Суббота, 18.09.2021, 13:42
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Июнь » 1 » Морис Бонно: для решения проблемы необходимо участие Карабаха в переговорах
Морис Бонно: для решения проблемы необходимо участие Карабаха в переговорах
14:17

Analitika.at.ua. Представитель Парижского отделения Института демократии и сотрудничества, бывший глава миссии ОБСЕ по мониторингу грузино-российской границы / The OSCE’s Border Monitoring Operation (BMO) / Морис Бонно недавно побывал в Нагорном Карабахе: наблюдал за проходившими в республике выборами в Национальное собрание, провел встречи с руководством НКР. Свою позицию по поводу состоявшихся выборов, а также точку зрения на процесс урегулирования карабахского конфликта Морис Бонно представил в эксклюзивном интервью информационно-аналитическому агентству «Де-факто».

 

Господин Бонно, Вы побывали в Нагорном Карабахе в качестве наблюдателя за парламентскими выборами в Арцахе. Представьте, пожалуйста, Вашу оценку выборам в Нагорном Карабахе.

 

Могу сказать, что парламентские выборы в Нагорном Карабахе были демократические, все международные нормы были соблюдены. Зарегистрирован прогресс в вопросе проведения выборов, однако еще есть, к чему стремиться. Отмечу некоторые технические замечания. В частности, наша группа наблюдателей побывала в Гадруте. На одном из участков в списке избирателей значилось более 2000 человек. На некоторых других участках число избирателей составляло 1700-1800 человек. На мой взгляд, это слишком много. Большое число избирателей приводит к образованию очередей. Мы столкнулись с такими очередями, особенно утром, когда наблюдалась весьма высокая явка избирателей. Кроме того, на каждом избирательном участке установлены по две стойки, за которыми можно заполнить бюллетень. Этого тоже мало. Необходимо увеличить их число, чтобы снизить нагрузку на избирательные участки. Кроме того, я заметил, что некоторые группы международных наблюдателей посещали одни и те же участки. Вероятно, в будущем, нужно будет лучше скоординировать работу наблюдателей и разделить их на группы с тем расчетом, чтобы они не посещали одни и те же участки. Но в целом это мелкие замечания, которые можно легко исправить.

 

На протяжении почти 20 лет Нагорный Карабах существует как де-факто независимое государство, имеет все атрибуты суверенного государства. В Нагорном Карабахе развиваются демократические процессы, институты. То есть все делается для того, чтобы соответствовать стандартам цивилизованной страны. Почему же международное сообщество не спешит признавать Нагорный Карабах в качестве отдельного самостоятельного государства? Каковы объективные, а возможно и субъективные причины затягивания этого логического по сути процесса?

 

Вы правы, когда говорите, что в Карабахе есть все атрибуты демократии. Голосование – одно из доказательств, констатирующих это утверждение. В Конвенции Монтевидео 1933 года закреплены четыре признака государства: постоянное население, определенная территория, собственное правительство, способность к вступлению в отношения с другими государствами. Нагорный Карабах отвечает всем этим критериям. Тем не менее, есть и другие образования, никем или мало кем признанные: Северный Кипр, Палестина, Косово (признано 65 странами). На постсоветском пространстве – Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия. Это непризнанные, но де-факто существующие государства. Нужно сказать, что международное сообщество до сих пор не готово признать факт их существования.

 

Признание – это так важно?

 

Сегодня мы живем в глобальном мире. Глобализация затрагивает все сферы жизни, включая экономику, примером чего может послужить мировой финансово-экономический кризис, информационный обмен через глобальную сеть интернет. Так ли важно ли в 21-ом веке признание, так ли важно, чтобы страна была признана всеми остальными странами?.. К примеру, Северный Кипр существует уже 36 лет без признания. В свое время Прибалтика не признавалась Западом как часть СССР. Но это не оказывало влияния на политическом уровне. На мой взгляд, важнее постараться не допустить войны.

 

Как известно, в рамках Минской группы ОБСЕ проходит мирный процесс по урегулированию. Как Вы относитесь к тому факту, что Нагорный Карабах не принимает участия в переговорном процессе в рамках Минской группы ОБСЕ, в ходе которого решается судьба самого Карабаха?

 

Это важный вопрос. Для решения данной проблемы участие Карабаха в переговорах необходимо. В своем недавнем интервью «Независимой газете» президент Нагорного Карабаха Бако Саакян также заявил о необходимости восстановления прежнего формата переговорного процесса, в котором участвовали бы представители Карабаха. Если сравнивать ситуацию с Южной Осетией и Абхазией, то, как известно, в Женеве проходят дискуссии и в них участвуют представители России, Грузии, Южной Осетии и Абхазии, США, Евросоюза. Нагорный Карабах участвовал в переговорах до 97-го года. И я не понимаю, почему он был вытеснен из процесса. Да, сегодня есть контакты между президентами Армении и Азербайджана. Да, сопредседатели Минской группы ОБСЕ время от времени посещают Степанакерт и информируют карабахскую сторону об итогах встреч. Но этого недостаточно.

 

Как Вы считаете, должен ли учитываться исторический фактор в решении этого вопроса, и в какой степени исторический фактор может воздействовать на политическое решение?

 

3 апреля 1990 года в СССР был принят закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», предусматривавший право национальных автономий самостоятельно решать вопрос о своем государственно-правовом статусе в случае выхода союзной республики из состава СССР. Все почему-то о нем забыли. Нужно вспомнить о нем. Нужно вспомнить, что 10 декабря 1991 года, еще до официального распада Советского Союза, в Нагорном Карабахе состоялся референдум, на котором подавляющее большинство населения высказалось за независимость. Нужно вспомнить, что Нагорный Карабах никогда не входил в состав независимой Азербайджанской Республики. Это важные факты. Трудно сказать, насколько они помогут в разрешении проблемы, но их нужно обязательно учесть.

 

Как Вы прокомментируете постоянные воинственные заявления, призывы к войне, звучащие со стороны Азербайджана? На Ваш взгляд, возможно ли возобновление военных действий в Нагорном Карабахе?

 

Андрей Сахаров в свое время сказал: «Для Азербайджана Карабах – вопрос амбиций, а для армян - жизни и смерти». Милитаристские заявления, конечно же, отрицательно сказываются на процессе решения проблемы. Я читал выступления президента Азербайджана Ильхама Алиева. Но чем чаще звучат подобные заявления, тем меньше они оказывают воздействия. Вспоминается высказывание второго президента НКР Аркадия Гукасяна, который, комментируя воинственные призывы Баку, а также заявления об увеличении военного бюджета Азербайджана заметил, что если у азербайджанцев есть нефть, то у армян есть диаспора. Касаясь вопроса о вероятности возобновления военных действий в зоне карабахского конфликта, могу сказать, что на этот счет я беседовал с разными экспертами, и все они убеждены в том, что в ближайшие 2-3 года войны не будет. Есть некий баланс сил, и не только военный, благодаря которому в Карабахе поддерживается мир. Я думаю, что подобная ситуация продлится еще несколько лет. Что будет дальше, трудно сказать.

 

Какова роль Европы в процессе урегулирования карабахского конфликта?

 

Недавно Министерство иностранных дел Армении раскритиковало резолюцию Европарламента, в которой содержался призыв к Армении вывести войска с «оккупированных территорий Азербайджана». Насколько мне известно, автор доклада, на основе которого была составлена резолюция, болгарский парламентарий Кириллов ни разу не был в Нагорном Карабахе и даже не встречался с представителями Минской группы ОБСЕ, в рамках которой проходит мирный процесс по урегулированию проблемы. Я удивлен этим обстоятельством. Даже спецпредставитель ЕС на Южном Кавказе Питер Семнеби ни разу не был в Степанакерте. Между тем, Евросоюз установил сотрудничество в Приднестровье, выделяет средства как Кишиневу, так и Тирасполю. ЕС проводит работу по установлению доверия между Грузией, Абхазией и Южной Осетией, а также по обеспечению безопасности в этом регионе. Почему бы не послать своих наблюдателей и в Карабах, например, для решения вопроса отвода снайперов с передовой? Непонятно, почему ЕС проявляет такой интерес к конфликтам в Абхазии и Южной Осетии и не проявляет абсолютно никакого интереса к Нагорному Карабаху. Но, на мой взгляд, для ЕС здесь есть большая работа.

 

Не считаете ли Вы, что Нагорный Карабах невольно стал жертвой геополитических амбиций великих держав, и что нужно делать тому же мировому сообществу, чтобы если не исключить, то хотя бы приглушить влияние сверхдержав на решение вопроса?

 

Очень сложный вопрос. Исторически сложилось так, что крупные державы всегда преследовали свои интересы в Кавказском регионе. В далеком прошлом это были Византия и Персия, сегодня это Россия, США, Евросоюз и даже Китай. Нагорный Карабах – это не изолированная территория, это часть Кавказа, и поэтому он неизбежно попадает в зону интересов крупных держав.

 

Карина Карапетян

Источник: defacto.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 439
Календарь новостей
«  Июнь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru