Среда, 07.12.2022, 08:38
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Ноябрь » 30 » Сталин и Азербайджан
Сталин и Азербайджан
00:39

Analitika.at.ua. РОВНО 90 ЛЕТ НАЗАД ВЛАСТИ СОВЕТСКОГО АЗЕРБАЙДЖАНА ОБЪЯВИЛИ НАХИДЖЕВАН И КАРАБАХ ЧАСТЬЮ СОВЕТСКОЙ АРМЕНИИ

 

1 декабря 1920г. в период установления советской власти в северных армянских районах, большевистское руководство Азербайджана признало исторические права армян на Нахиджеван, Зангезур и Нагорный Карабах. В этот день азербайджанские власти на официальном уровне отказались от притязаний на армянские области.

 

Уже на третий день газета "Правда" опубликовала статью наркома Сталина, где отмечалось: "…Ни лживые заверения Англии, "вековой защитницы" армянских интересов; ни пресловутые четырнадцать пунктов Вильсона; ни широковещательные обещания Лиги Наций с ее "мандатом" на управление Арменией - не смогли (и не могли!) спасти Армению от резни и физического истребления. Только идея Советской власти принесла Армении мир и возможность национального обновления...

 

1 декабря Советский Азербайджан добровольно отказывается от спорных провинций и декларирует передачу Советской Армении Зангезура, Нахичевани, Нагорного Карабаха. 1 декабря ревком получает приветствие от турецкого командования… Вековая вражда между Арменией и окружающими ее мусульманами решилась одним ударом путем установления братской солидарности между трудящимися Армении, Турции, Азербайджана…"

 

Акценты сталинского послания – иллюстрация времени и "текущих" большевистских приоритетов. С одной стороны, послание однозначно поддерживало "мусульманский фронт", соответственно, не противоречило курсу партии, с другой – создавало "армянский барьер" на пути возможного "тюркского слияния" как потенциального импульса в деле разрастания панисламистского движения.

 

Решение большевиков передать Советской Армении три исторических области ввергло кемалистов в ярость. Собственно, географическое расположение Нахиджевана, Зангезура и Карабаха (друг за другом, с запада на восток) и "призвано было", с турецкой точки зрения, стать "несущей конструкцией" сухопутного моста "Турция – Азербайджан".

 

Поводом для еще большего негодования стало уже и муссирование темы о "желательности" передать Советской Армении также и ряда западно-армянских земель. Дело в том, что помимо осознания необходимости создания "армянского барьера" между Турцией и Азербайджаном советам очень хотелось продемонстрировать и свою способность на предмет решения вопроса западно-армянских земель. На фоне "пустой бумажки" Севрского договора положительное решение этого извечного вопроса западной дипломатии стало бы выдающимся политическим и идеологическим достижением, значение которого выходило бы далеко за пределы региона.

 

В ЧИСЛЕ ДРУГИХ ФАКТОРОВ, ВЫЗЫВАВШИХ "ТУРЕЦКУЮ НАСТОРОЖЕННОСТЬ" в отношении определенных шагов большевистского руководства, - отказ последних признать действительным Александропольский договор, заключенный спустя несколько часов после того, как представители армянского правительства подписали с полпредом России Борисом Леграном соглашение об установлении советской власти в Армении. Новое (большевистское) руководство республики объявило Александропольский договор аннулированным.

 

Сам договор был подписан между Турцией и правительством Армянской республики в ночь на 3 декабря 1920г. С сентября Армения вынуждена была воевать сразу на двух фронтах: восточном - откуда шло продвижение 11 Красной Армии и мусульманских формирований, и западном – откуда наступала Турция. Александропольский договор констатировал поражение Армении в этой войне, которое, как писал позднее Аветис Агаронян в открытом письме наркому Чичерину, стало возможным "только по той причине, что ваша союзница Турция действовала против нас, опираясь на вашу политическую и военную поддержку".

 

Для того чтобы представить степень турецкого негодования в связи с непризнанием советским правительством этого документа, отметим, что, согласно его положениям, Армения сама признавала аннулированными все договоры, которые заключались "во вред интересам Турции". Специально был оговорен и вопрос Севрского договора: "Эриванское правительство соглашается признать и объявить Севрский договор… аннулированным".

 

Помимо прочего, к Турции отходили восточно-армянские области Карс и Сурмалу. Южные области Средне-Араксинской равнины с Нахиджеваном объявлялись временно находящимися под протекторатом Турции, где впоследствии "посредством плебисцита будет установлена особая администрация". Впрочем, вне зависимости от национального состава и формы этой "новой администрации", Армения лишалась права вмешиваться и в ее дела. В целом этот договор превращал армянскую государственность в "формальность".

 

Очевидно, что аннулирование советским правительством Александропольского договора вкупе с решением о передаче Советской Армении Нахиджевана, Зангезура и Карабаха шокировало, злило, выводило из себя все турецкое руководство.

 

ЕЩЕ ОДНИМ ФАКТОРОМ "ТУРЕЦКОГО НЕГОДОВАНИЯ" СТАЛА ПОДПИСАННАЯ МЕЖДУ ПОЛПРЕДОМ РСФСР И ДАШНАКЦАКАНСКИМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ 2 декабря 1920г. статья, по которой "командный состав армянской армии не подвергается никакой ответственности за действия, совершенные в рядах армии до провозглашения Советской власти в Армении".

 

Бывшие офицеры русской армии, вошедшие позднее в высший командный состав вооруженных сил независимой Армянской республики, всегда воспринимались в Турции в качестве "злейших врагов"; теперь же получалось, что они вообще не понесут наказания. Более того, военным министром в правительстве Советской Армении был назначен военный министр упраздненной республики Драстамат Канаян (Дро).

 

Все это в итоге и спровоцировало ситуацию, когда союзники (большевики и кемалисты) в какой-то момент (декабрь 1920 – январь 1921 гг.) перестали "понимать друг друга". Турецкая сторона демонстративно игнорировала те или иные договоренности, бойкотировала встречи с большевиками, глушила связь.

 

Иллюстрацией этого периода является, например, январское письмо наркома Чичерина на имя Орджоникидзе - члена Кавказского бюро ЦК РКП(б) и РВС Кавказского фронта: "Куда девалась турецкая делегация, почему не едет? Мдивани еще в Александрополе, надо указать туркам на тяжелые последствия увоза ими продовольствия. Они наносят глубокий вред советскому строю. Это определенно контрреволюционный акт, возобновление антисоветской старой политики Нури-паши девятьсот восемнадцатого года. Сообщено ли туркам, что мы настаиваем на очистке Александрополя? Вы помните, что некоторые действия с нашей стороны были с этим связаны. Неужели нельзя улучшить телеграфную связь с турками?!".

 

3 января 1921г. народный комиссар иностранных дел правительства Великого Национального Собрания Турции Ахмед Мухтар заявил на заседании парламента: "Перемена образа правления в Армении является лишь поверхностной, искренности и глубине этой перемены доверять нельзя, и пока не определилась действительная сущность переворота, о перемене мирных условий не может быть и речи".

 

ТРЕВОЖНЫЕ СИГНАЛЫ, ПОСТУПАЮЩИЕ ИЗ ТУРЦИИ, ИМЕЛИ ХАРАКТЕР ШАНТАЖА. Депутаты обвиняли большевиков в том, что именно они вынудили руководство Советского Азербайджана отказаться от притязаний на восточноармянские области, рассматривали даже вопрос о целесообразности заключения с Россией стратегического союза против Антанты, обещали новую волну пантюркистских настроений, способных охватить весь российский юг и восток.

 

Уже 8 января полномочный представитель Российской Федерации в Ангоре П. Мдивани телеграфировал в Москву: "Турки начинают верить в силу нашей военной мощи и определенно хотят заключить с нами союз против Антанты, но еще находятся в нерешительности: верить нам или нет, не уверены, не хочет ли Россия использовать Турцию только для своих интересов. С этой точки зрения изучают нас в каждом нашем шаге, предложении и, в особенности, в нашем отношении к армянскому вопросу.

 

Наше поведение в этом вопросе смущает турок и содействует утверждению у них убеждения, что мы заботимся только об интересах Армении, а не Турции, и даже Турцию хотим использовать в пользу Армении. Сомнения эти у турок вызывают: объявление нашим представителем в Эривани от имени России о включении в пределы Армении Нахичевани, Зангезура и Карабаха, причем признание этого Азербайджаном приписывается тоже нашему влиянию; исключительно бережным отношением к дашнакам, исконным врагам Турции,.. требование для Армении Вана, Битлиса и Муша. Все это наносит серьезный вред делу нашего союза с Турцией.

 

Для того чтобы достигнуть в переговорах с турками реальных и практических результатов и, что особенно важно, сохранить и развить в турецких массах его несомненные симпатии к Советской России, необходимо в корне изменить нашу политику к дашнакам,.. ни в коем случае не требовать для Армении турецких провинций, на что турки никогда не согласятся, также турки вряд ли захотят отказаться от Карса".

 

В январе 1921г. большевистское руководство изменило свой подход к армянской проблеме. Фактор "справедливости и деликатности", который в той или иной форме пытался вписываться в прагматический контекст перспективного стратегического сотрудничества с кемалистами, полностью поглотился девятым валом холодного политического расчета. Арис КАЗИНЯН, golosarmenii.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 1606
Календарь новостей
«  Ноябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru