Вторник, 25.06.2024, 19:22
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2011 » Август » 2 » Франция и ближневосточная политика Турции
Франция и ближневосточная политика Турции
01:06

Analitika.at.ua. На фоне масштабных революционных событий в Арабском мире представляют интерес мнения и оценки французских и европейских экспертов в рассмотрении основных проблем, с которыми сталкиваются Франция и Европа в связи с региональной политикой Турции.

 

Ближний Восток длительное время находился вне должного внимания Европы, ведущих европейских держав, Европейского Союза, а в последнее время политика США привела к максимальному дистанцированию стран Ближнего Востока от Западного сообщества. Одновременно, когда Иран, воспользовавшись данной ситуацией, рассматривал себя как «лидер» арабского мира, и за время операции США в Ираке усилил свои позиции, любая инициатива со стороны крупного регионального государства была бы воспринята с охотой и определенными надеждами. Арабские государства, прежде всего, страны Персидского залива, а также суннитские политические общины и группировки в Ираке и в Ливане опасаются Ирана, считают его экспансионистским государством, пытающегося навязать арабам свою политику и идеологию. Инициативы Турции, которая рассматривалась как государство, настроенное анти-израильски и анти-ирански одновременно, стали вполне приемлемыми для арабских стран.

 

Первый опыт внедрения Турции на Ближнем Востоке состоялся в Сирии, которая выяснила, что добрососедские отношения с Турцией приводит к упрочению положения страны, находящейся в режиме конфронтации не только с Израилем, но и с Западным сообществом. Суннитские общины в Ливане и в Ираке, оказавшись в ситуации конфронтации с шиитами, восприняли Турцию как важного партнера. По мнению экспертов, некоторые коллеги и политики в Европе не видят каких-либо угроз в результате усиления влияния Турции на Ближнем Востоке, но уже сейчас очевидно, что, декларируя создание некой зоны экономического сотрудничества, Турция, несомненно, пытается политизировать этот проект и экономические отношения, в целом.

 

Экономические результаты этих инициатив не могут быть существенными. Турция не обладает должным экономическим и технологическим потенциалом, необходимым для действительного развития, а всего лишь захватывает рынки для своей продукции, то есть, в основном продукции легкой и пищевой промышленности. Ни о каких значительных инвестициях в развитии не может быть и речи, Турция сама нуждается в инвестициях и кредитовании. Сирия уже успела убедиться в том, что Турция не может быть крупным инвестором, в особенности, в крупные инфраструктурные и промышленные проекты.

 

Военный договор с Сирией носит весьма ограниченный характер и касается лишь вопросов обучения вооруженных сил. Турция не собирается предоставлять Сирии современные вооружения, а также оказывать финансовую помощь для приобретения военной техники. Турция просто не обладает такими ресурсами. В настоящее время, Франция поняла ошибочность прежней позиции в отношении Сирии и предложила ей программы обновления вооружений, осуществления крупные инвестиции в развитие инфраструктур и энергетики, в которых будет участвовать и Германия. Во Франции многие считают, что режим Башара Асада вполне может быть реформируемым, имеет те или иные тенденции к внутренним переменам, но изоляция страны только усугубит его положение и вызовет поиск поддержки как у Турции, так и у Ирана.

 

В отношении Ливана эксперты считают, что Турция - это не та страна, которая могла бы выступать серьезным посредником между общинами и политическими группировками в Ливане, и ее попытки играть посредническую роль имеют только поверхностный, скорее, декларативный характер. Естественно то, что суннитская община Ливана ожидает односторонней поддержки со стороны Турции, но это уже вызвало недовольство проиранской шиитской партии «Хезболла», которая практически выразила свое недовольство и недоверие турецким посредническим услугам.

 

По мнению экспертов, такая толерантная во внешней и внутренней политике арабская страна, как Иордания, которая всегда пыталась «оставлять дверь открытой» для Турции в арабский мир, также выражает опасения в связи с усилением и «непропорциональным» политическим вторжением Турции на Ближний Восток. По мнению некоторых арабских экспертов, Сирия и Ливан стали первым этапом внедрения Турции на Ближний Восток, но очень легко могут стать «замком» для нее в этот регион.

 

Иран продолжает доброжелательно отвечать на инициативы Турции в сфере, в частности,  создания региональной экономической зоны сотрудничества, но уже заметны опасения Ирана в связи с активностью Турции и, прежде всего, в «шиитском поясе» - Сирии, Ливане и Ираке. Ведущие арабские государства – Египет и Саудовская Аравия, рассматривающие себя как ответственные за судьбу всего арабского мира, так же, как и США, рассматривают усиление Турции как рычаг создания баланса сил перед лицом сильного иранского влияния, но это продолжилось недолго, и оба ведущих арабских государства уже оказали давление на Сирию и Ливан, а также активно работают в Ираке, где проводят «предупредительную» политику, которая, очевидно, в какой-то мере, согласована с США.

 

Франция и Германия рассматривают Ирак, а также Восточно-Аравийский регион, включая арабские государства Персидского залива, как благоприятную зону своего экономического влияния. Франция впервые создала свою военно-воздушную базу в Арабских Эмиратах, что говорит о ее намерениях придать своей региональной политике признаки стратегии. Франция, Великобритания и другие европейские государства являются крупными поставщиками вооружений на Ближний Восток, прежде всего, арабским государствам. Причем, Великобритания, Франция и Италия вполне могут конкурировать по качеству с американскими и российскими вооружениями.

 

Вооруженные силы Египта регулярно участвуют в военных учениях НАТО. Сотрудничество Турции в военно-технической сфере было незначительным, но оно может быть расширено. Вполне вероятно, что впоследствии в регионе могут появиться и турецкие военные инструкторы, и другие военные специалисты. Это совершенно не отвечает интересам европейских государств, даже несмотря на сотрудничество с Турцией в рамках НАТО. Отмечается, что между большинством европейских государств, членов НАТО и ЕвроСоюза, так или иначе, осуществляются консультации по поводу поставок вооружений в регионы Ближнего Востока, Южной Азии и Африки, и европейцы не хотели бы применять консультаций с Турцией.

 

Перспективы нового политического курса Турции все еще плохо просчитаны, несмотря на важность этой темы, в Европе недостаточно уделяется внимания ее внешней политике, в особенности, ее региональной политике. Вернее, наблюдений и информации достаточно, но аналитические выкладки пока не столь глубоки. Многие эксперты предпочитают придерживаться устаревших «клише», и в политической литературе доминирует некий пацифистский стиль. По оценке экспертов, во всех региональных направлениях турецкой внешней политики предстоят новые конфликты, новые конфронтационные отношения. Уже сейчас, при всей декларативности турецкой политики, стремящейся, якобы, решить проблемы в регионах и исключить рост напряженности и насилия, происходят самые неприятные события, связанные с отношениями не только с государствами, но и с этническими и религиозными общинами.

 

Эксперты прогнозируют рост напряженности именно в тех направлениях, где Турция уже успела в какой-то, мере утвердиться, - это Сирия и Ливан. В перспективе будет происходить конфронтация и между Турцией и Ираном, которые до сих пор так и не выяснили отношений по большому кругу вопросов. В отношениях между этими странами многое остается нерешенным, в том числе по вопросам Южного Кавказа и Ирака, оба государства весьма ревностно относятся к действиям друг друга в отношении Сирии и Ливана. Имеются некоторые признаки недовольства в части политических целей в Судане и в зоне Персидского залива.

 

Попытаемся обозначить позитивные моменты в нынешней политике Турции. Ситуация в стране далека от стабильности, и следует ожидать перемен во власти, связанных с борьбой «четырех» группировок внутри правящей партии, а также с деятельностью довольно сильной оппозиции. Политологи рассматривают внутреннюю и внешнюю политику Турции как способ оказания давления на избирателей и рост популярности правящих политиков. По мнению экспертов, политические руководители Турции довольно растеряны, не уверены в успехе ни одного из политических направлений. Правящая команда пытается решить вопросы конституционного закрепления более исламского характера государства, вытеснить вооруженные силы из сферы принятия политических решений.

 

Курдский фактор активно используется правящим режимом и рассматривается как важное обстоятельство консолидации турецкого общества, наряду с другими проблемами этнических и религиозных меньшинств. По мнению экспертов, не стоит преждевременно рассматривать вооруженные силы как социально-политическую группировку, которая лишилась или заметно уступила власть. Это не совсем так. Скорее всего, речь идет о ротации кадров в вооруженных силах, о замене одних групп и отдельных высокопоставленных офицеров другими.

 

Нынешняя правящая команда заинтересована в сохранении определенного влияния и авторитета вооруженных сил, которые играют огромную роль в поддержании политических связей с США, в особенности, с Пентагоном, а также с другими государствами. Нынешние политические руководители Турции понимают, что вооруженные силы являются важным балансиром и гарантом безопасности внутри страны, и не станут лишать армию ее позиций внутри страны и во внешней политике, а, скорее, стремятся подчинить военных себе. В настоящее время генеральный штаб Турции продолжает поддерживать тесные связи с Пентагоном и НАТО, представлять и лоббировать интересы страны, играя роль «мягкой подушки» в отношениях между политическими руководителями Турции и США.

 

Невозможно ни опровергать наличие сложившихся проблем между Турцией и США, ни преувеличивать эти проблемы, так как, при столь значительных проблемах, США продолжают рассматривать Турцию в качестве важного стратегического партнера и осуществляют стратегическое планирование на Ближнем Востоке и в Евразии с учетом геостратегического фактора Турции. Американские аналитики имеют многие основания рассматривать нынешние процессы в Турции и амбиции страны как новую и устойчивую тенденцию, и понимают, что турецкие амбиции предстоит сдерживать. Но это не означает, что американцы рассматривают Турцию как проигранную карту и продолжают целенаправленную политику, направленную на изменения внутриполитического положения в стране. США применяют различные способы, в том числе, не способствуют экономическому развитию, поддерживают правые и либеральные политические силы, имеют возможность воспользоваться также исламскими кругами.

 

Американцы очень серьезно относятся к анализу внутриполитической, экономической и общественной ситуации в Турции и считают, что внутренние рычаги в любом случае более эффективны, чем внешние, так как внешнее давление обычно приводит к дополнительной конфронтации. Вместе с тем, французские эксперты соглашаются с версией о проведении США политики «сдерживания» Турции, которая включает и конфронтационные решения. США явно не довольны политикой Турции на Ближнем Востоке и никогда не согласятся с возникновением реальной угрозы подпадания региона под влияние Турции, которая все более настаивает на достижении большей независимости от США. Не может быть сомнений, что США проводят политику недопущения продолжения политической и экономической экспансии Турции на Ближнем Востоке.

 

В отличие от США, Франция не настолько могущественна, чтобы осуществлять такую же универсальную политику. Влияние и интересы Франции на Ближнем Востоке более скромны, чем американские. Франция пытается развивать отношения со всеми странами региона, как потребителями французских гражданских и военных технологий, как партнеров в энергетической сфере и в развитии социальных и гуманитарных программ. Нельзя отрицать, что Франция рассматривает Турцию как агрессивное или деструктивное государство. Турция не поддерживает терроризм, радикальный исламизм, представляет собой наиболее стабильное исламское государство, остается партнером НАТО и ЕвроСоюза. Это невозможно игнорировать и нужно осторожнее давать оценки политики Турции. Проблема не в том, что Турция пытается расширить и усилить свое влияние и значение в регионе и в мире, если это будет носить преимущественно экономический характер. Но эксперты отмечают, что политика и намерены Турции, в особенности, в регионе Ближнего Востока, все более носит экспансивный характер, и экономические задачи политизируются.

 

Франция несколько опасается, что политика Турции приведет к усилению тенденции политического соперничества и конкуренции, попыткам переориентировать страны региона на иные ценности и приоритеты. Франция в известной мере озадачена политикой Турции в использовании израильского фактора для наращивания своей популярности в исламском мире, не совсем понятны попытки Турции усилить свое политическое влияние в Сирии, Ливане и в Ираке. Арабские суннитские государства с известной охотой восприняли усиление присутствия Турции в регионе, так как это должно было сбалансировать влияние Ирана. Но в последнее время арабские страны стали более настороженными в отношении турецкой политики.

 

Эксперты убеждены, что в настоящее время между США и Францией нет договоренностей по поводу «сдерживания» устремлений Турции в региональной политике. Франции сложно договариваться с США по данной теме, так как раздражительность Парижа по поводу заявлений Вашингтона о приеме Турции в ЕвроСоюз не позволяет развернуть «турецкую тему» в диалоге между двумя государствами. Вместе с тем, политологи не отрицают, что Франция не может не относиться с пониманием к политике США «сдерживать» турецкие амбиции, в особенности в регионах.

 

Таким образом, французские политологи и крупные специалисты по Турции, имеющие тесные контакты с Турцией, весьма осторожны, но, все-таки, Франция не отрицает угрозы, которые исходит от турецкой политики в регионе Ближнего Востока.

 

Визит президента Н.Саркози в Турцию в феврале 2011 года в качестве лидера «большой двадцатки» как ничто иное продемонстрировал не только позицию Франции по проблеме стремления Турции быть принятой в Европейский Союз, но и по формату регионального места Турции - как государства, чьи приоритеты находятся в рамках Ближнего Востока. Это очень напоминает то, о чем имелись подозрения в странах ближневосточного региона, то есть, относительно возможной стратегии ведущих европейских государств «сдерживать» Турцию в рамках Ближнего Востока, предоставив ей определенные преимущества в этом регионе, при «сбросе» ее проблем в Европе.

 

Эта версия, несомненно, имеет право на существование, и было бы необоснованным не принимать во внимание такое направление французской мысли в отношении места и локализации Турции. И, конечно же, в перспективе следует с некоторым вниманием рассматривать данную позицию Франции и Европы. Вместе с тем, это не отрицает того, что Франция и ее европейские партнеры, прежде всего, Германия озадачены планами Турции на Ближнем Востоке и не станут предпринимать усилия по «сдерживанию» ее в рамках региона. Напротив, данное заявление Н.Саркози в Париже, скорее всего, подразумевает не отстраненность от Ближнего Востока и не тактику «сброса» проблем, а напротив, усиление французской и европейской политики в отношении региона, с учетом также турецкого фактора и соответствующих угроз. Игорь Мурадян, lragir.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 953
Календарь новостей
«  Август 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru