Воскресенье, 25.07.2021, 01:26
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Июнь » 13 » Сможет ли сланцевый газ изменить мир?
Сможет ли сланцевый газ изменить мир?
00:17

Analitika.at.ua. Грядущая революция на мировом энергетическом рынке связана с перспективами добычи сланцевого газа (shale gas). Новые технологии снизили себестоимость сланцевого газа, и его использование предотвратит появление газовых картелей, перекроит геополитику и замедлит переход на возобновляемые источники энергии. Конечно, многие не уверены, что сланцевый газ в потенциале может сыграть столь поворотную роль. И все же, сможет ли сланцевый газ изменить мир?

 

Кто был крупнейшим производителем природного газа в мире в прошлом году? Как ни странно, это была не Россия. США оттеснили ее за счет бурно растущей разработки нетрадиционного сланцевого газа. Распространенный повсеместно сланцы (осадочные породы с большим содержанием органики) сулят большие перспективы для многих стран. Скажу сразу, есть они и в Армении, например в Зангезуре или Джаджуре. Однако недостаточные объемы разведанных горючих сланцев и современные технологии добычи, когда нужно пробурить множество скважин на больших территориях, пока не позволяют рассматривать наши запасы как промышленные источники добычи газа. В то же время рост предложения нетрадиционного природного газа понижает мировые цены на газ и ослабляет влияние нефте- и газодобывающих стран в мировой и региональной геоэкономике и геополитике. Для Армении это может стать существенным и положительным изменением ситуации в нашем регионе.

То, что в сланцах есть газ, преимущественно метан, было известно еще в 19 веке. Однако промышленники быстро разочаровались в сланцах как в источнике газа. Чтобы добыть его, требовалось пробурить множество скважин, каждая из которых давала лишь небольшой объем газа при больших затратах. В 70-е годы прошлого века, во время энергетического кризиса в США, правительство, находясь в поиске возможных решений, вспомнило о сланцах. Однако впоследствии разработки технологий добычи были прерваны после падения цен на нефть в 80-х. Тем не менее, в 90-е годы ряд компаний решили вернуться к идее извлечения газа из сланцев. Изыскательские работы, исследования и испытания продолжались несколько лет, и в 2002 г. в Техасе была пробурена первая вертикальная скважина — началось практическое внедрение новой технологии. Компании постепенно совершенствовали и удешевляли технологию добычи, и в 2008 году произошел резкий прорыв. Уже в 2009 году США за счет сланцевых газов вышли на первое место в мире по объему добычи газа, перегнав Россию.

В 2009 г. "сланцевый бум” дошел и до Европы. Огромные запасы газосодержащих сланцев найдены в Нидерландах, Польше, Франции, Швеции, Румынии, Австрии, Германии, Украине и других европейских странах. Сланцевые проекты готовятся стартовать в Китае, Индии, Аргентине, Австралии, других государствах. Перспективы здесь, конечно, открываются просто колоссальные.

Впрочем, на фоне энтузиастов можно услышать и голоса многочисленных скептиков, предупреждающих, что не стоит возлагать столь радужные надежды на сланцевый газ, который может их и не оправдать. Весьма осторожно к этой теме относятся в Газпроме, что, впрочем, понятно: именно российская компания может оказаться главным проигравшим в случае широкомасштабной "сланцевой” экспансии. Вообще, по мнению некоторых комментаторов, нынешний ажиотаж вокруг сланцевого газа является результатом грамотного пиара. Их аргументы сводятся к двум основным тезисам: добыча сланцевого газа обходится слишком дорого и опасна для окружающей среды.

Прежде всего подвергают сомнению высокую рентабельность проектов по добыче сланцевого газа. О том, что сланцевый газ обходится дороже, чем заявляют добывающие компании, косвенно, по их мнению, свидетельствуют и финансовые показатели. Однако, например, газ из Хейнсвилльских сланцев — месторождения, которое тянется от Техаса до Луизианы — обходится в 3 доллара за 1 млн. БТЕ (Британская тепловая единица используемая для котировки цен на топливо на англо-американских рынках), то есть примерно 100 долл. за 1000 куб. м. Крупные компании снижают и, кажется, смогут снизить себестоимость еще больше.

Скептики считают, что не все ладно и с экологическими аспектами. По словам критиков, бурение скважин для добычи сланцевого газа опасно для грунтовых вод, т.к. в случае повреждений труб буровой раствор загрязнит водоносные пласты. Но эти опасения преувеличены. Некоторые газодобытчики уже по собственной инициативе переходят на неядовитые буровые растворы.

Наконец, эксперты обращают внимание на то, что это в Америке с ее просторами можно без особых проблем бурить десятки тысяч скважин на участках в тысячи квадратных километров. В густонаселенной Европе добывающие компании вряд ли смогут позволить себе подобную роскошь, что уменьшает привлекательность проектов по добыче сланцевого газа. Но учитывая, как стремительно развиваются технологии в этой отрасли, можно предположить, что и эта проблема будет решена.

Колоссальные запасы сланцевого газа сулят потрясения на рынках энергоносителей и на геополитической арене. Одним из главных последствий бума сланцевого газа стало появление запасов топлива под боком у западных и китайских потребителей.

По некоторым оценкам, только в Северной Америке можно добыть 1 биллион (1000 трлн.) кубометров такого газа: при нынешнем уровне потребления этого хватит США на 45 лет. У Европы имеется, возможно, почти 200 триллионов кубометров сланцевого газа.

С приходом Обамы в Белый дом была пересмотрена политика в области энергоресурсов. В Америке все чаще задавались вопросом, зачем отправлять доллары за границу, где они дестабилизируют глобальные финансовые рынки, а затем бьют по США в форме утраченных рабочих мест и сбережений, когда можно осваивать ресурсы собственной страны? Кому Америка должна платить за добычу газа для США — России и Ирану или жителям Пенсильвании и Луизианы? Сейчас США благодаря сланцевому газу уже превратились из импортера газа в потенциального экспортера.

Добыча природного газа из нетрадиционных месторождений даст возможность и ЕС избежать зависимости от стран-экспортеров. В Европе такая практика может изменить геополитическую расстановку сил на евразийском континенте. Рост предложения газа на мировых рынках уже позволил Европе приступить к диверсификации поставщиков и ослабить зависимость от России. Западные аналитики считают, что если Европа станет осваивать нетрадиционные месторождения, Москва сделается более надежным и сговорчивым поставщиком и партнером.

Добыча сланцевого газа, возможно, сулит большие перемены и Китаю. Ради энергоносителей Китай поддерживает связи с Ираном, Суданом и Бирмой и не поддерживает санкции против этих стран. Независимость от импорта нефти и газа в будущем теоретически позволит Китаю поддерживать международные санкции против "проблемных” государств. Такая возможная позиция Китая может облегчить ему выстроить доверительные отношения с Америкой и меньше тревожиться из-за контроля США над морскими путями. Попытки Европы, Японии и России воспрепятствовать сближению Вашингтона и Пекина могут оказаться тщетными. Альянс США — Китай еще больше укрепит их позиции как двух супердержав и эти страны останутся центром мировой политики на многие годы вперед.

 

Сегодня на мировом рынке газа наблюдается очевидное превышение предложения над спросом. Причиной этого стало, с одной стороны, снижение спроса на газ из-за мирового экономического кризиса, а с другой, появление на рынке избыточных объемов сжиженного природного газа (СПГ). Именно по этой причине рухнули спотовые цены на газ, упавшие летом 2009 года до 120 долл. за 1 тыс. куб. м и европейские импортеры потребовали от Газпрома пересмотра принципов ценообразования на газ, чтобы исключить из ценовой формулы относительно дорогую на сегодняшний день нефть. Уже в этом году Газпром был вынужден пересмотреть условия контрактов на поставки газа в Европу, чтобы выдержать конкуренцию с более дешевым СПГ.

Появление больших объемов сланцевого газа еще сильнее сдвинуло баланс в сторону избытка предложения. Ожидается, что цены в самое ближайшее время по спот-сделкам еще больше снизятся и Европа сама наладит добычу газа из сланцевых залежей. Ключевую роль здесь играет Польша. В настоящее время уже 140 миллионов долларов на разведку сланцевого газа в Польше выделили канадский концерн Talisman Energy и британская San Leon Energy. Освоение месторождений в северных и центральных районах Польши уже в мае планировала начать американская компания ConocoPhillips. Эксперты считают, что европейские проекты по добыче сланцевого газа могут в течение десяти лет стать серьезной угрозой для Газпрома. Скорее всего по этой причине Россия снизила цены для Украины на 30%, а не договора "газ в обмен на флот” (продление нахождения Черноморского флота России в Украине до 2042 года).

Отказ от завязанной на нефть формулы ценообразования считается серьезной угрозой доходам и инвестиционным планам Газпрома. Спотовые цены на газ в настоящее время значительно ниже контрактных, и такая ситуация, по мнению экспертов, может сохраняться на протяжении нескольких лет. В таком случае по расчетам некоторых российских аналитиков, разработка Штокмановского месторождения в Баренцевом море станет бессмысленной, а новых залежей на полуострове Ямал — нерентабельной. Роль России как "газовой сверхдержавы” благодаря СПГ и сланцевому газу будет падать. Ее газ станет не просто слишком дорогим для европейских и других потенциальных покупателей, которые смогут удовлетворять свои потребности за счет дешевого СПГ, он может стать просто невостребованным в случае добычи сланцевого газа в самой Европе.

Рынок традиционного природного газа контролируют, прежде всего, Россия и Иран — владельцы более половины разведанных запасов такого газа в мире. Современный Запад активно ищет альтернативы, позволяющие снизить зависимость от России и Ирана — СПГ, сланцы, энергосберегающие технологии. В среднесрочной перспективе такая политика может привести к очень серьезным проблемам для стран-поставщиков, в первую очередь для России и Ирана.

 

Россия не скрывала своих намерений создать "газовую ОПЕК”. Но этим планам, как считают на западе, не суждено сбыться. Несколько лет назад российский Газпром заговорил о том, что он становится первой в мире энергетической компанией стоимостью в триллион долларов, но с тех пор многое изменилось. В апреле 2010 г. капитализация Газпрома на РТС (Российская Торговая Система — фондовая биржа) составляла 140 миллиардов долларов.

Из-за сланцевого газа надежды России стать значительным экспортером в США не оправдались. В США терминалы для импортного СПГ уже пустуют, а Катар (основной поставщик СПГ в США) перенаправил поставки сжиженного природного газа в Европу. Перспективы стать крупным поставщиком в Китай для России остаются такими же отдаленными, как и прежде.

Однако, судя по материалам подготовленным МИД России, недавно попавшим в распоряжение русской версии журнала Newsweek, Россия не утратила надежду на усиление своего влияния "энергетической державы”. Документ под названием "Программа эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития Российской Федерации” был подготовлен в феврале 2010 года. "Смысл документа в том, что Россия намеревается проводить внешнюю политику, в которой не будет друзей и врагов, а будут только интересы”, — пишет Newsweek. Россия хочет купить энергетику, транспорт, технологии в Германии, Франции, Италии, США. В документе идет речь о привлечении инвестиций и необходимости убедить США отозвать санкции в отношении российских компаний, сотрудничающих с Сирией и Ираном. Согласно новой доктрине, предлагается скупить предприятия в странах Балтии и добиваться использования этих территорий и транспортной инфраструктуры для транзита грузов в ЕС. На украинском направлении ставится стратегическая задача — приобретение Россией газотранспортной системы Украины. Однако суждено ли осуществиться этим планам?

На мировой арене сланцевый газ, как считают западные аналитики, поставит на место экспортеров и, возможно, приведет некоторых соперников в стан Запада. По мере того как росло влияние России, Венесуэлы и Ирана в сфере добычи энергоносителей, эти страны стали успешнее сопротивляться вмешательству Запада в свои дела и, как считают на Западе, экспортировать свои идеологии и стратегические цели путем заключения сделок по нефти и газу и угрозы прекращения поставок. Именно отключения газа заставили Украину отвернуться от пронатовского кандидата в президенты.

Но благодаря сланцевому газу страны-потребители смогут в случае необходимости и вовсе отказаться от природного газа стран-экспортеров. На Западе рассчитывают, что добыча сланцевого газа в Европе помешает Ирану нажиться на экспорте природного газа и в результате Тегеран, возможно, откажется от своей ядерной программы. По прогнозам, Ближний Восток вообще несколько обеднеет, так как сланцевый газ отнимет часть рынка у нефти и возможна даже политическая нестабильность в этом регионе.

Европейская зависимость от поставок энергоресурсов из и через Россию или через Черноморский бассейн, включая Турцию, формирует политику ЕС по отношению к России и Турции. Во многом именно потенциальная роль Турции в роли проводника энергоресурсов из Каспийского бассейна до ЕС позволила Анкаре укрепить свою важность для Европы. Именно это поддерживало турецкую заявку на членство в ЕС, несмотря на то что Турция не отвечает условиям этого членства. С другой стороны, расширение объема двусторонней турецко-российской торговли превратило Россию в крупнейшего торгового партнера Турции, и теперь Москва и Анкара видят возможность укрепить позиции Турции в региональных энергетических схемах. Турция, бывшая в свое время ключом к разрабатываемой Западом трубопроводной стратегии, призванной обойти Россию на поставках энергоресурсов в Европу (газопровод Nabucco), теперь может стать частью российского пула. Не исключено, что участившиеся за последнее время между двумя странами контакты, несмотря на отсутствие когда-то любви или доверия между Москвой и Анкарой, преследуют цель развития двухсторонних отношений до стратегического уровня. В Европе вызывает беспокойство готовность Турции принять "российское господство” в результате "упадка западной силы”, в т.ч. из-за зависимости ЕС от российского газа и Турции как страны-транзитера. Теперь, когда добыча сланцевого газа в Европе может стать вполне реальным проектом, прокладка газопровода Nabucco из Туркмении и Азербайджана через турецкую территорию становится бессмысленной, что перечеркивает российско-турецкие планы укрепления Турции в регионе. Впрочем, Северный и Южный потоки — два ударных проекта с участием России — также могут оказаться невостребованным. Первые симптомы, подтверждающие этот тезис, уже проявились. Поговаривают, что Италия (одна из стран — участниц Южного потока) задумывается по поводу своего участия в строительстве этого газопровода.

Могут ли перспективы развития добычи сланцевого газа определить новый баланс сил в мире, станет ясно в ближайшие год-два.

 

Ара АРЗУМАНЯН

Источник: Новое время

Категория: Наука | Просмотров: 1675
Календарь новостей
«  Июнь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru