Суббота, 24.07.2021, 09:03
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Апрель » 16 » Поведение Эрдогана в течение последних месяцев является крайне проблематичным
Поведение Эрдогана в течение последних месяцев является крайне проблематичным
00:06

Analitika.at.ua. Интервью председателя организации «Европейская интеграция» Карена Бекаряна агентству АрмИнфо

 

Г-н Бекарян, что добивается Турция в процессе нормализации отношений с Арменией и желает ли она его логического завершения?

 

Действительно, поведение Турции в течение последних месяцев дает повод задуматься над тем, намерена ли вообще Анкара продолжить процесс нормализации отношений с Арменией. Если да, то возникает необходимость уточнить, что она подразумевает под этим понятием. После уяснения позиции Анкары, шаги и возможные дипломатические инструменты, которые могут быть применимы к Турции со стороны Армении и стран-посредников, станут более отчетливыми.

 

Будет ли Анкара использовать Вашингтонскую встречу для избежания нежелательного для себя сценария 24 апреля?

 

Я думаю, что сегодняшняя активизация Турции обусловлена не только или не столько датой 24 апреля, сколько ужесточением позиции США и ЕС. И это ужесточение можно заметить в потере доверия к Турции. Возможность манипулировать мнением международного сообщества для Анкары исчезла. Запад высказал четкую позицию – ратифицировать протоколы в разумных сроках и без предусловий. Необходимость в фиксации разумных сроков обусловлена также подходом армянской стороны, т.е. мы четко дали понять, что нельзя все время затягивать утверждение протоколов. Армения не может допустить, чтобы Турция бесконечно заигрывала с процессом нормализации, пытаясь извлечь для себя дивиденды.

 

А почему не фиксируются конкретные сроки ратификации?

 

Не фиксируются по той причине, что каждая страна имеет свои внутригосударственные регламенты ратификации межгосударственных соглашений и вступления их в силу, установленные законодательством. Если ты ставишь жесткие сроки, то это уже содержит в себе недоверие и отсутствие доброй воли. Естественное течение переговоров предполагает ратификацию и вступление в силу подписанного соглашения. Вся проблема армяно-турецкого процесса состоит в том, что стороны не подпадают под естественный ход событий. И если до подписания протоколов в Цюрихе никто из посредников и не пытался указывать конкретную дату ратификации, то сегодня уже опыт показывает, что это необходимо в силу заигрывания Турцией с переговорами.

 

Может ли армяно-турецкий процесс разделить судьбу карабахского урегулирования в плане затягивания сроков?

 

Я так не считаю, потому что в карабахском процессе, как бы стороны время от времени не ужесточали свою позицию, особенно это касается Азербайджана, все же каждая из сторон переговоров осознает, что процесс, в конце концов, должен дать свои результаты. Армяно-турецкий процесс с этой точки зрения специфичен. Зависание переговоров выгодно только одной из сторон – Турции. И я думаю, что Армения отнюдь не допустит подобного состояния дел. И уже сегодня армянская сторона рассматривает возможность выхода из процесса посредством отзыва своей подписи под протоколами. Следовательно, я не считаю, что армяно-турецкий процесс станет своеобразным аналогом карабахского урегулирования. Армяно-турецкий процесс предполагает два возможных исхода – либо ратификация и логическое продолжение, либо отказ от процесса через определенное время. Однако, если учесть внутренние проблемы Турции, в частности, ожидаемое напряжение внутри страны в канун парламентских выборов в следующем году, то перспектива затягивания процесса ратификации становится более реальной.

 

Учитывая также негативное отношение турецкого общества к протоколам?

 

В вопросе есть одна проблема: я не уверен, что общество отрицательно относится к протоколам. У меня нет каких-либо оснований для того, чтобы верить различным соцопросам. Действительно, турецкие власти очень часто утверждают, что, мол, наше общество выступает против ратификации документов. Но не знаю, где здесь блеф, а где правда. Я до сих пор не видел результатов соцопросов, внушающих доверие, которые дали бы полную картину отношения к документам. И Турция – не та страна, в реальность демократических процессов которой можно было не сомневаться. Я уже не говорю о существующих внутриполитических, межнациональных проблемах в Турции, которые также влияют на внешнеполитический курс этой страны. Теперь, попытается ли Анкара манипулировать процессом ратификации, пользуясь парламентскими выборами? Однозначно, да. Но в любом случае, эти попытки могут иметь негативное влияние на репутацию правящей партии «Справедливости и развития». В случае ратификации, оппозиция будет критиковать власть за предательство интересов «братского Азербайджана», провал же ратификации приведет к усилению давления извне, в чем опять таки будут обвинять партию Эрдогана, ссылаясь на недальновидность и непоследовательность проводимой им политики. Как видим, турецкие власти сегодня очутились в положении «меж двух огней». Оба сценария, связанных с ратификацией протоколов, могут привести к внутриполитической напряженности в Турции.

 

Какой должна быть реакция официального Еревана на заявления Эрдогана, направленные против Диаспоры?

 

Я до сих пор не видел адекватной реакции с армянской стороны на подобные заявления турецкого премьера. По крайней мере, надеюсь, что жесткая реакция Армении проявится на дипломатической плоскости, я не уверен, но хочется надеяться. Но, в конечном счете, нужно, чтобы все это происходило на общественном уровне. Вообще поведение Эрдогана в течение последних месяцев является крайне проблематичным, не подобающим одному из первых лиц страны. Его заявления насыщены популизмом, и, что интересно, чувством незащищенности, как внутри страны, так и за ее пределами. Этот факт опять таки обусловлен внутриполитической нестабильностью нашего западного соседа. Однако, это не снимает ответственности с Анкары быть предсказуемым и серьезным партнером на международной арене.

 

Что даст миру подписание Россией и США в Праге нового Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, и повлияет ли оно на расстановку сил в нашем регионе?

 

Во всяком случае, подписание нового договора между Россией и США внесет значительную разрядку во всем мире, и не только на Южном Кавказе. Такого обострения между двумя ядерными державами, какое имело место при Буше-младшем, не было после окончания «холодной войны». Мир был на пороге нового разделения на два противоположных блока, и сегодня мы становимся очевидцами ослабления этой напряженности, свидетельством чему и является договор по СНВ-3. Но говорить о том, что он приводит к изменению соотношения сил, не приходится. Каждая из сторон договора имеет свои сферы влияния. С этой точки зрения, ничего не изменится.

 

Чем можно объяснить отсутствие Ильхама Алиева на саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне?

 

Причиной неучастия азербайджанского президента является демонстрация всему миру того факта, что процессы нормализации армяно-турецких отношений и урегулирования нагорно-карабахского конфликта никоим образом не связаны друг с другом. И что неприемлемыми являются любые попытки ставить их в одну корзину. Следовательно, присутствие Алиева могло создать определенную имитацию стыковки указанных проблем.

 

Ашот Сафарян

Источник: АрмИнфо

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 472
Календарь новостей
«  Апрель 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru