Суббота, 18.09.2021, 07:29
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Июнь » 2 » Сардарапатский перелом: взгляд из сегодня
Сардарапатский перелом: взгляд из сегодня
00:04

Analitika.at.ua. В конце мая 1918 года произошел один из величайших в нашей истории взлетов, в результате которого была восстановлена государственность армянского народа- истинная гарантия его существования.

Как хорошо в 2010 году быть свободным журналистом общенациональной свободной газеты в Третьей Республике Армения!..

Потому что помимо возможности свободных суждений и в истории практически не осталось закрытых страниц: нет недостатка ни в литературе и архивных материалах, ни тем более в самых разных и разноречивых мнениях, - только пиши и делай выводы сколько хочешь или насколько хватает ума. Сплошное блаженство, и что самое необычное - я сама завидую себе! И для этого имеются основательные причины, а корни этих причин уходят в те 15 советских лет, которые ушли у меня на подготовку материалов для диаспоры на Государственном радио Армении - в том числе и материалов о героической Сардарапатской битве.

 

Осадок диктата

 

Именно в вопросе Сардарапата мое журналистское воодушевление обуздывалось самым грубым образом: о самой битве можно было писать что угодно, славить и воспевать армянский народ, затем вскользь упомянуть, что вслед за ней последовало восстановление утраченной шесть веков назад государственности, и… все! О том, какое она имела историческое значение и почему двухгодовалый этот младенец оказался задушен в колыбели и был в истинно коммунистическом духе предан забвению, рассуждать не полагалось.

Это и есть советский диктат…

Оценки чуда появления и недолгой жизни Первой Республики мы получали из зарубежной армянской прессы. Там, в столицах стран мира, где действовали посольства Турции, организовывали демонстрации протеста, а остаток дня посвящался празднованию очередной годовщины армянского возрождения… Прямо словно сон какой-то…

Сколько раз накануне праздничных майских дней я с тяжелым магнитофоном на плече отправлялась в села тогда называвшегося Октемберянским района, чтобы отыскать и записать рассказы участников и свидетелей Сардарапатской битвы. Эти старички с потухшими глазами мгновенно воодушевлялись и рассказывали, рассказывали!.. И все их рассказы опять же заканчивались провозглашением Первой Республики. Все дальнейшее тщательно замалчивалось.

Таков был советский диктат…

Подготовленные для диаспоры наши материалы пропускались через жернова не только местной, но и московской цензуры. Они возвращались назад изрезанные, изуродованные или же вообще не возвращались, то есть запрещались вообще. Да, случалось, старики и подходившие после них к микрофону историки перебарщивали. От нас требовали также по ходу ругать и ославлять Дашнакцутюн. То был самый трудный момент репортажей: надо было раз поставить их на место, назвать авантюристами, предателями или хотя бы недотепами… Не скажу, что в силу своего журналистского мастерства- скорее благодаря женской проницательности - мне удавалось спасти свои материалы, а заодно и защитить Первую Республику и партию моего деда Соси. Москва обманывалась сюжетно-образными хитросплетениями, и то главное, что хотелось сказать - мечту о национальном единстве и полной независимости - удавалось донести до нашего зарубежного слушателя.

И так - все эти годы, пока независимость не превратилась из мечты в реальность.

А потом… А потом мы начали с суровым видом критиковать, а порой и с истинно враждебных позиций рассуждать о том, действительно ли мы победили при Сардарапате, Баш-Апаране или Каракилисе, о том, правильно ли оцениваем эти победы... А если и оцениваем, то верно ли выбрали адресатов, а то и вообще - в чем смысл победы?

По праву довольно основательно изучившего эту тему журналиста позволю себе ответить на те некоторые вопросы, которые и не вопросы уже, а тина и грязь, забивающая чистые истоки. А отвечать надо, ибо любая победа нации, особенно та, которая восстанавливает право народа на жизнь, -самая надежная опора будущего. Это главное условие укрепления самоорганизации и уверенности нации в себе и своем духе. Итак, каким было положение армянства накануне судьбоносной Сардарапатской битвы?

Западная Армения- без армян, Восточная Армения - под угрозой ятагана

В середине мая 1918 года армянский народ, тысячелетия живший на своей исконной земле и создавший подлинные сокровища цивилизации, оказался на самой последней грани. «Только чудо могло спасти армянина, и он приготовился свершить это чудо»,- так характеризует писатель и историк Баграт Улубабян создавшуюся в то время ситуацию.

И чудо свершилось. Что это было: каприз истории, времени или - загадка вечности и непобедимости армянина? Да, загадка, потому что последние остатки государственности Армении, веками являвшейся ареной войн и разодранной на куски завоевателями, сохранились лишь в Сюнике и Арцахском крае и назывались меликствами.

…Когда в Киликии пало европейское по своему характеру армянское государство и всю Армению поглотила смертоносная турецкая тьма, показалось, что спасения от кочевников более нет. Так оно и было, более того, активизировались и исконные соседи: персы тоже жаждали завладеть армянскими землями, на которые давно положили глаз. Сколько ирано-турецких войн прокатились одна за другой, могут сказать разве что историки, исконные же обитатели страны знали совсем другое - избиения, грабежи, разорения и рабство. А когда обе ненасытные деспотии пришли к общему знаменателю и в очередной раз разодрали Армению, от ее благодатных садов и пашен, прекрасных строений, развитой экономики остались лишь голые камни да разрозненные группы уставших от всего людей.

Особенно ужасающим было положение Западной Армении, поскольку Восточная Армения по Туркменчайскому договору была присоединена к царской России и хотя бы избавилась от физического уничтожения. Турки с присущей диким племенам жестокостью лишали живущих на своей земле армян последних свобод, элементарных политических и человеческих прав, заставляли их отречься от родной веры, прибегая при этом к пыткам или просто убивая…

Когда читаешь свидетельства уцелевших от великой резни людей, начинаешь осознавать ту атмосферу страха, в которой вынуждены жить законные хозяева этой земли: запрещалось не только упоминание всего армянского - запрещалось употреблять слова «армянин» и «Армения», говорить, писать и петь по-армянски.

И какие уж тут мечты о независимости… Но, как ни странно, мечтатели и борцы были. Известны героическая самооборона Сасуна и особенно Зейтуна. В учебниках истории эти события называют восстанием, то есть бунтом. Поводов для возмущения действительно было предостаточно, однако турецкое правительство обрушилось на зейтунцев, защищавших свою пусть даже ограниченную самостоятельность, всей тяжестью государственной машины, задействовав армию и тяжелое вооружение. В этой неравной борьбе армяне нанесли сокрушительное поражение и даже добились пятилетней отмены некоторых налогов.

В те дни Европа и Америка внимательно следили за перипетиями этой борьбы, разворачивавшейся в «кровавой тюрьме народов» -Турции. Ни для кого уже не было секретом, что даже в условиях грубого деспотического насилия армянин не утратил свой национальный и боевой дух, что он может бороться за свое существование, что кроме желания жить на своей земле у него достает и мужества, и отваги, и умения бороться за это. Откликом всех этих событий стала активизация обсуждений на международном уровне Армянского вопроса (увы, обреченная на бесплодие).

 

Единая программа уничтожения армян

 

Турки также получили повод поразмыслить - естественно, на турецкий лад, то есть в доисторическом духе, поскольку поняли, что так просто с исконным населением захваченных земель не справиться, тем более что признаки жизни начала подавать и армянская политическая мысль. Хотя у армян и не было единых центров, стали возникать партии и различные общественные организации, а беспрецедентный культурный подъем и уже обретшая свое определенное лицо армянская пресса вызывали все большее беспокойство вчерашних кочевников.

Турция измышляла планы полного уничтожения армян. Многие из армянских национальных деятелей догадывались об этом, однако большинство их обращало свой взгляд на Европу, Америку и ждало… справедливого решения. Путь превращения «бумажного черпака» в «железный» был неясен. Именно за этими долгими годами блужданий и поисков последовали организованные султаном Гамидом армянские погромы. В 1894-96 гг. в своих домах и полях были убиты 300 000 невинных армян. А пришедшие на смену кровавому деспоту «прогрессивные» младотурки стали палачами еще 30 000 армян в Адане. 1915-й год забрал жизни еще полутора миллионов армян. Только годы спустя выяснится, что это чудовищное злодеяние - истребление армян на их исконной родине - турки замыслили намного раньше, чем масонская ложа в Салониках или бредовая иттихадистская верхушка. Неуемная страсть целиком завладеть этими поистине чудесными землями, бесчисленными благами, созданными исконно обитавшим тут талантливым и трудолюбивым народом, заставила кочевников отказаться от соблюдения хоть каких-нибудь формальностей. Их цель была голой, откровенной, грубой.

 

Плод ленивых мозгов

 

Для меня, как для представителя армянской нации, нет ничего унизительней, чем «точка зрения», будто в 1915-м году армян резали как баранов. Мне уже давно понятно, что те, кто повторяет эти глупости, абсолютно невежественны в истории. Они даже не дают труда заставить свои ленивые мозги открыть любую книгу или исследование о геноциде и ознакомиться с деталями этого злодеяния. Даже сами турки не раз признавались, что в открытом бою они не в силах справиться с армянином, что армянин - лучший воин на свете. Автором последнего мнения является Веиб-паша, который, по свидетельству Макича Арзуманяна, приехал из Батума, стал свидетелем позорнейшего разгрома турок под Сардарапатом и, вернувшись на переговоры в Батум, резко изменил свой тон и предложил мир.

Так было всегда: турок мог победить армянина только коварством, хитростью, кознями, подобно змее проникая в его дом. Страх турок перед блеском ума и оружия армянина и стал причиной их злобной мстительности. Накануне рокового 1918 года были уничтожены именно армянские мужчины - предмет ненависти турок,– ведь они были умны, талантливы, патриотичны, предприимчивы, чадолюбивы… Причем турок достиг осуществления своих звериных замыслов не прямо и не просто так. Под предлогом мобилизации с началом Первой мировой войны армянских мужчин призывали в армию, сводили в отряды, затем разоружали и тайно расстреливали… Число расстрелянных армянских солдат и офицеров достигало 60 тысяч. Вот как смогли победить турки - благодаря коварному плану и по приказу Энвера.

А в Ване они потерпели поражение.

И в Мусалере потерпели поражение.

Потому что стояли лицом к лицу.

Под Сардарапатом тоже было ратное поле, но, казалось бы, теперь победа турок была предопределена. Ведь на руках у них было полученное от представителя Армянского Национального совета согласие на марш через Ереван в сторону Баку и Тифлиса. Могли ли они мечтать о более удобном поводе раз и навсегда решить Армянский вопрос, который костью застрял в горле турок?!

Нет уже ни одного армянского школьника, не знавшего, что случилось в Сардарапатской битве. Дошедшие уже почти до подступов к Еревану турки были выбиты с железнодорожной станции Сардарапат, и прославленная Дарданельская дивизия начала позорно отступать. Остальные части последовали за «храбрейшими».

Но уже в наши времена и среди нас же самих появились вдруг некие риторы, обезумевшие от собственного ума, и стали доказывать, что, во-первых, армяне в Батуме вели себя трусливо, а турки побили все рекорды мудрости и героизма, армяне же одержали победу единственно благодаря ополченцам и слепой удаче…

Название «Батум» действительно ассоциируется у нас с воплем бессилия, стыда и беспомощности. Но считать принятое там решение позором или предательством - по меньшей мере недомыслие. Может быть, такого рода эпитеты более уместны в связи с договором 4 июня 1918 года, когда сардарапатская победа была принесена в угоду миру. Ибо если б армянские войска продолжали преследовать турок, то, наверное, сегодняшняя Армения была бы обширнее. Но кто мог предугадать до битвы, на что способно ополчение из больше похожих на призраков, чудом спасшихся от турецкого ятагана беженцев из Западной Армении и мало чем отличавшихся от них жителей Армении Восточной? Разумеется, было еще российское армянство, тифлисское армянство, армяне Европы и даже Америки, но факты сильнее - например, хотя бы сдача Вана и Карса, в одном случае ставшее следствием беспечности русских войск, в другом - предательства грузинских меньшевиков, конкретно - Чхенкели.

Турки ощущали за своей спиной поддержку немцев и англичан, а на кого могли положиться армяне - на русских, по приказу Ленина удиравших из Западной Армении?..

Или кто мог представить, например, что самое непосредственное участие в Сардарапатской битве примет Католикос всех армян Геворг V, по пламенному призыву которого и началось увенчавшееся блестящей победой могучее движение самозащиты? Кто мог представить, что армянские генералы царской армии Мовсес Силикян, Товмас Назарбекян, Пирумяны, отряды армян, греков и езидов проявят такую стойкость и волю к победе, ставшей бесспорным фундаментом возрождения армянской государственности?

И когда вышеупомянутые риторы со своим коротким умом пытаются дискредитировать значение героической Сардарапатской битвы и приписать победу одним лишь ополченцам, то они невольно или умышленно искажают ту истину, что весной 1918 года армянская нация действительно находилась на грани гибели, и путь к пропасти ему преградил именно армянский дух. Борьба была воистину общенародной - то была битва крестьян, интеллигенции, духовенства: не было партийно-политических распрей. Защищать последний осколок родины вышли Ованес Баграмян и Аксель Бакунц, Гарегин Овсепян и Григор Капанцян, и тысячи других людей - простых и известных. Но самой мощной была все-таки армейская сила, и пусть никто не пытается умалить ее. Под Сардарапатом армянин победил турка, потому что стоял с ним грудь в грудь, потому что знал его слабое место - трусливость завоевателя, потому что был единодушен и целеустремлен. Армянин истекал кровью, но обескровлен не был. Он был один, но не одинок. А еще - потому что унаследовал от предков только ему присущие приемы военного искусства.

 

Кратким языком фактов

 

Премьер-министром Первой Республики Армения был назначен Ованес Каджазнуни. Министром внутренних дел стал Арам Манукян, министром иностранных дел - Александр Хатисян, министром финансов- Хачатур Карчикян, военным министром - Ованес Ахвердян. Это было не коалиционное правительство, а дашнакское. Роль коалиционного взял на себя Национальный совет, который вскоре превратился в законодательный орган под председательством Аветика Саакяна. Хотите доказательство плюрализма? Пожалуйста: 18 депутатов-дашнаков, 6 социал-революционеров, столько же социал-демократов, столько же демократов, двое беспартийных. Еще 6 мест было квотировано для мусульман, 1 - для езидов, 1 - для русских. Если это не свидетельство внутринационального единства и демократии, то что же еще? И если б только мир позволил…

 

Взаимная амнистия- единственная альтернатива

 

Существует превратное мнение, будто Первая Армянская республика возникла как результат сложившейся в Закавказье политической ситуации: Грузия и самозваный Азербайджан объявили себя независимыми, так что у Армении не оставалось иного выхода, как последовать их примеру. Альтернативы действительно не было, но объяснение уж больно детское. Разве армянин не всегда жаждал независимости? Точно такую же глупость можно услышать и о Третьей Республике - мол, независимость нам преподнесли. А Арцахское движение, потрясшее основы мира - вплоть до падения Берлинской стены? А семь тысяч жертв? А блокада и внутриполитические рифы и мели? Первая Республика стала тем якорем, без которого существование армян в мире уже невозможно было представить. Да, в советской терминологии этот факел, ненадолго вспыхнувший в череде беспросветных веков, назывался всего лишь дашнакской республикой. Но и сегодня некие лица, сеющие национальные раздоры, к месту и не к месту навешивают всяческие ярлыки на Первую Республику, пытаются принизить ее значение в армянской истории. Точно так же они называют Третью Республику тиранией - не то феодальной, не то еще какой. И это уже не вопрос вкуса или знания. Это уже политика, и чтобы разглядеть, откуда растут ее ноги, надо попросту копнуть факты или хотя бы назвать имена подобных «философов».

Что касается гибели Первой Республики, то я не думаю, что ее можно считать бесславной. Ситуация была таковой, что какая-либо иная альтернатива была попросту невозможной: или надо было отдать на растерзание турку уцелевший клочок родной земли, или же принять советский протекторат. И вполне естественно, что дашнакское правительство предпочло сохранить последние капли армянской крови.

Намного хуже была начавшаяся в советизированной Армении внутренняя грызня, а если точнее - неизбывная ненависть коммунистов ко всему дашнакскому и национальному. Если б вместо этого различные части армянства пришли к согласию и сформировали атмосферу примирения и здоровой критики, то плоды укрепляющегося армянского государства были бы намного зримей и ощутимей. Эта иррациональная, не делающая чести, нелепая «самоненависть» и сегодня рушит наши защитные стены, одновременно воздвигая препоны на пути консолидации всего рассеянного по миру армянства. Но сегодня более чем когда-либо пора объявить взаимную амнистию. То есть развеять по ветру сгустки ненависти, одновременно сохранив успешный опыт.

 

Битва между мечом и оралом

 

На закате своей деятельности Мустафа Кемаль Ататюрк сделал примечательное признание: «Сражающиеся мечом в конце концов терпят поражение от сражающихся оралом». Вряд ли можно найти более меткое сравнение армянина и турка. Впрочем, нетрудно догадаться, что «отец турок» под сражающимися оралом имел в виду вовсе не армян.

Тем не менее сейчас уже 2010 й год, и армянин и турок вновь стоят друг против друга. Турок по-прежнему продолжает орудовать мечом лжи и угроз, ну а мы ведем свою борозду. Но теперь разница с прошлым заключается в том, что рядом с нами начинает вырисовываться и образ турецкой интеллигенции. Именно это можно считать важнейшим достижением поворота в армяно-турецких отношениях. Турецкое государство продолжает топать на месте, тогда как мозги турецкой интеллигенции начали работать… и даже давать свой результат.

И результат этот заключается в том, что стена армяноненавистничества в этой стране начала давать трещины - и тема геноцида, подобно джинну из откупоренной бутылки, влетела в общественное сознание. Современные армянские ученые - например, Ричард Ованнисян,– замечают, что в Турции растет по-новому мыслящее поколение. Это поколение в состоянии рассмотреть и понять, что именно произошло в начале прошлого века, и почему со своей родной земли вдруг исчез исконный ее народ. А когда истина станет очевидной для всей турецкой нации, то наступит час и других вытекающих из этого истин - покаяния и компенсации. И тогда - и это уже чисто армянская мечта - вместо битвы меча и орала придет пора добрососедства и диалога орала с оралом. И это станет пусть запоздалым, но единственно возможным цивилизованным способом общения.

 

Рачуи ПАЛАНДУЗЯН

Источник: sobesednik.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 573
Календарь новостей
«  Июнь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru