Суббота, 21.05.2022, 20:51
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2012 » Май » 5 » Политолог: Проблема признания Карабаха может стать вполне актуальной
Политолог: Проблема признания Карабаха может стать вполне актуальной
10:49

Analitika.at.ua. Международная реакция на проведение в Нагорно-Карабахской Республике парламентских, президентских и местных выборов всегда выглядела несколько концентрированной по вниманию и формам выражения. Европейские структуры – ЕвроСоюз и ЕвроСовет, ряд европейских государств и Турция выразили вполне определенное отрицательное отношение к данным выборам. Россия употребила относительно умеренные формулировки, а США практически не выразили декларативно своего отношения, продемонстрировав готовность и далее оказывать «армянскому населению этого региона Кавказа финансовую помощь».

 

Данная международная реакция содержит известную долю эмоциональности, что может повлиять на усиление скепсиса политических кругов в НКР и в Армении и на общественность в целом. Следует отметить, что аналогичное отношение к выборам любого уровня в НКР со стороны государств и региональных организаций не получило ответной реакции политического руководство НКР, которое, видимо, предпочло занять позицию даже не выжидания, а просто наблюдения.

 

Данная позиция, возможно, вызвана недооценкой своих имеющихся политических ресурсов, фактора самих выборов президента, общей неопределенностью политической ситуации в Южном Кавказе и отсутствием разнонаправленного внешнеполитического анализа. Данная позиция политического руководства НКР практически поощряет подобное отношение внешней среды к столь важному процессу, как выборы представительской и исполнительной властей. Реакция НКР была выражена, в основном, институтами гражданского общества.

 

Нами предлагается определенный анализ и видение сложившейся ситуации, а также некоторые рекомендации. Вместе с тем, следует обратить внимание на следующее обстоятельство: достаточно давно было понято, что ни Армения, ни организации диаспоры, солидарные с властями Армении, не предприняли совершенно никаких усилий и попыток по продвижению задачи признания НКР, что, безусловно, обусловлено желанием не идти наперекор рекомендаций внешних сторон.

 

Необходимость следования желанию внешних партнеров стала условием комфортного существования властей Армении, и они без каких-либо претензий, весьма последовательно играли свою роль в развертывании международной ситуации вокруг карабахской проблемы. Причем, США, Россия и Франция вполне солидарно запрещали Армении даже упоминать о признании независимости НКР.

 

В таком положении не были ни Абхазия, ни Осетия и, тем более, Косово. В результате было утрачено ценное время, когда баланс сил в Южном Кавказе был более благоприятен.

 

Вместе с тем, прошел и период, когда взгляды в США и в некоторых странах Европы были архаичными, и вопрос о независимости НКР был подчинен однозначной позиции. США явно пересмотрели те постулаты, которые длительное время приводили их геополитику в тупики. Проблема признания НКР может стать вполне актуальной, если работать в этом направлении. Были ли хотя бы раз этот вопрос поднят в парламентах ведущих государств? Кто же должен этим заниматься?

 

Нет сомнений в том, что заинтересованные государства достаточно информированы о политических и социальных процессах, происходящих в НКР. Данная информация имеется не только в государственных учреждениях, но и в ведущих аналитических и исследовательских центрах США, Великобритании и России. Имеет место разрыв в уровне информированности мировых СМИ и аналитического сообщества ведущих государств Запада и России, что является признаком того, что данная информация о ситуации в НКР представляется специальной, служебной и, возможно, закрытой.

 

В последнее время дипломатические миссии заинтересованных государств активно занимались сбором и систематизацией информации об НКР, пользуясь услугами экспертов, принадлежащих к различным политико-идеологическим направлениям. Если прежде в учреждениях государств Западного сообщества существовали стандартные, общепринятые оценки о продолжающемся и углубляющемся экономическом и социальном кризисе в Армении и НКР, которые базировались на пропагандистской деятельности про-АОДовской оппозиции и некоторых «политико-сервисных» организаций армянской диаспоры, то теперь данные оценки кардинально изменились, вследствие профессиональной деятельности альтернативных экспертов.

 

В частности, функциональные структуры и учреждения США и Европейского сообщества поняли, что в НКР происходят активные процессы формирования гражданского общества, реформирования экономической сферы и администрации, укрепляются законодательная и исполнительная структура власти, возрастает авторитет президента, правительства, политических и общественных групп. Продолжают совершенствоваться вооруженные силы.

 

Население НКР проявляет значительную гражданскую и политическую зрелость, выдвигаются различные интересные политические и общественные инициативы. Власти НКР приходят к выводу, что им придется больше сотрудничать с общественным сектором и с более надежными партнерами на политическом «поле».

 

Нужно сказать, что выборы в парламент НКР 2010 года прошли, практически, незаметно и в Армении, и за рубежом. Данные выборы никого не интересовали, так как стали просто карикатурой, что стало подведенной чертой под «политической историей» НКР.

 

Карабахское общество живет своей жизнью, не придавая большого значения роли и деятельности властей. В НКР сложилась военная элита и каста, которые также не придают значения позиции власти, понимая, что судьба НКР в руках военной касты и карабахского общества.

 

Позиция властей, которая обусловлена осуществлением сервиса в отношениях с Ереваном, с пониманием воспринимается военными и обществом. НКР и проблема Нагорного Карабаха остается приоритетной задачей армянской нации, которая, несмотря на сложное экономическое положение в Армении и в ряде зарубежных общин, продолжает поддерживать «карабахскую идею» как практически общенациональную идею.

 

В США и в Европе обратили внимание на то, что в условиях незавершенности карабахской ситуации, сохраняющейся угрозы агрессии со стороны Азербайджана, общество в НКР проводит выборы в местные органы власти, в парламент и выборы президента, выдвигая в качестве приоритетных экономические и социальные требования. Это воспринято на Западе (возможно, в России, в Турции и в Иране) с удивлением и непониманием складывающейся новой ситуации. Международное сообщество встало перед реальностью создания полноценного суверенитета на небольшой территории Южного Кавказа, практически, в экстремальных условиях.

 

Наряду с примерами формирования криминальной среды и очагов экстремизма на территории других непризнанных государств – Косово, Чечня, Босния, Приднестровье, в НКР возникла национальная демократическая государственность. Важным фактором явилось то, что НКР адаптировалась к международным условиям и на данном этапе развития выдвигает в качестве приоритетов не проблемы безопасности или международного признания, а экономические проблемы.

 

Это вызывает беспокойство Европейского Союза и ЕвроСовета, которые рассматривают Южный Кавказ как интегрирующийся в европейские структуры регион, где, вопреки европейским правилам поведения, создается новая модель государственного суверенитета. Это ставит под сомнение саму систему Европейского сообщества, которое вынуждено идти на уступки Турции, а также противостоять стратегии США в Восточной Европе и в других регионах.

 

Нынешняя геополитическая ситуация никак не устраивает США, которые не могут действовать достаточно эффективно, в особенности в ряде регионах. США поняли, что существующая геополитическая конструкция должна быть пересмотрена, и создание новых государств, фрагментация существующих некоторых государств, перекройка в ряде регионах границ станет вскоре задачами актуальной внешней политики США. При этом, начало этого процесса произойдет в Южной Азии.

 

В отличие от США, Европейское сообщество не способно проводить реальную, последовательную политику в таких регионах, как Южный Кавказ и Центральная Азия. Активную, «реальную политику» в данных и некоторых других регионах могут проводить только державы, обеспечившие свое военное присутствие. Европейские государства и структуры (в том числе, формирующиеся европейские силы быстрого реагирования) не имеют ни соответствующих целей, ни адекватных интересов в данных регионах.

 

Евроструктуры также не являются значительными спонсорами государств Восточной Европы. В связи с этим, европейцы могут позволить себе исключительно политические шаги, на которые мало кто обращает внимание.

 

Следует отметить, что на протяжении многих лет США предпринимали усилия по нивелированию деятельности и роли ОБСЕ – международной организации, в которой Россия и европейцы имеют право вето и которая является ограничителем в реализации США эффективных внешнеполитических решений. Наряду с ОБСЕ США стремятся нивелировать роль ООН и даже НАТО, при таких же целях.

 

Вместе с тем, ОБСЕ – базовая структура европейской безопасности, и европейцы стремятся реанимировать ее роль. Это представляется важной задачей всей европейской политики. Весной 2001 года США сумели максимально снизить роль Минской группы и ОБСЕ в целом в урегулировании карабахской проблемы и «притянуть» данную проблему на себя, причем в достаточно «замороженном» виде. Данная задача от европейцев требует иной, отличительной от американской позиции, что предполагает модель тотального непризнания НКР и других аналогичных государств, поддержание бессмысленного переговорного процесса по схеме Армения – Азербайджан. В настоящее время США реанимировали Минскую группу как весьма удобную арену для согласования позиций «большой тройки» - США, Франции (или Европы) и России.

 

Другой задачей европейцев является отрицание признания «новой статусности» определенных этнических территорий. Это становится актуальным, так как США, видимо, приняли решение урегулирования этнических конфликтов путем придания данным территориям определенной статусности, что связано с геостратегическими задачами США по обеспечению долгосрочного военного базирования в Косово, Боснии, Иракском Курдистане и в других регионах.

 

Несомненно, что число аналогичных территорий будет возрастать. Возможно, этот процесс затронет Турцию, Центральную Азию, Северную Африку, Юго-Восточную Азию и Южную Европу. США рассматривают одни из данных территорий как актуальные, другие - как резервные в геостратегической перспективе. Для Европы, с ее политической ментальностью, это весьма неприятная, неопределенная перспектива.

 

США длительное время рассматривали не только НКР, но и всю Армению как свой геостратегический резерв, и в связи с этим карабахская проблема не является для США проблемой как таковой. Армения, а также карабахская проблема были изъяты американцами из резерва и сделаны важным фактором сдерживания амбиций Турции, только после прохождения «точки невозврата» в турецко-американских отношениях.

 

К факторам, влияющим на позицию европейцев, можно отнести ряд других, например, стремление уравновесить влияние Европы и России на Кавказе, что вряд ли можно рассматривать как важный фактор, несмотря на придание странам Южного Кавказа «статуса» «ближайших соседей». Европейцы за последние 20 лет сделали все, что сумели, чтобы минимизировать претензии Армении, и неоднократно демонстрировали готовность в самых безобразных формах игнорировать интересы Армении.

 

Вместе с тем, в условиях, когда США стали проводить новый курс в отношении Турции, Европа стала более откровенно рассматривать роль Армении как фактора сдерживающего попытки Турции войти в Европейский союз. Данная спекулятивная позиция европейцев, так или иначе, стала инструментом стратегии США, в качестве главного противодействующего фактора в сдерживании экспансии Турции.

 

В связи с тем, что европейская политическая арена не является важной для интересов Армении и тем более НКР, при слабых надеждах на позитивное отношение европейских структур к НКР, допустимо, на примере отношений с европейцами, продемонстрировать эффективность политики Степанакерта, способность НКР адекватно реагировать на такого рода шаги и заявления.

 

На наш взгляд, необходимо увязать данную позицию европейцев с деятельностью Минской группы ОБСЕ и вообще с ОБСЕ. Субъектом внешнеполитического общения в НКР является, прежде всего, президент. Отказ президенту, а также парламенту НКР в легитимности, даже как избранных органов непризнанного государства, ставит под сомнение возможность отношений с ОБСЕ как с организацией, представляющей, прежде всего, Европу.

 

Могут возникнуть возражения относительно того, что данный путь приводит к изоляции НКР и сокращает степень свободы и внешнеполитического маневра. На самом деле реально НКР не имеет никакой арены для внешнеполитического общения, кроме США. Только это государство предоставляет НКР правительственную помощь.

 

К чему может привести подобная позиция? Это приведет к весьма тяжелым последствиям для ОБСЕ, что, несомненно, вызовет переосмысление позиции европейцами. Возможно, для этого потребуется некоторое время и сложится некий «кризисный» период во внешней политике НКР. Этим самым НКР заявит о себе как о стороне конфликта, без которой бессмысленны переговоры. Минская группа посещает НКР как некую «полузапретную зону», что практически ничего не дает в части укрепления позиций НКР. Данная ситуация гибельна, и руководители НКР несут ответственность за это.

 

Тем не менее, именно европейская «арена» будет в перспективе играть важнейшую экономическую роль для Армении, насколько ни была бы решающей роль США в международном призвании НКР, именно от Европы непризнанная республика должна получить «сертификат» на независимость, хотя бы формально. Поэтому, если для США демократия в НКР - всего лишь признак готовности к самостоятельному и безопасному существованию, то для Европы карабахская демократия - важнейшее условие.

 

Европейцы со всеми их рафинированными принципами не смогут перешагнуть через неформальное положение дел с демократией и свободами. Европейцы хотели бы иметь в перспективе две несовместимые ситуации: безопасность и отсутствие конфликтности вокруг непризнанных государств; отсутствие демократии и повод для нареканий, указаний и политического арбитража.

 

Нужно, чтобы выборы в НКР окончательно запутали карты европейцам, поставили их в совершенно тупиковое положение. Европейцы находятся в поиске путей навязывания НКР более «высокой планки демократии», что означает превращение НКР в общество, способное безоговорочно признать псевдогуманистические ценности, например, возвращение азербайджанских беженцев, однако, будут вынуждены признать отличительные характеристики НКР и независимость республики.

 

Можно не признавать «самопровозглашенные» республики, но невозможно не признавать выборы, иначе с кем же общаться внешним заинтересованным сторонам. Это ключевой аргумент, и на этом должны настаивать власти НКР, несмотря на риски. Отказ властям НКР в проведении этой политики является политическим преступлением. Игорь Мурадян, Иратес де-факто. lragir.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 606
Календарь новостей
«  Май 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru