Понедельник, 17.06.2024, 12:16
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Январь » 12 » Программа Черноморская синергия и Южный Кавказ
Программа Черноморская синергия и Южный Кавказ
00:58

Analitika.at.ua. Черноморско-Кавказский регион получает в последнее время все большие очертания региона, где сконцентрировано геополитическое и геоэкономическое внимание крупнейших международных акторов. Он географически расположен на стыке Европы и Азии и является одной из главных частей пространства, которое закрепилось в геополитическом лексиконе под названием Евразия.

 

Большая часть региона, его черноморская часть, находится под непосредственным влиянием двух крупнейших региональных акторов – России и Турции, а также примыкающих к региону крупных континентальных стран Европейского Союза. Стратегические интересы в регионе имеют также США. Если интересы двух первых указанных акторов, имеющих прямой и самый широкий выход в Черное море, непосредственную и самую протяженную линию соседства с Южным Кавказом, в основном концентрируются вокруг сохранения своих особых позиций в Черном море и на Южном Кавказе, то ЕС и США действуют в качестве сил, которые пытаются втиснуться в узкий политический и экономический ландшафт этих регионов.

 

Россия и Турция больше стремятся выступать в качестве «твердой» силы, т.е. силы с большим использованием военно-политического потенциала.

 

В этом регионе нет связанной и последовательной политики ЕС как наднациональной европейской структуры. То, что пытается осуществить ЕС в регионе через принятие таких программ, как, например, «Черноморская синергия» или «Восточное партнерство», является концентрированным выражением интересов отдельных стран-членов ЕС – таких, как Германия, Польша, Румыния. Указанные программы ЕС находятся в жесткой зависимости от инициативности, амбициозности и последовательности в действиях этих стран.

 

США настроены действовать в регионе с преимущественных военно-политических позиций, так как считают, что, с одной стороны, региональная ниша воздействия через «мягкую силу» уже преимущественно занята европейцами, а с другой – что регион весьма милитаризирован и несет огромный груз нерешенных межгосударственных проблем, прежде всего территориального характера. Это дает им возможность занять свою военно-политическую нишу в регионе через создание точечного военного присутствия, хотя им пока не удается распространить это присутствие на весь периметр Черного моря с непосредственным и долгосрочным выходом в Южный Кавказ.

 

Для Армении европейская практика вовлечения и деятельности в Черноморско-Кавказском регионе представляет интерес по следующим соображениям:

 

1. хотя непосредственные рычаги влияния в регионе сохраняются за Россией и Турцией и отчасти США, такие страны, как Германия, Польша, Румыния пытаются найти отличительные нюансы их собственного политического курса в регионе, что создает дополнительные возможности для поддержания здесь баланса сил и участия Армении в региональных проектах;

 

2. чем крупнее актор, тем больше его подход к Черноморско-Кавказскому региону носит «укрупненный» характер: геополитическая ценность региона рассматривается США преимущественно в общерегиональном аспекте, а не в контексте диверсифицированного подхода к конкретным странам региона. Европейские же страны все больше пытаются подходить к региону с диверсифицированных позиций, что нашло свое проявление в положениях программы «Восточное партнерство» (2008г.), в то время как в программе «Черноморская синергия», принятой в 2007г., был применен общерегиональный подход. Диверсификация отношений ЕС со странами региона проявилась и в виде Европейской политики соседства (European Neighbourhood Policy) и принятых на ее основе Планов действий (Action Plans) для каждой страны в отдельности;

 

3. оценка интереса ЕС и представляющих его отдельных стран-членов с преимущественных энергетических позиций является поверхностной. В ЕС все больше осознают, что усиление европейского влияния, в частности, на Южном Кавказе не будет полноценным и долгосрочным, если преследуемые цели будут полностью концентрироваться вокруг Азербайджана как «энергоносителя» и Грузии как «энерготранзитера». Армения, не имея энергетических ресурсов и не находясь на нынешних транспортных маршрутах, располагает военно-политическими ресурсами и проецирует свое влияние, необходимое для поддержания баланса сил в регионе. Вовлеченность Армении во внешнеполитическую повестку ЕС и активная корреляция ее собственного внешнеполитического курса с внешним курсом ЕС находят оценку в официальных структурах Брюсселя. Так, со стороны Европейской комиссии указывается, что Армения широко ассоциирует себя с декларациями Общей внешней политикой и политикой безопасности ЕС (к более чем 80% из общего числа этих деклараций) и в целом активна в вопросах сотрудничества с ЕС по проблемам внешней политики и политики безопасности.

 

Развитие событий после августа прошлого года показали, что ЕС пытается закрепить свое физическое присутствие в регионе, которое на нынешнем этапе представлено в виде наблюдательной миссии в Грузии. «Замороженные» конфликты перестали рассматриваться как точки, контроль за которыми следует вести «со стороны»: для эффективности своей политики в регионе, будь то энергетика или другие экономические направления, необходимо физическое присутствие в регионе. Обеспечение же такого присутствия не может быть осуществлено без ровных и одновременно диверсифицированных отношений со странами региона, вплоть до готовности к самым смелым шагам по признанию новых суверенных государственных образований.

 

Политическое значение программы ЕС «Черноморская синергия» в тех аспектах, которые затрагивают интересы Армении и которые относимы к урегулированию этнополитических конфликтов на Южном Кавказе, можно представить следующим образом.

 

Готовясь к расширению Европейского Союза, Еврокомиссия заранее, еще в декабре 2006г., своим документом «Об укреплении европейской политики соседства» заявила о регионе Черного моря как о пространстве усиленного регионального сотрудничества, в котором «Молдавия, Украина и страны Южного Кавказа сойдутся вместе с Европейским Союзом, с Россией и Турцией».

 

Значение деятельности ЕС в Черноморском регионе отмечается в Отчетном докладе председательства в ЕС «Укрепление европейской политики соседства» (июнь 2007г.): «Пространство Черного моря для ЕС – это соседний регион огромного стратегического значения, события в котором имеют прямой отклик в ЕС. Настал момент для развития усиленного, согласованного и дополнительного участия ЕС в Черноморском регионе, особенно в рамках усиленной Европейской политики соседства».

 

В апреле 2007г. Еврокомиссия определила политику ЕС в регионе Черного моря, опубликовав документ под названием «Синергия Черного моря – новая инициатива регионального сотрудничества».

 

Причисление к региону Черного моря стран, не имеющих к нему выхода, Еврокомиссия обосновывает следующим образом: «Хотя Азербайджан, Армения, Греция и Молдавия не являются прибрежными государствами, история, географическая близость и тесные связи делают их естественными региональными акторами».

 

Среди стран ЕС, в первую очередь заинтересованных в реализации программы «Черноморская синергия», существуют особые позиции относительно роли в программе таких стран, как, например, Россия. В частности, по мнению Польши, Россия в этой программе не должна играть главную роль, а, по мнению Румынии, – должна стать равным партнером. Также известно стремление Польши привлечь к участию в программе Белоруссию.

 

Одной из мотивировок появления программы «Черноморская синергия» стала констатация своевременности большего участия ЕС «в определении приоритетов и механизмов сотрудничества на региональном уровне».

 

Основным принципом действия программы, который был сформулирован в июне 2007г., стал принцип «гибкой геометрии»: «Для прогресса черноморского регионального сотрудничества не всегда требуется участие всех черноморских государств, или, наоборот, оно может выиграть от тесного сотрудничества с инициативами соседних регионов, таких как Дунайский регион».

 

Некоторые формулировки документов ЕС, в которых отмечается распространимость программы «Черноморская синергия» на способствование урегулированию «замороженных» конфликтов, содержат намерение проецировать «мягкую силу» ЕС на регионы повышенной конфликтогенности. Например, отмечается, что «Черноморская синергия – это инициатива ЕС и инструмент для повышения регионального сотрудничества в Черноморском регионе, направленное на стимулирование демократических и экономических реформ, и помощи в решении конфликтов в регионе», или «Черноморская синергия нацелена на корреляцию регионального развития с разрешением «замороженных» конфликтов в Грузии, Молдавии и между Арменией и Азербайджаном».

 

Относительно «замороженных» конфликтов в тексте программы существует формулировка о том, что будет уделено «особое внимание содействию мерам доверия в регионе, включая программы сотрудничества, особенно направленные на соединение вместе разделенных частей».

 

Указанная формулировка во многом носит искусственный и нереализуемый на практике характер. С одной стороны, под «соединением вместе разделенных частей» скорее всего следует понимать «возвращение» отделившихся территорий под суверенитет бывших «метрополий», но, с другой стороны, структуры ЕС не выработали последовательной схемы реализации на практике мер доверия и сотрудничества между сторонами конфликта для создания условий декларированной цели в виде «соединения».

 

В целом институционально-организационная система программы «Черноморская синергия» не имеет конкретных очертаний. При принятии программы было решено, что в ее рамках ЕС не будет формировать отдельную институциональную структуру, поскольку Еврокомиссия планирует использовать органы других организаций Черноморского региона, в частности Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), имеющей развитую институциональную структуру.

 

Б.Ферреро-Валднер пояснила позицию Еврокомиссии по этому вопросу в феврале 2008г.: «Мы не будем изобретать колесо – не хотим дублировать то, что уже делают другие. Также мы не желаем конкурировать с действующими инициативами. Поэтому наше внимание обращено к черноморским региональным организациям, в частности Организации черноморского экономического сотрудничества, с ее обширным членством и уникальной ролью в регионе. Наша цель – не создавать новые институты, а скорее установить тесные контакты с теми, кто уже работает в этой области, и посмотреть, что мы еще можем добавить к тому, что есть».

 

В качестве уже существующей организационной структуры Еврокомиссия планирует также использовать Черноморский форум для диалога и партнерства.

 

В заявлениях некоторых ответственных должностных лиц ЕС, непосредственно курирующих Черноморско-Кавказский регион в целом и «горячие точки» этого региона в частности, вовлеченность ЕС в процесс урегулирования конфликтов констатировалась как свершившийся факт, причем такое вовлечение характеризовалось ими как «прямое». Так, Б.Ферреро-Валднер в выступлении на Стратегическом форуме «Каспийский взгляд 2008» в городе Блед (Словения, август 2006г.) заявила: «Мы прямо вовлечены в разрешение конфликтов в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии».

 

Данное заявление Б.Ферреро-Валднер было сделано до принятия программы «Черноморская синергия». В последней говорится, что «продвинутое региональное сотрудничество не предназначено прямо решать давние конфликты в регионе, но оно могло бы создать больше взаимного доверия и, со временем, помочь устранить некоторые преграды, которые стоят на пути их разрешения». Таким образом, напрашивается вывод о том, что ЕС несколько снизил планку своих политических претензий после 2007г. и, в особенности, после августа 2008г., решив закрепиться на срединной между принципами «прямого вовлечения» и «продвинутого регионального сотрудничества» позиции. Такой срединной позиции выступает принцип физического присутствия в регионах конфликтов, что объективируется на нынешнем этапе в виде миссии наблюдения ЕС в Грузии после событий августа прошлого года. Под самим физическим присутствием понимается мониторинг ситуации в зонах конфликтов. Кстати, об этом непосредственно говорится в тексте программы «Черноморская синергия»: «ЕС должен также искать пути усиления своего участия в мониторинге».

 

Возможность европейского присутствия в зоне карабахского конфликта подчеркивалась должностными лицами ЕС еще в 2006г., за два с лишним года до размещения миссии наблюдения ЕС на границе между Южной Осетией и Грузией. Специальный представитель ЕС в Южном Кавказе Х.Талвитие (был спецпредставителем ЕС с июля 2003 по февраль 2006гг.) в феврале 2006г. заявил: «Европа обещала миротворцев и «благословляющую церемонию» («blessing ceremony») для Нагорного Карабаха, если Армения и Азербайджана смогут договориться». Что имелось в виду под «благословляющей церемонией» не было в дальнейшем раскрыто, однако можно предположить следующий смысл – сохранение де-факто государственности Нагорного Карабаха на неопределенно долгий период после размещения миротворческой миссии на территориях Низинного Карабаха.

 

Представляют интерес оценки европейских экспертов, к мнению которых очень внимательно относятся в центрах ЕС по принятию политических решений. Практически сразу после прошлогодней эскалации в зоне югоосетинского конфликта эксперты Европейского совета по внешним отношениям (European Council on Foreign Relations) опубликовали доклад «Может ли ЕС выиграть мир в Грузии?». Авторы доклада предложили, в частности, следующие рекомендации для того, чтобы с наибольшей выгодой для ЕС использовать события вокруг Южной Осетии: «Поскольку ЕС оказался главным посредником между Москвой и Тбилиси, у европейских лидеров появился новый шанс повлиять на развитие событий. Если они этим воспользуются, ЕС может «выиграть мир», не пытаясь восстановить старый и нестабильный status-quo в Грузии или наказывая Россию, а изменив правила игры на всем постсоветском пространстве... Вместо того чтобы фокусироваться на краткосрочных санкциях в отношении России, ЕС должен действовать быстро, чтобы поднять свой авторитет в регионе Восточного соседства и помочь стабилизировать другие конфликтные регионы – обращая внимания как на старые «замороженные» конфликты, так и на потенциальные горячие точки».

 

Михаил Агаджанян

Источник: noravank.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 1170
Календарь новостей
«  Январь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru