Среда, 28.09.2022, 07:57
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2012 » Март » 13 » СМИ и антиармянская пропаганда в Азербайджане привели к стигматизации личности армян в Баку
СМИ и антиармянская пропаганда в Азербайджане привели к стигматизации личности армян в Баку
14:20

Analitika.at.ua. Армянская этническая идентичность в постсоветском Баку была стигматизирована; и как последствие, также изменился ее социальный статус (стигматизация — клеймение, навешивание социальных ярлыков, ассоциация, как правило, отрицательного качества с конкретным человеком или группой людей, - прим.). К такому выводу пришла азербайджанский этнолог Севиль Гусейнова, проанализировав свои интервью с 12 армянами (11 женщин и 1 мужчина) из Баку в рамках исследования «Этническая принадлежность как социальный статус и стигма: Армяне в постсоветском Баку», которое было опубликовано «Фондом Генриха Белля». Проводя свое исследование с очень смутным представлением о реальной жизни и проблемах армян в Баку, Севиль Гусейнова старалась сфокусировать внимание на специфике построения этнических границ в условиях конфликта.

 

Начиная с 1990-х годов, пишет автор, в Азербайджане велись дискуссии о небольшом числе армян, которые все же не покинули Баку после событий января 1990 года, при этом подобные дискуссии велись как на уровне руководства Азербайджана, так и в виде сплетен и общения среди обычного населения. Как в 1990-х, так и в 2010 году, эти дискуссии возникали в контексте идеи толерантности азербайджанцев в отношении других народов как основной характеристики этого «воображаемого сообщества».

 

На формирование стереотипов об армянах во многом имел значительное влияние нагорно-карабахский конфликт, при этом у средств массовой информации была двоякая роль: они одновременно и формировали, и отражали эти стереотипы, что привело к созданию социального контекста, в рамках которого изменился социальный статус армян, а идентичность их была стигматизирована.

 

«Согласно Государственному комитету по статистике, в результате переписи населения в Азербайджане в 1999 году в республике было выявлено 120 тыс. 700 этнических армян, и практически все они были зарегистрированы в пределах Нагорного Карабаха, хотя, конечно же, переписи населения там не проводилось. При этом, подавляющее большинство азербайджанских экспертов ссылаются на эти данные. Бывший президент Азербайджана Гейдар Алиев как-то назвал цифру в 30.000 армян, которая начала широко использоваться экспертами», - пишет Гусейнова, отметив, что в переписи 1999 года армянами назвались лишь 645 человек, живущих именно на территории Азербайджана. Однако и эта цифра оспаривается экспертом Арифом Юнусовым, который заявил, что к 1996 году в Баку проживало 1393 армян.

«Все эти цифры прекрасно иллюстрируют то, что никто из экспертов не признает факта, что невозможно назвать даже приблизительное число армян. Тем не менее, основываясь на собственных наблюдениях, я могу утверждать, что подавляющее большинство граждан Азербайджана, идентифицировавших себя как армян, являются женщинами», - отмечает Гусейнова.

 

После распада Советского Союза, проживающие в Баку этнические армяне потеряли свой статус равноправных членов местного городского сообщества. Это определяется не только этнической демаркацией населения. Статус полноправных членов общины был утерян в ходе нагорно-карабахского конфликта, так как национальность «армянин» практически стала синонимом слова «враг» и «другой». А продолжающийся конфликт стигматизировал этническую идентичность «армян». Быть армянином и в то же время проживать в Азербайджане — являлось противоречием, и уже не соответствовало критерию «хороший гражданин». Самовосприятие армян, проживающих в Баку, формировалось в этом контексте.

 

Кроме того, информационное пространство города и Азербайджана в целом пронизано идеологией, которая гласит, что стигматизированные жители Баку, коими являются этнические армяне, представляют угрозу или провоцируют негативные эмоции. Границы между стигматизированными людьми и «правильными людьми» четко обозначена. «В СМИ, так же как и в повседневной жизни, мы слышим концепции стигматизации: «исторические враги», «маленький армянский ублюдок», «Хачик» и т.д. Можно сказать, что этническая принадлежность становится качеством, которое отличает армян Баку от остальных жителей города и других граждан Азербайджана», - пишет Гусейнова.

 

Однако основное отличие связано с нагорно-карабахским конфликтом, который стал основным фактором, определяющим социальный контекст, повлекший за собой изменение статуса и стигматизацию этничности армян в Баку. Конфликт очень хорошо характеризует политический принцип национализма, суть которого, по определению английского философа и социального антрополога Эрнеста Геллнера, требует совмещения политической и национальной единиц. И в этом контексте, независимо от того, что говорят в частных разговорах, проживающие в Баку армяне, например, не имеют возможности почитать своих героев Карабахской войны, так как иначе это воспринимается неуместным.

 

Есть две наиболее часто встречающиеся группы армян, живущих в постсоветском Баку. Первая группа — это армянки, которые вышли замуж за азербайджанцев, чьи мужья и дети (которые, конечно же, определяют себя как азербайджанцы) были гарантом их безопасности. Эта группа этнических армян меньше всего пострадала от конфликта. Как правило, во время погромов их жизни были в меньшей опасности, дома их не были захвачены, и многим удалось сохранить свои рабочие места и собственность.

 

Вторая группа — небольшая по числу, но наиболее уязвимая (среди тех, кто остался в Баку), это женщины, которые не имели иммунитета, обеспечиваемого наличием супруга-азербайджанца, и следовательно, «не-армянской» фамилией. Эти люди прошли через все события, будучи определенными как армяне в своих паспортах, некоторые из них потеряли свои дома и работу.

 

В ходе интервью с ними можно выявить факт, что жизнь в их воспоминаниях разделяется на две части — жизнь до и после армянских погромов в январе 1990 года. Манифестация национализма или любые случаи дискриминации как результат политики «коренизации» и сегодня наблюдаются в отношениях между представителями разных этнических групп. В целом, проанализировав интервью, автор пришла к выводу, что, несмотря на незначительные случаи дискриминализации, такие как, к примеру, препятствие родителей, когда их сыновья хотели жениться на армянках, в целом, воспоминания интервьюируемых о жизни до погромов - позитивные. И хотя в советское время этническое разделение в повседневной жизни людей оставалось довольно сильным, тем не менее, оно не вело к стигматизации идентичности армян, живущих в Баку. Чего не скажешь о воспоминаниях, относящихся к самим погромам и жизни после этих событий.

 

«Я вышла на час, а когда вернулась, двери, сейф... все было открыто. Они уже сидели там, внутри... Их было около 10 человек. Меня впустили к себе соседи, близкие соседи. Думаю, не стоит рассказывать, в каком я была состоянии, и так понятно, что я чувствовала. Страх. Я боялась всего», - рассказала одна из женщин, добавив, что ей приходилось скрываться, идти пешком 10-15 автобусных остановок, потому что в автобусах все следили за ней, смотрели в ее глаза, пытались идентифицировать национальность.

 

Другая женщина рассказала, что у нее появилось чувство стыда, что кто-то на улице может указать на нее и сказать, что она армянка. Это чувство стыда приводит к необходимости изменения внешности, пишет автор, что проявилось, к примеру, в перекрашивании волос в светлый цвет, чтобы подчеркнуть свою «русскость». Также изменялись имена и отчества, чтобы они звучали более привычно для местного уха.

 

Следует отметить, пишет Севиль Гусейнова, что даже посреди конфликта в повседневной жизни, и особенно, в круге соседей и друзей, напряжение между армянами и азербайджанцами было не сильным, однако уровень напряженности стал увеличиваться одновременно с анти-армянской пропагандой, которая распространялась через СМИ. Как следствие, армяне должны были выработать свою тактику поведения при условии постоянного давления пропаганды. Автор пишет, что у армян, которые решили остаться в Азербайджане, на самом деле было лишь два выхода: либо оставить дом и перебраться на новое место, где их, а соответственно и их национальность, никто не будет знать; либо продолжать жить на том же месте в надежде на терпимость со стороны соседей.

 

Необходимость скрывать этническую принадлежность от всех — это та среда, те рамки, в которых эти люди вынуждены жить. Но одной из самых серьезных проблем, с которой сталкивались армяне в ранних 1990-х — это сохранение своих домов, которые то и дело захватывались азербайджанскими беженцами из Армении. Пик конфронтации в Баку совпал с погромами в январе 1990 года. Воспоминания людей, с которыми автор проводила свои интервью, о погромах, для них — это символ разрушения прошлого мира, когда этническая принадлежность не играла большой роли.

 

В сложившейся ситуации, главной подход в формировании идентичности — это дистанцироваться от стигмы и, тем самым, обратиться к гражданскому сообществу, ведь проблемы, с которыми они сталкиваются в повседневной жизни — реальны, отмечает исследователь в своей статье. Это проявляется во многих заявлениях армян, с которыми общалась Севиль Гусейнова. К примеру, одна из женщин заявила, что она гражданка Азербайджана, работает так же, как и все, и заслуживает нормального отношения к себе. Это, по мнению автора статьи, является попыткой обратиться к гражданскому обществу.

 

Тем не менее, сталкиваясь с неизбежным роком, определенные обществом как армяне, люди, о которых рассказывает Гусейнова, осознают глубину своей отчужденности от государства, в котором живут. Это происходит, когда, например, есть необходимость получения официальных документов. При условии бюрократической тирании, царящей в Азербайджане, этнические армяне часто оказываются в гораздо худшем положении, чем не-армяне. В самой тяжелой ситуации находятся те, кто потеряли свои дома и не могли зарегистрироваться должным образом.

 

«По моим неподтвержденным данным, в стране постоянно проживают 40.000 тысяч человек, не имеющих постоянного жилья. Армяне, конечно, лишь небольшую часть из них. Тем не менее, армяне находятся в более сложной ситуации, так как любой чиновник может отказать им в помощи из-за распространенных стигм», - пишет автор.

 

В заключение, Севиль Гусейнова отмечает, что для тех людей, которые находятся вне круга друзей и близких, необходимость раскрыть свою этническую принадлежность неизбежно ведет к нежелательному воспроизводству стигмы, что является фактором, играющим против них. «В ситуации, когда конфликт порождает стереотипный образ «этнического/исторического врага», попытки выйти за рамки стигмы всегда требуют определенных усилий. Но даже в случае успешной «этнической ре-социализации», состояние внутренней неопределенности может сохраниться в повседневной жизни армян в Баку», - пишет азербайджанский исследователь. Panorama.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 716
Календарь новостей
«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru