь на принцип формального этнического происхождения, а не на более важный фактор осознания принадлежности к Армении и ее народу.

 

После принятия Национальным Собранием изначально несовершенного «Закона о двойном гражданстве», его претворение в жизнь было практически блокировано подзаконными актами, составленными на уровне чиновников низшего и среднего звена. Закон этот, вкупе с подзаконными актами, являет собой в лучшем случае промах, взращенный до гигантских размеров методологического подхода. Еще Гёте говорил, что все фактическое уже есть теория, обозначая, таким образом, приоритетность действительности над пустопорожними рассуждениями, ярким примером которых является непродуманный должным образом и наспех принятый Закон.

Основной недостаток Закона заключается в отсутствии сколько-нибудь тщательной разработки концепции и подходов к проблемам идентификации и интеграции армян. По этой причине не требуется дар Кассандры, чтобы уже сегодня предвидеть скорое поражение провозглашенного Министром тезиса.

 

Принцип «армянином является каждый чувствующий себя армянином» полностью дезактивируется требованием представления в ОВИР многочисленных доказательств принадлежности к армянскому этносу (уже не говоря о внушительном списке иных, достаточно бессмысленных, документов и справок). Заявления на предоставление гражданства рассматриваются в срок до одного года, что не имеет под собой сколько-нибудь разумного основания. Требования усложнения процедуры предоставления гражданства по настоянию «компетентных органов» исходят исключительно из их собственной узковедомственной выгоды, а, проще говоря, банальной лени и непрофессионализма, и явно противоречат Закону, а также государственным и общеармянским интересам.

 

Так, у Государства Израиль внешних вызовов было и есть намного больше, особенно с учетом того, что репатриация в страну происходила большей частью из стран Варшавского договора, но, тем не менее, израильское гражданство предоставлялось практически немедленно.

 

Заявленному Министром принципу больше соответствовала бы законодательно закрепленная норма, обеспечивающая каждому лицу, вне зависимости от «доказанной» этнической принадлежности, право на получение армянского гражданства при представлении всего лишь трех документов: прошения-анкеты с соответствующим обоснованием, сертификата о крещении в любой христианской церкви и свидетельства о принесении присяги на верность одному из армянских государств. Такая присяга может быть совершена в ОВИРе или в любом из консульских учреждений Республики Армения или представительств Нагорно-Карабахской Республики. Мы уверены, что для удовлетворения прошения о предоставлении гражданства 72 часов со времени подачи более чем достаточно.

 

Опасения, что при либерализации процедуры получения гражданства «весь мир ринется за армянскими паспортами», не выдерживают сколько-нибудь серьезной критики, в том числе, по следующим причинам. Во-первых, в слаборазвитую, коррумпированную, находящуюся в блокаде и в незавершенном состоянии войны страну никогда и нигде массового притока населения не бывает. Во-вторых, в любом случае, въезд в Армению и последующее свободное бесконтрольное передвижение по ней граждан любой, даже потенциально враждебной, страны, ограничивается исключительно формальным получением въездных виз на пограничных пунктах. В-третьих, при совершении противоправных действий, направленных против интересов национальной безопасности, у компетентных органов будет больше возможностей для законного преследования собственных граждан, чем граждан иностранных государств.

 

Очевидно, что высказанный Министром безусловно верный и неоспоримый принцип необходимости изменения стереотипа отношения к Диаспоре как к донору, заместив его принципом поощрения инвестиций в Армению, является инструментом для осуществления жизненно важной государственной задачи инициирования и дальнейшего стимулирования массовой репатриации, роста количества населения и обеспечения разнообразия субкультур и, тем самым, приумножения политического, экономического и культурного потенциала страны. Способ организации этого процесса существенно зависит от духа времени и национальных особенностей. Каждое государство в свое время использовало соответствующие средства и опыт.

 

Известно, что Тигран II, для развития торговли и ремесел в новообразованных городах, переместил в Армению из завоеванных им стран значительное количество населения. Несмотря на то, что Империя Тиграна II просуществовала сравнительно недолго, поставленная им задача развития страны все же была выполнена. В конечном итоге, завезенное инородное население было полностью ассимилировано.

 

Приведем другой пример. Когда османы отторгли у иранцев часть Восточной Армении, персидский шах Аббас, чтобы сохранить экономически активное армянское население для Персии, насильственно переселил в 1599-1607 годах почти 300.000 армян в глубь своей страны, в Исфахан, предоставив при этом переселенцам существенные экономические льготы.

С другой стороны, имеются примеры добровольного переселения развитого в культурном, экономическом и техническом аспектах населения. Это, в частности, обширный опыт Российской Империи времен Петра I и Екатерины II. Поставив перед собой задачи преодоления экономической отсталости и совершения технологического прорыва, Российская Империя получила грандиозный импульс развития в результате привлечения в страну большого числа европейцев немецкого, голландского, скандинавского, итальянского, французского и иного происхождения. Россия, полупрезрительно именовавшаяся в Европе не иначе как «Московия», стала настоящей, признанной другими монархами Империей лишь после того, как смогла успешно объединить в единое целое русскую пассионарность с привнесенными европейцами духовными, интеллектуальными и военными достижениями.

 

Ко времени окончания правления Петра I в 1725 году, иностранные офицеры, купцы, ученые, архитекторы, врачи и ремесленники уже составляли немалую часть общества. Но только при восшествии на российский трон Екатерины II Великой (урожденной Ангальт-Цербской) приглашение иностранцев получило новый, более мощный, толчок. В 1763 году Императрица издала специальный Манифест, предусматривавший предоставление западным переселенцам значительной финансовой помощи, по 30 гектаров земли на каждую переселявшуюся семью и освобождение от армейского призыва и налогов до достижения переселенцами 30-летнего возраста.  В результате, только за три года, между 1764 и 1767 гг. примерно 29.000 европейцев переселилось в Российскую империю. В 60-х годах XIX века количество переселенцев составило 200.000 человек. По состоянию на 1913 год в Российской империи россиян только немецкого происхождения проживало около 2.400.000 человек.

 

Большая часть из прибывших иностранцев в рекордно короткие сроки оседала в тысячах построенных ими же населенных пунктах, и, прежде всего, в стратегически важных для Империи регионах Северного Кавказа, Причерноморья, Крыма и Поволжья.  Как известно, новые российские иностранцы – носители высочайшей культуры своего времени, внесли бесценный вклад в развитие русской государственности, а также в науку, культуру и образование. Назовем некоторые наиболее известные имена: Беринг, Крузенштерн, Беллинсгаузен, Витгенштейн, Фонвизин, Клодт, Растрелли, Лермонтов, Дельвиг, Нессельроде, Фельтен, Монферран, Лампи, Брюллов, Шлиман, Плеве, Ламсдорф, Врангель, Литке, Ленц, Якоби, Струве, Витте, - перечисление лишь малой толики великих русских европейцев и их заслуг перед российским Отечеством могло бы занять несколько внушительных томов убористого текста. Поэтому далеко неслучайно, что основные территориальные приобретения и многие научные открытия были сделаны только после начала процесса интенсивной интеграции иностранцев.

 

У нас имеется сравнительно недавний опыт массовой репатриации. В частности, вскоре после октябрьского переворота 1917 года, руководство Советской Армении начало организацию целенаправленного возвращения на Родину. В 1921 году было репатриировано 3.000 армян из Ирака. В 1922 году еще 3.000 человек переехали в Армению на постоянное место жительства. В 1923 г. происходило переселение из Вана и Ирана. С 1924 года началось возвращение наших соотечественников из Греции, Сирии, Турции и Франции. С того же, 1924 года, репатриация стала массовым явлением. Всего за 1921-1936 годы репатриировалось более 42.000 человек. Более того, десятки тысяч армян репатриировались в страну после окончания Второй Мировой войны.

 

Несмотря на тяжелое экономическое положение, по решению ВЦИК СССР от 16 августа 1923 г., репатрианты освобождались от всех видов налогов не менее чем на три года, а также приобретали право на бесплатную беспошлинную транспортировку своих грузов. Одновременно проводилась целенаправленная работа по приглашению в Армению представителей научно-технической и творческой интеллигенции (Сарьян, Исаакян, Ширванзаде, Ачарян, К. Зарян, Таманян и многие другие).  В нищей стране с почти 90-процентным малограмотным аграрным населением и значительным количеством спасшихся от Мец Егерна голодающих беженцев, для новоприбывших представителей интеллигенции были созданы сносные условия существования и предоставлена практически полная свобода профессиональной деятельности.  В то время наиболее существенным стимулом для репатриации стал идеологический фактор.  Эти люди, в основном уроженцы Западной Армении и Диаспоры, ехали в советскую Армению для участия в строительстве воссозданного армянского государства и построения нового справедливого, свободного от эксплуатации общества.  Иными словами, ими двигала идея национального и социалистического возрождения армянского народа.

 

Разумеется, что в современном прагматическом мире идейные соображения ослаблены и уже не пользуются прежним воздействием на умы. Как было отмечено, в «лихие 90-ые» эмоциональный и идеологический потенциал армянского народа был израсходован крайне неэффективно. Поэтому для стимулирования репатриации нам предстоит тщательно изучить и задействовать инструменты, как подобные российским (петровско-екатерининского периода) и нашему собственному опыту первой половины XX века, так и более современные, отвечающие духу и потребностям нынешней эпохи.

 

Для привлечения в страну состоятельных, обладающих современными знаниями и профессиональными навыками людей армянского и иного происхождения, необходима тщательная разработка практических мер. Реализация этих мер будет возможна только при условии предоставления репатриантам и иностранцам значительных налоговых и иных льгот. Ясно, что осуществление данной идеи возможно только при проявлении четко обозначенной политической воли и длительного кропотливого самоотверженного труда на местах.

 

К вышеперечисленным Министром по делам Диаспоры четырем принципам следует добавить пятый, более общего свойства: нам жизненно необходимо изменить стиль функционирования государственной бюрократии, произведя скрупулезное очищение законодательства от непозволительно большого количества подзаконных актов, искажающих и нивелирующих дух и смысл Конституции и законов страны.

 

Наконец, выскажем наши соображения относительно состава и функций Сената.

 

Очевидно, и этот факт был отмечен Министром, что Сенат, состоящий исключительно из представителей Диаспоры, значительно ограничит его роль в общественно-политической жизни страны.  Поэтому, как нам представляется, кроме определенного числа представителей Диаспоры, в Сенат могли бы войти также следующие категории лиц:

 

a) Бывшие президенты и премьер-министры Республики Армения и Нагорно-Карабахской Республики - прежде всего для того, чтобы их обширные знания и бесценный практический опыт в государственном строительстве и управлении не оставались невостребованными.

 

b) Все действующие члены Конституционного суда, которые, став, таким образом, частью законодательной власти, могли бы с большей авторитетностью решать вопросы, связанные с осуществлением конституционного правосудия.

 

c) Католикос Всех Армян, Католикос Киликийский, а также назначаемое Католикосом Всех Армян определенное число представителей духовенства.

 

d) Представители науки, образования, искусства, предпринимательства и прочие заслуженные люди, вне зависимости от их настоящего гражданства и этнической принадлежности, -

 

(i) назначаемые Президентом по представлению действующего Премьер-министра, и

 

(ii) избираемые Нижней Палатой Парламента из составленного Председателем Национального Собрания по согласованию с руководителями фракций списка альтернативных кандидатов.

 

Разумеется, приведенные выше категории сенаторов не являются исчерпывающими.

 

Представляется существеннейшим фактором обеспечение сенаторам пожизненного членства. Сделать это нужно для того, чтобы сенаторы принимали решения, руководствуясь, прежде всего, государственными интересами, здравым смыслом, профессиональным опытом, нравственными принципами и собственной совестью, наконец, а не требованиями внутрипартийной либо фракционной дисциплины или любыми иными прагматическими и компромиссными соображениями. Мы уверены, что без предоставления сенаторам пожизненного членства Сенат станет мертворожденным органом, поскольку в этом случае его функции ограничатся бесполезным, но весьма дорогостоящим дублированием работы Нижней Палаты.

 

Основной задачей Сената может стать выборное – на усмотрение любого отдельного сенатора – обсуждение законопроектов и внесение законодательных предложений в Нижнюю Палату. Одновременно Сенат послужит «ситом», через которое будут «просеиваться» проекты законодательных актов, принимаемых Нижней Палатой, до их вынесения на утверждение Президенту.

 

Таким образом, Сенат мог бы стать верхней палатой Парламента, вполне независимой, но дополняющей работу Нижней Палаты и активно способствующей деятельности Парламента в целом.

 

***

Наши рассуждения, конечно же, не претендуют на истину в последней инстанции. Мы всего лишь взяли на себя смелость высказать некоторые мысли, которые, как мы надеемся, окажутся полезными в инициированной Министром по делам Диаспоры профессиональной и экспертной дискуссии. Симон ВИРАБЯН, Voskanapat.info

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 597
Календарь новостей
«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru