Суббота, 28.05.2022, 15:36
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2011 » Февраль » 13 » Эксперт: Израиль и энергокоммуникации
Эксперт: Израиль и энергокоммуникации
11:28

Analitika.at.ua. Создание ряда крупных нефтепроводов и газопроводов в Кавказско-Каспийском и в Центрально-Азиатском регионах не могло не остаться без внимания Израиля, который не только пытается решить свои энергетические проблемы, но и сформировать некоторый ряд партнеров и союзников в регионе Большого Ближнего Востока. Израиль обладает для этого многими предпочтительными политическими и финансовыми ресурсами, включая свое влияние на правительства США, Турции и России, а также на ведущие нефтяные и инвестиционные компании. Следует также отметить, что страны - поставщики нефти и газа также заинтересованы в проникновении на рынки Ближнего Востока, в том числе, в том, чтобы иметь определенное влияние на Израиль, посредством которого они надеются решать свои проблемы в международной политике и бизнесе.

 

Если на первых этапах рассмотрения данных проектов Израиль не демонстрировал свое присутствие, то это не означает, что его присутствия в принятии решений не имело места. Израиль, через своих владельцев крупных компаний и банков в России, неоднократно предлагал весьма оригинальные и нестандартные решения. Например, известно, что Израиль, опираясь на свои возможности в Москве, выдвинул предложение об участии России, то есть, ее нефтяных компаний в сооружении нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и транспортировке по нему своей нефти. Израиль также играл большую роль в интеграции Казахстана в осуществлении энергокоммуникационных проектов.

 

Энергический коридор Восток – Запад имеет ряд целей и задач. Одной из целей (во всяком случае, на определенном этапе геоэкономического проектирования и политического осмысления) является обеспечение независимости от арабских и иранских источников обеспечения энергоресурсами Турции и Израиля. Президент грузинской государственной нефтяной компании Георгий Чантурия сообщал об одной причине, в силу которой США поддержали проект Баку – Тбилиси - Джейхан. Он отметил, что это позволило бы Израилю брать нефть в Джейхане. Турция является единственным ближневосточным государством, с которым у Израиля сохраняются хорошие отношения. Именно этот фактор сыграл решающую роль в усилиях произраильских лоббистских групп в России (прежде всего, в лице крупных инвестиционных банков и нефтяных компаний) в направлении «привязки» России к данному проекту, что должно было привести к транспортировке российской нефти по данному маршруту. В этих усилиях принимала участие компания «Бритиш Петролеум», которая рассматривала Россию как основного гаранта безопасности данного и других проектов и своего глобального партнера.

 

После некоторых размышлений и оценок политическое руководство России поняло, что тем самым Россия становится подчиненным партнером американского глобального проекта и отказалось от какого-либо участия. Компания ЛУКойл – одни из важных геоэкономических инструментариев России - продала свою часть в пакете «контракта века», и тем самым Россия дистанцировалась от обязательств. Это практически развязало ей руки в реализации альтернативных проектов. Вместе с тем, нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан обеспечит до 50% предполагаемого потока нефти – до 25 млн. тонн будут потреблять Израиль, чья потребность составляет 9 млн. тонн, и Турция – потребность – 16 млн. тонн. Для Израиля данный нефтепровод имеет гораздо более важное значение, чем для Турции. Появление в 300 милях от порта Хайфы «новой большой» нефти важно не только для безопасности, но и для его улучшения нелегкого экономического положения.

 

Вместе с тем, направленность Баку – Тбилиси – Джейхана на потребности Израиля приведет к снижению уровня безопасности данного нефтепровода, имея в виду возможные акции со стороны арабских и исламских радикалов. При этом, Турция будет рассматриваться как геоэкономический партнер Израиля. Следовательно, нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан, возможно, станет объектом диверсионно-террористической атаки исламских радикалов. В данной перспективе не заинтересованы ни Турция, ни США, ни Великобритания, а также – «Бритиш Петролеум» и другие нефтяные компании, представляющие несколько западных государств. Но и Израиль стремится обеспечить свою энергетическую независимость. В связи с этим, Израиль не заинтересован в усилении своей зависимости даже от своего единственного партнера в регионе – Турции. Израиль, опираясь на свои позиции в российских нефтяных компаниях и реализуя свою стратегию установления тесных партнерских отношений с Россией, пытается реализовать проект транспортировки российской нефти по нефтепроводу Ашкелон – Эйлат, протяженностью 230 км и с пропускной способностью 50 млн. тонн., с целью доставки нефти в регионы Дальнего Востока. Следовательно, Израиль все более предпочитает «многополярную», разнонаправленную геоэкономическую политику, связывая решение своих энергетических проблем и проблем безопасности с Россией. Снижение заинтересованности Израиля в проекте Баку – Тбилиси – Джейхан сокращает лоббистскую составляющую в США и в Великобритании для других энергетических проектов, связанных с Турцией. Данные обстоятельства, видимо, проявятся в будущем. Это определяет израильский фактор как достаточно негативно-действующий для энергетических интересов Турции.

 

Другим проектом, в котором очень заинтересован Израиль, является сооружение нового газопровода компании «Газпром» через территорию Турции и по дну Средиземного моря в Израиль, что имело бы огромное значение для решения энергетических проблем страны. Осуществление данного проекта позволило бы модернизировать топливную систему Израиля, создать новые химические производства, и тем самым внести значительные ценовые корректировки в израильскую экономику. Вопрос данного газопровода все более актуализируется, и «Газпром» продолжает проталкивать этот проект совместно с Турцией и ее ведущими компаниями.

 

Израиль надеется стать важной геоэкономической «точкой», в результате транзита газа и нефти через его территорию в направлении обширного бассейна Индийского Океана. Наряду с Турцией, которая стремится стать международным энергетическим «узлом», Израиль, также, пытается выполнять данную роль и занять более важные позиции в геоэкономике и геополитике. Израиль испытывает определенную изоляцию, и не только на Ближнем Востоке, и одной из приоритетных задач его политики является преодоление данной изолированности. Данная проблема, отчасти, может быть решена с помощью этих энергокоммуникационных проектов. Израиль обладает опытом использования транзита нефти по нефтепроводу Эйлат – Ашкелон, то есть от Красного моря в Средиземное, но в данном случае имеются надежды на транспортировку нефти в обратном направлении, что расширяет вдвое мощности по перекачки нефти по этому нефтепроводу с 40 до 80 млн. тонн. Данный нефтепровод, построенный в начале 70-х годов при участии Ирана, тогда выполнял роль альтернативного «Суэцкого канала». Данный транзит нефти может быть значительно увеличен, при условии использования российской и казахстанской нефти. Это станет важным направлением в политике Израиля по установления обязывающих отношений с Россией, Казахстаном, Азербайджаном, Турцией и, возможно, с Туркменией.

 

Наряду с евразийским направлением энергокоммуникационного проектирования, имеют место попытки Израиля в какой-то мере привязать на себя нефтепроводы, тянущиеся от Персидского залива до Средиземного и Красного морей. Не остался незамеченным коррупционный скандал, связанный с попытками Шимона Переса и его людей пойти на уступки Сирии по вопросу о Голанских высотах, в обмен на сооружение от Персидского залива до порта Хайфа гигантского нефтепровода, с пропускной способностью 80 млн. тонн, или реализовать вторую версию этого проекта – проложить этот нефтепровод к южноливанскому порту Сайда, при договоренностях между Израилем, Сирией, Ливаном и Саудовской Аравией по проблемам гарантий безопасности нефтепровода и терминала. Другим проектом, связанным с нефтью Залива, является сооружение нефтепровода от месторождений Южного Ирака до Иорданского порта Акаба и израильского порта Эйлат, при заключении многостороннего договора между Израилем, Иорданией и Ираком. То есть, Израиль пытается, если не непосредственно, то опосредовано стать транзитным узлом нефти и газа в регионе.

 

Нужно сказать, что эти проекты и инициативы вызывают большие сомнения на Западе, прежде всего, в континентальной Европе и в Великобритании, прежде всего, в части безопасности. Американские и британские эксперты, а также фирмы типа «Control-risk» считают, что они совершенно верно и взвешенно определили уровень рисков для нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и энергокоммуникаций в целом со стороны курдских политических и военных организаций. По их мнению, конечно же, риски имеют место, но они недостаточно высоки, чтобы рассматривать их как серьезные ограничители. Однако курдский фактор столь разносторонний и непредсказуемый, что делать какие-либо прогнозы в части рисков совершенно бессмысленно. Курдские организации выступают совместно с 64 неправительственными организациями Европы и США, протестующими по проблеме о сооружении данного нефтепровода. Представитель Комитета защиты прав курдов Керим Йылдыз (Kerim Yildiz) – один их участников данной общественной кампании считает, что «Этот нефтепровод милитаризует зону, по которой он протянется - от Каспия до Средиземноморья, и будет угрожать хрупкому режиму прекращения огня, который установился в Курдистане». В целом, курдский фактор признается как наиболее серьезный фактор в реальной надежности Турции как политического партнера. Именно курдский фактор стал одним из основных в отношениях между Турцией и США по поводу Ирака. Но гораздо высокие риски имеют место по поводу деятельности исламских арабских радикальных группировок, которые, конечно же, не допустят ни сооружения, ни даже обсуждения данных проектов.

 

Представляют интерес усилия Израиля по политическому обеспечению осуществления этих проектов, и при этом, всяческое использование турецко-армянских и азербайджано-армянских противоречий. Обращаясь к этой теме, приведем и комментарии турецких СМИ. Так, выступая по гостелевидению Турции, профессор университета Анкары Гасан Кени заявил следующее: «Вторым крупным после США союзником Израиля является Турция. Однако этот союз развивается в основном в сфере военного сотрудничества». Обратившись к стратегическому треугольнику Турция-США-Израиль, Кени подчеркнул его острую необходимость в регионе - особенно для трех государств, составляющих его часть. При этом, Кени подчеркнул важность фактора треугольника как для Израиля, так и для Турции, которая нуждается в Израиле в плане нивелирования армянского вопроса усилиями еврейского лобби. По этому поводу напомним, что, предприняв усилия к тому, чтобы резолюция о признании геноцида армян была отвергнута Палатой представителей Конгресса, США, по свидетельству еженедельника «Арминиан миррор спектейтр», по сути, выполнили требование правительства Израиля, к которому, в свою очередь, обратилась Турция. Любой визит президента, премьер-министра, министра обороны Израиля в Турцию, если и прямо не касается Армении, то затрагивает один из приоритетов нашей внешней политики - процесс признания Геноцида армян.

 

Впрочем, речь не только о геноциде, но и суждениях лидеров Израиля о терроризме, которые лидерами израильского государства обычно начинаются и кончаются оправданием политики Израиля по отношению к палестинцам. В этом плане уместна ссылка на газету «Акит», придерживающуюся позиций турецких исламистов. Статью о визите в Анкару министра обороны Израиля газета озаглавила так: «Еврейский министр - на правах хозяина дома». В статье речь велась в основном о приеме, устроенном начальником Генштаба вооруженных сил Турции министру обороны Израиля. Турция и Израиль имеют совместных 32 проекта общей стоимостью в 25 млрд. долларов, осуществление которых было отложено вооруженными силами Турции вследствие экономического кризиса. В столь тяжелых условиях логично было бы пересмотреть турецко-израильские военные и военно-промышленные проекты стоимостью в 19 млрд. долларов. В этих проектах особо выделяются модернизация танков, находящихся на вооружении турецкой армии, как и покупка военных самолетов, работающих в режиме автопилота, противотанковых ракет и ракет системы «земля-земля», вокруг чего вооруженные силы Турции имели договоренность с властями Израиля. Аналогичная политика проводится Израилем в отношении Азербайджана, где в 2009 году побывал президент Шимон Перес, что вызвало возмущения в арабских странах и в Иране. Во время визита Ш.Перес, как и другие израильские политики, подтвердил, что Израиль готов и далее поддерживать Азербайджан в отстаивании его интересов, прежде всего, на американской политической арене. Примечательно то, что, выступая в Баку, Временный поверенный Израиля в Азербайджане Шмюэль Моял нещадно обвинил армян в «массовой резне азербайджанцев». Подобная оценка Шмюэля Мояла зиждилась лишь на том, что армяне, на его взгляд, придерживаются «экстремистских позиций». Это призвано укрепить стратегический треугольник Турция-США-Израиль. Посему и упомянутый визит Ш.Переса, невзирая на цели, является знаковым для Армении, поскольку государства, соединенные в треугольник, едины в подходах как к Армении, так и к армянам. Видимо, постоянные провокации израильских властей против Армянской церкви в Иерусалиме, также имеет целью демонстрации расположенности Израиля к Турции и Азербайджану.

 

Вместе с тем, политика Израиля наталкивается на ряд серьезных препятствий. Позиции еврейских организаций в США, хотя и остались прежними, но их действия в отношении лоббирования интересов Турции и Азербайджана становятся сомнительны, и им стало необходимо употреблять гораздо большие усилия. В особенности это касается защиты интересов Турции, которая уже перестала быть надежным, как прежде, партнером США. Турция и Азербайджан все больше ощущают изолированность в исламском мире, играя на противоречиях между Израилем и Ираном. Израиль, также, понимает, что кооперация с Азербайджаном не приносит развития их стратегии в Евразии, так как Азербайджан сам оказывается в сильной изоляции в исламском мире. Одновременно, сотрудничество с Грузией продемонстрировало уязвимость позиции Израиля, так как его военная помощь Грузии осуждена Россией и Европейским сообществом, а для Израиля отношения с Россией несравненно важнее отношений с Грузией. Государства Центральной Азии не стремятся к установлению тесных отношений с Израилем, опасаясь реакции исламских групп, а также, отрицательного отношения Ирана и некоторых арабских государств. План Израиля по преданию Армении в жертву своим планам имеет весьма ограниченный и не эффективный характер. Игорь Мурадян, Иратес Де-Факто. lragir.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 938
Календарь новостей
«  Февраль 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru