Суббота, 22.01.2022, 09:59
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Сентябрь » 28 » Ленин - Кемаль, Сталин - Гитлер и другие официальные лица
Ленин - Кемаль, Сталин - Гитлер и другие официальные лица
13:01

Analitika.at.ua. Недавно человечество отметило 65-летие великой даты окончания Второй мировой войны, итоги которой явственно ощутили на всех континентах и все народы. Публикуемый ниже материал касается "сложнопереплетенного” вопроса взаимоотношений и политических игрищ между СССР, Германией и Турцией, проецируемых на судьбу армянства и Армянского вопроса. Автор в сжатой форме охватывает судьбоносные события начиная с предвоенного пакта Молотова — Риббентропа вплоть до окончания войны и начала 50-х годов. Статья вышла в журнале "Литературная Армения” и вряд ли известна широкому читателю.

23 августа 1939 г. в Москве был подписан советско-германский договор — пакт Молотова — Риббентропа. На приеме, устроенном в честь высокого гостя в Кремле, Сталин поднял тост: "Я знаю, как германский народ любит своего фюрера, поэтому я с радостью пью за его здоровье”. Вернувшись в Берлин, Риббентроп сказал Гитлеру. "На приеме в Кремле я чувствовал себя как среди старых партийных товарищей”.

Через неделю, 1 сентября, новоявленный союзник СССР — нацистская Германия взломала западные границы Польши. 17 сентября дружественная вермахту Красная армия перешла границы польского государства. Берлин и Москва солидарно нарекли уничтоженную Польшу не имеющим права на существование уродливым детищем империалистической Версальской системы. (Точно так же в 1920-21 гг. Мустафа Кемаль и Владимир Ленин разделались с независимостью Республики Армения.) Так началась Вторая мировая война.

Когда Риббентроп находился в Кремле и в преддверии заключения братского пакта мило улыбался Сталину с Молотовым, Гитлер, выступая перед генералитетом в Оберзальцбурге по поводу предстоящей кампании, в частности, сказал: "У победителя не спрашивают, какими путями он шел к победе, — и, призвав не щадить население вражеских стран, добавил: — кто сегодня помнит об истреблении армян?”

Армения, вернее западная часть разделенной между Османской и Российской империями страны, стала для Германии экспериментальным полем в чудовищном деле истребления людей по расово-этническому признаку. Второй рейх и его кайзер Вильгельм ll несут прямую ответственность за геноцид армян в Османской империи в 1915-18 гг.

В 1918 г. Брестский мир предоставил германскому блоку свободу действий в Закавказье. Немцы и турки заключили соглашение о сферах влияния: Армения признавалась сферой госинтересов Турции, Грузия — Германии. На Грузию Вильгельм II имел особые виды, намереваясь посадить на грузинский престол одного из своих сыновей — принца Иоахима. Судьба же Армении всецело вручалась Блистательной Порте.

В июне 1940 г. капитулировала Франция. Реванш за Верден и Сомму, реванш за Версаль был взят. (Версальская конференция для выработки условий мира с побежденными открылась 18 января 1919 г. Ровно за сорок восемь лет до того, 18 января 1871 г., там же, в Зеркальном зале Версальского дворца, Бисмарк, констатировав победу немцев во франко-прусской войне, провозгласил создание Германской империи.) В солнечный июньский день 1940 г. Гитлер принял парад вермахта в Париже, затем неторопливо прошелся по Елисейским полям. 22 июня маршал Петен подписал капитуляцию Третьей республики.

Через пару дней нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов направил в Берлин поздравительную телеграмму по поводу разгрома империалистической Франции. В Советском Союзе на все лады превозносили дружбу и братство двух великих народов. Сомневающиеся автоматически становились агентами международного империализма. Даже фильм С.Эйзенштейна "Александр Невский”, снятый в 1938 г., был запрещен к показу. Красный и коричневый диктаторы восхищались друг другом, ведомства Берии и Гиммлера обменивались богатейшим опытом заплечного мастерства.

После падения Франции, вплоть до июня 1941 г., всю тяжесть войны с гитлеровской военной машиной несла на своих плечах Англия, о чем, кстати, советская историография очень не любила упоминать. Знаменитая воздушная битва за Англию не принесла рейху желанного результата, атаковать Британские острова с моря Гитлер не решился. За лето 1940-го Сталин аннексировал Литву, Латвию, Эстонию, Бессарабию и Буковину. До лета 41-го Гитлер утвердился в Скандинавии и на Балканах. Две империи зла шли к неизбежному столкновению.

К тому времени отношения между СССР и Турцией регулировались Парижским договором о нейтралитете и ненападении от 1925 г., продленным на следующие десять лет в 1935 г. Парижский договор являлся, по сути, прямым продолжением Московского пакта Ленин — Кемаль (16.3.1921 г.). Пакт Риббентропа — Молотова развязал Сталину руки на западных рубежах. Ныне он пытался заручиться поддержкой Гитлера на юге, объявить расположенные к югу от Батуми территории зоной особых интересов СССР. Попытка не удалась. С началом Второй мировой войны Турция тотчас заявила о нейтралитете. 19 октября 1939 г. она подписала с Англией и Францией договор о взаимопомощи сроком на пятнадцать лет. Следует подчеркнуть: договор содержал оговорку, освобождавшую Турцию от обязательств, если они будут сопряжены с необходимостью выступить против СССР. Турки не выполнили своих обязательств по соглашению о взаимопомощи, не сделали они этого и в течение всей войны. Но вместе с тем они не предприняли и действий, непосредственно направленных против Англии и Франции. Интересный факт: 18 июня 1941 г., накануне нападения Гитлера на СССР, Турция заключила с Германией договор о дружбе и ненападении.

Трудно однозначно определить отношение Гитлера к Турции. Правильно будет сказать, что это отношение так и не определилось. Нельзя утверждать, что Гитлер доверял Анкаре, — чем иначе объяснить наличие секретного германского плана молниеносной войны против Турции при участии Болгарии и Румынии?

 

Отношение "наци” к армянам на протяжении двенадцати лет существования фашистского режима претерпевало качественные изменения. Поначалу бесноватый фюрер в своих расовых выкладках, повторяя слова английского расиста XIX в. Джозефа Хью Чемберлена, пришел к выводу, что армяне — ошметок древнего Ирана и что в их жилах на 80% течет кровь неполноценных семитов. Сходную информацию упорно подбрасывали турки, находя полную поддержку у турецкого лобби в Берлине: они настаивали на изначально семитском происхождении армянского этноса. Немалых усилий стоило председателю комитета дашнакской партии в Германии, вице-президенту учрежденного в годы Веймарской республики "Общества армяно-германской дружбы” доктору Арташесу Абегяну, имевшему связи в высших эшелонах рейха, раз за разом доказывать "арийство” армян. В 1934 г. по инициативе Абегяна в Берлине вышла книга "Армяне — арийцы”. Последующие восемь лет чаша весов попеременно склонялась то в одну, то в другую сторону. Одно время, в 1941 г., казалось, что армян оккупированной Европы и занятой гитлеровцами части СССР вот-вот постигнет участь евреев.

Вопрос об отношении к армянам частично решился в мае 1942 г., когда Гитлер, испытывая нехватку в живой силе, дал добро на формирование "национальных комитетов” и национальных воинских подразделений. Причем касательно армян опять выявились противоречия, уже между внешнеполитическими ведомствами Розенберга и Риббентропа. Последний, используя статус министра иностранных дел и собственное положение в партийной иерархии, неоднократно вмешивался в дела Министерства восточных территорий. На его точку зрения по поводу Армянского вопроса влияли подробные донесения посла в Анкаре фон Папена. Потому-то Риббентроп выступал против создания армянского комитета, одновременно одобряя создание грузинского и тюркского, т.е. азербайджанского, комитетов. Но Розенберг настаивал также на армянском комитете, мотивируя настойчивость тем, что армяне... "крестьяне”. По бредовой доктрине главного идеолога рейха, народы мира делились на крестьян (земледельцев), кочевников и торговцев. К последним он первоначально относил евреев, греков, армян, позже (не без стараний А.Абегяна) пришел к убеждению, что армяне все-таки "крестьяне”. Фюрер по-прежнему сомневался, Розенберг настоял.

В конце концов Армянский комитет был создан, началось формирование армянского легиона. Немцы были прекрасно информированы о самоотверженности армян, сражавшихся в рядах Красной армии. Понятно, что в Берлине, памятуя о предыдущей войне и зная историю, трактовали это как неистребимое армянское русофильство. Воспользовавшись шумихой, поднятой немецкой прессой, турецкие эмиссары при поддержке Риббентропа и фон Папена снова развернули активную антиармянскую деятельность через ученого секретаря НСДАП по расовым вопросам доктора Ветцеля. Усилия Абегяна и своевременное вмешательство Розенберга предотвратили готовую разразиться грозу. Осенью 1941 г. был принят зловещий "протокол Ванзее” — смертный приговор миллионам евреев. Дьявольская машина уничтожения, запущенная Гитлером, в любую минуту могла перемолоть европейское армянство.

В итоге Розенберг добился санкции фюрера, появились Армянский, Грузинский и Азербайджанский национальные комитеты. Армянский комитет возглавили Арташес Абегян, Вартан Саркисян и Драстамат Канаян, финансовую помощь оказывал миллионер Мурадян. Грузинским комитетом руководил Михаил Кедия, Азербайджанским — Исрафил бей-Исрафилов. Кавказскими комитетами при рейхс-министерстве по делам восточных территорий ведал небезызвестный Вернер фон Шуленбург, бессменный посол Гитлера в Москве (1933-41 гг.), до того посланник кайзера в независимой Грузии.

Необходимо оговорить. Вышеназванный Армянский комитет не представлял "Дашнакцутюн”. Официальная ориентация партии, точнее Центрального бюро, перенесшего резиденцию еще в середине 30-х гг. из Парижа в Каир, была союзнической. В ходе войны такие влиятельные члены Бюро, как Рубен Тер-Минасян и Амо Оганджанян, известные англофилы, потребовали исключить из партии Дро, Абегяна и других ее представителей, сотрудничающих с нацистами. Это требование встретило сильную оппозицию, в результате вопрос остался открытым, Бюро не приняло никакого решения. (Гарегина Нжде исключили раньше за организацию среди армянской диаспоры национально-религиозного движения "Цегакрон”.) В сущности все военные годы дашнаки придерживались на практике принципа децентрализации. Основной правомерной целью являлось спасение армян где бы то ни было и всеми имеющимися в распоряжении средствами. "Дашнакцутюн” как бы переняла тактику сионистов периода Первой мировой войны. Отец сионизма Теодор Герцль перед смертью, в 1940 г., оставил чрезвычайно дальновидное политическое завещание: в случае европейского конфликта (а таковой явно приближался) не становиться на сторону ни одной из коалиций, исходить исключительно из национальных интересов еврейства. Теперь сходным образом поступили армяне, умудренные трагическим опытом однозначно проантантовской и пророссийской ориентации в 1914-18 гг. Проблема спорная, но, видимо, к 1914 г. армянство опоздало с проведением более гибкой политической линии. В 1939-45 гг. подобной возможности, совсем недавно блистательно осуществленной, коварная судьба напрочь лишила евреев. Антиеврейская патология Гитлера отвергала любой компромисс.

Что касается Грузинского комитета и наметок немцев по Грузии, они первоначально пробовали разыграть старую кайзеровскую увертюру с протекторатом. Правда, место принца Иоахима Прусского занял отпрыск царского рода князь Багратион Мухранский, доставленный в столицу Третьей империи из Парижа в 1941 г. Вопреки ожиданиям некоронованный венценосец тяги к политике не проявил, мрачный рейх ему вскоре наскучил, и "претендент” попросился обратно в Париж. На руководящие роли в прогерманской партии среди грузинской эмиграции выдвинулся Михаил Кедия, сын начальника Особого отдела при правительстве Грузинской демократической республики (1918-21 гг.) Меки Кедия. Авторитетные лидеры меньшевизма Жордания, Гегечкори, Чхенкели не пошли на контакты с "наци”, да те их не особенно и жаловали, именуя поборниками "прогнивших западных демократий”.

Азербайджанский комитет немцы держали скорее в качестве турецкой приманки. Миндальничанье с Анкарой с целью вовлечения последней в войну продолжалось. Несмотря на декларируемое презрение к "кочевникам”, Гитлер все же величал Ататюрка "истинным арийцем” по духу, но уступать нефтеносный Баку туркам в случае успеха германского оружия никак не собирался.

Армянский и грузинский воинские легионы не сделали ни единого выстрела на Восточном фронте. Сначала их ненадолго перебросили на Северный Кавказ — легион Дро был в Краснодарском крае, — затем как ненадежных передислоцировали в Польшу. Генерал Дро плюс к тому готовил в Германии при разведывательном лагере под кодовым названием "Абвергруппа-114” отряд специального назначения "Дромедар”, предназначенный для использования в Закавказье. За два с половиной года существования Армянский комитет спас жизни множества военнопленных армян, сыграл неоценимую роль в предотвращении избиений, которые могли разразиться в Европе, особенно во Франции и на Балканах, в оккупированной зоне СССР.

Тем временем группа Нжде находилась в Болгарии. В 1943 г. на предложение "наци” написать обращение к армянам Зангезура с призывом поднять восстание Нжде ответил категорическим отказом. На какой-то срок его группу перевели в Крым, потом вернули назад в Болгарию. Пребывание Нжде в Крыму, работа среди военнопленных тоже способствовали спасению многих и многих армян, плененных после керченской катастрофы.

Армянский национальный комитет самоликвидировался в ноябре 1944 г., Грузинский — в 1945 г. Драстамат Канаян нашел политическое убежище в США и умер в 1956 г. в Бостоне; Михаил Кедия покончил с собой осеню 46-го, находясь в Швейцарии; Гарегин Нжде, выразивший готовность воевать против турок в намечаемой Советами войне, был арестован органами НКВД в Болгарии и отправлен в СССР. Он умер в заключении в 1955 г.

Поражение немцев под Сталинградом и Курском принудило Турцию соблюдать строжайший нейтралитет. Выждав до лета 1944 г., турки 2 августа разорвали дипломатические отношения с Германией, а 23 февраля 1945 г. Анкара объявила войну Гитлеру, но участия в ней так и не приняла. Объявление войны, по мнению турок, должно было стать щитом против возможного нападения СССР. Опасения имели под собой почву. 19 марта 1945 г. Кремль денонсировал договор о нейтралитете и ненападении от 1925 г. 7 июня, через месяц после безоговорочной капитуляции рейха, наркоминдел Молотов заявил в Москве послу Турции Селиму Сарперу, что Советский Союз требует пересмотра границ и установления нового статуса Карса и Ардагана. Посол отклонил требование.

Нетрудно представить, какое воодушевление охватило армянскую диаспору. Вскоре новоизбранный Католикос Геворк VI) Чорекчян обратился с соответствующим письмом к Сталину. Напомним, святой престол пустовал семь лет, с 1938 г. — со времени убийства патриарха Хорена. Коммунистические власти препятствовали избранию нового католикоса, по-видимому, планируя в ближайшем будущем вообще ликвидировать церковь, и не только Армянскую Апостольскую. Помешала война. Кремль временно прекратил преследование конфессий и верующих взамен на их поддержку в борьбе с гитлеризмом. Теперь Иосифу Сталину в очередной имперской игре понадобилось именно такое обращение, способное лишний раз всколыхнуть зарубежное армянство, подключить его к пропагандистской кампании. Вот почему диктатор великодушно позволил наконец-то избрать католикоса. Реакция на намерения Москвы повсюду в "спюрке” была, само собой, восторженно просоветской. К примеру, член Бюро "Дашнакцутюн” В.Навасардян сделал заявление, что партия прекратит существование, если Советы присоединят Западную Армению.

Пока Советы примеривались, с какого бока лучше подойти к проблеме, чтобы состряпать безукоризненную операцию, в августе 1945 г. неожиданно выяснилось, что США монопольно владеют ядерным оружием. Сталину пришлось скрежеща зубами сбавить обороты на всех внешних фронтах. Он вывел войска с большей части территории Ирана, оставив в Иранском Азербайджане ограниченный воинский контингент. Намечалось — как всегда, "по просьбам трудящихся” — присоединить эту территорию к Азербайджанской ССР. Что касается Турции, то тут отец народов сориентировался следующим образом: официальное требование-минимум — граница 1914 г., хотя при благоприятном стечении обстоятельств Москва наверняка рассчитывала заполучить границу по Севрскому договору, некогда во многом сорванному усилиями верного ленинца-наркомнаца. Турки возразили: в Восточной Анатолии нет армян. Противостоящий Кремлю Запад согласился.

Вместе с тем санкционированная великим кормчим кампания сопровождалась целенаправленными публикациями в советской прессе. В защиту исторических территориальных прав армянского народа выступил академик Дживелегов, сетовавший на то, что отвечающий многовековым чаяниям армян Севрский договор, увы, оказался хрупким, как севрский фарфор. Несколько позже в ход пошла грузинская карта. В декабре 1945-го газета "Правда” поместила статью грузинских ученых Джанашия и Бердзенишвили, где выдвигалось требование возвратить Грузии исконно грузинские земли, в том числе оккупированные в 1921 г. Напомним, по Московскому договору помимо Карса, Ардагана, Сурмалу к Турции отошел район Артвина общей площадью около 6 тыс. кв.км, входивший в Грузинскую республику (из 8 тыс. населения Артвина на 1914 г. 6 тыс. составляли армяне). Общеизвестно — Севрское соглашение предоставляло Армении выход к морю. Сталин и Берия думали иначе. Дабы понять, как именно, достаточно заглянуть в IV том БСЭ издания 1952 г. Территория от Ардагана (включительно) до Трапезунда и Гиресуна там обозначена как исконно грузинские земли, находящиеся под властью Турции. В энциклопедии также указывается, что в Турции проживает полмиллиона (?!) грузин. А этнодемографический справочник С.Брука от 1979 г. черным по белому констатирует, что в Турции живет 90 тыс. грузин (аджарцев-мусульман) и 30 тыс. лазов. Никакими данными об избиениях, массовой депортации, исходе либо ассимиляции грузин в Турции после 1952 г. мы не располагаем. Под наименованием "Армения” на карте в БСЭ обозначена территория к югу от Карса, понятно, без какого-либо выхода к морю.

 

Между тем обманутые в очередной раз армяне устремились из стран рассеяния в Армянскую ССР. Репатриация достигла значительных размеров. В 1948-49 гг. вместо обещанной земли обетованной их эшелонами отправляли под конвоем в Алтайский край, историческую прародину тюрок. Ничего не скажешь, злая ирония судьбы! Общее число репрессированных армян в эти годы по неподтвержденным сведениям — 200 тысяч (имеется в виду не только советская Армения). Число армян, погибших на фронтах войны, исчисляется тремястами тысяч.

В 1945 г. Анкара выбрала политико-стратегический союз с Соединенными Штатами — сильнейшим противником Советов. Альянс с далекой Америкой турки, естественно, предпочли не сулящей им ничего хорошего перспективе выяснения отношений с СССР. В 1947 г. Сталин под давлением Белого дома отказался от притязаний на Иранский Азербайджан. Вождю не приходилось выбирать: президент Трумэн был тверд (монополия "янки” на ядерное оружие!).

В 1953 г. со смертью диктатора Советы официально объявили об отказе от территориальных претензий к Турции. Так по ходу и после Второй мировой войны всплывал на уровне большой политики закрытый Лозаннским договором 1923 года Армянский вопрос (Ай Дат).

Как ни парадоксально, попытка Сталина разыграть армянскую карту в немалой степени стимулировала реанимацию "Ай Дата” в советской Армении. Из нее-то и проросли семена 1965 года. Если до войны Советы превозносили кемализм, подчеркивая его прогрессивную антиимпериалистическую сущность, то в русле гегемонистских амбиций 1945 г. отношение к нему изменилось. Оказалось, в нем реакционный национализм и агрессивность неожиданно перевесили "преданность делу революции”. Тогда же армянская советская историография и периодическая печать получили высочайшее дозволение разоблачать кемалистов вкупе с дашнаками, обвиняя и тех, и других в территориальном ущербе, нанесенном красному Закавказью. Между прочим, партия "Дашнакцутюн” в поствоенную эпоху занимала просоветские позиции до 1951 г., когда пятнадцатый партийный съезд, окончательно разуверившись в антитурецкой прыти Кремля, сменил ориентацию на американскую. Одновременно в советской Армении с благословения Москвы от случая к случаю вспоминали о попранной исторической справедливости. При Хрущеве Мустафа Кемаль снова заделался другом Ленина и борцом против империалистических акул. Однако на сей раз армянскую карту засунули под сукно не полностью, краешек оставили снаружи. В начале 60-х гг. на второй антисталинской волне в Армении полушепотом заговорили о роковой роли "отца народов” при проведения закавказских границ в 1920-21 гг. Сказать погромче не решились и не успели: октябрьский дворцовый переворот 1964 г. отменил и без того скуповатую "оттепель”. Тем не менее годами накапливавшийся в кругах армянского общества эмоциональный заряд горечи и надежд выплеснулся на ереванские улицы в апреле 1965 г. — в пятидесятую годовщину геноцида. Константин ЗАХАРЯН, Новое время

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 1553
Календарь новостей
«  Сентябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru