Четверг, 02.12.2021, 14:16
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Февраль » 2 » Внешнеполитическая активность Турции: борьба за место в зонах геополитического влияния
Внешнеполитическая активность Турции: борьба за место в зонах геополитического влияния
16:26

Analitika.at.ua. Нынешний этап отмечен внешнеполитической активностью Турции на различных проблемных направлениях. Озвученный в последнее время внешнеполитический тезис Турции в виде «ноль проблем с соседями» не отвечает реальным целям Турции. Было бы правильнее говорить о следующем подходе Турции, реально отражающем ее цели: «ноль проблемных соседей». Данный подход основывается на том, что наиболее сложные проблемы с соседними государствами (прежде всего с теми из них, которые затрагивают военно-политические и национальные интересы непосредственно Турции – Кипр и Армянский вопрос) не имеют решения в видимой перспективе, и поэтому необходимо устранить не сами проблемы, а ослабить позиции соответствующих государств. Ослабление позиций Армении в свете процесса армяно-турецкой нормализации возможно путем приостановления процесса международного признания Геноцида армян, внесения раскола в отношения Республика Армения – Армянская Диаспора, создания условий для обоюдных подозрений в связках отношений Армения–Россия и Армения–США.

Считаем показательной в этом контексте внешнеполитическую активность Турции на кипрском направлении, которая может служить для нас определенным примером действий Анкары по извлечению для себя позитива из ведущихся обсуждений вокруг наиболее сложных вопросов с соседними государствами.

 

Параллельно с процессом армяно-турецкой нормализации высшие чины во внешнеполитическом ведомстве Турции акцентируют внимание общественности на следующих «новых реалиях» в кипрском урегулировании. Заместитель министра иностранных дел Турции С.Киниклиоглу (Suat Kiniklioglu) в сентябре текущего года выступил со статьей, размещенной на аналитическом сайте Project Syndicate. В статье были представлены некоторые подходы турецкой стороны, которые, с нашей точки зрения, носят принципиальный характер. Так, С.Киниклиоглу отмечает, что текущие переговоры между греческой и турецкой общинами Кипра – это последний шанс для мирного урегулирования на острове. Поэтому обязательно, чтобы трансатлантическое сообщество признало, что текущие переговоры предоставляют историческую возможность. Далее замминистра подчеркивает, что либо остров будет воссоединен по плану ООН, принятому обеими сторонами, либо статус-кво нужно будет менять какими-либо другими методами.

 

На последний тезис необходимо обратить особое внимание, так как он может весьма близко отражать реальный подход Турции и в карабахском вопросе: если стороны не могут прийти к взаимоприемлемому решению, то выходом из ситуации может стать трансформация статус-кво, не исключающая, а скорее даже подразумевающая возобновление военных действий в зоне конфликта.

 

Приверженность Турции трансформации статус-кво в зоне карабахского конфликта носит завуалированный характер и проявляется не в высказываниях официальных лиц страны, а в оценках экспертов-политологов, к которым прислушиваются во внешнеполитических структурах Турции. Так, в сентябре текущего года тесно аффилированный с политическими структурами Европейского Союза Институт исследований безопасности (European Union Institute for Security Studies) разместил статью турецкого эксперта Б.Араса (Bulent Aras) «Новая эра в армяно-турецких отношениях». В статье Б.Арас мотивирует стремление Турции нормализовать свои отношения с Арменией, в частности, тем, что предложенная турецкой стороной в августе прошлого года Платформа стабильности и сотрудничества на Южном Кавказе не будет дееспособной применительно к Турции и Армении, если между ними сохранится закрытая граница. Одним из мотивов Турции более широкого характера является то, что Турцию стала волновать ее отстраненность от влияния на реалии вокруг карабахского урегулирования, причем на фоне внешнеполитической активности Анкары в таких более глобальных конфликтах, как арабо-израильский, конфликты на территории Ирака и Афганистана. Это вызвало необходимость найти для себя некую действенную нишу в конфликтах на Южном Кавказе, которая бы позволила пусть даже косвенным, но значительным образом влиять на реальные процессы в регионе.

 

Б.Арас делает вывод о том, что предшествующая турецкая политика изоляции Армении (закрытая граница) «достигла своего лимита». Наиболее важным результатом закрытия границы в предыдущие годы, подчеркивает Б.Арас, стало формирование в Армении политической воли для нормализации отношений с Турцией. На нынешнем этапе армяно-турецкая нормализация должна создать условия для политики включенности Турции в дела региона – в особенности, в реальные процессы вокруг урегулирования этнополитических конфликтов в Южном Кавказе.

 

В заключении своей статьи Б.Арас делает вывод: «Региональный статус-кво должен быть изменен и должен быть установлен новый региональный порядок, который бы основывался на экономической взаимозависимости, политическом сотрудничестве, региональной стабильности и процветании».

 

Вернёмся к турецкой интерпретации кипрского урегулирования. Говоря о последнем в вышеуказанной публикации, С.Киниклиоглу аргументирует невозможность продолжения ситуации изоляции турок-киприотов тем, что последние на известном референдуме в апреле 2004г. одобрили план ООН, в то время как греческая часть острова высказалась против. На основе этого делается вывод: турки-киприоты предпочли признанное решение международного сообщества, в то время как греки-киприоты противопоставили себя этому решению.

 

Подобная аргументация турецкой стороны может иметь продолжение и в случае карабахского урегулирования. Любое отклонение армянской стороны от рамок «мадридско-краковских» принципов, если даже их суть представляется весьма размыто, будет представлено общественности в качестве деструктивного подхода армян к предлагаемому международным сообществом решению конфликта.

 

В своей статье С.Киниклиоглу особо отмечает роль США на нынешнем этапе кипрского урегулирования. Также показательно, что турецкая сторона стремится связать с вопросом кипрского урегулирования целый ряд других вопросов, дабы создать себе благоприятные внешнеполитические условия для решения соответствующих задач. Но самое важное, с нашей точки зрения, это то, что С.Киниклиоглу открытым текстом предупреждает своих партнеров по евроатлантическим клубам: «провал (в кипрском урегулировании) может также отрицательно повлиять на безопасность на Балканах, Черном море и Восточном Средиземноморье – все районы, где США и ЕС имеют жизненно важные интересы».

 

Таким образом, представляется практически очевидным, что на нынешнем этапе Турция стремится извлечь максимальные выгоды из сложившихся возможностей вокруг урегулирования наиболее принципиальных для себя внешнеполитических вопросов. Основная ставка в этой политике делается на внешнеполитический потенциал США, так как Турция отчетливо представляет себе, что после августа 2008г. именно Вашингтон имеет соответствующий вес для продолжения трансформации сложившегося годами статус-кво в Южном Кавказе в целом и в конфликтных точках в частности.

 

При этом известный тезис об отсутствии предусловий в рамках армяно-турецкой нормализации и отчасти кипрского урегулирования (переговоры между двумя общинами острова) не относится к широкому внешнеполитическому контексту данных процессов. В рамках такого широкого контекста именно Турция стремится взаимоувязывать различные вопросы, основываясь на сугубо политическом подходе «ведения торгов» для достижения промежуточных и/или окончательных сделок.

 

Кипрский подход в этом плане также показателен для нас. Так в декабре 2006г. Турция попыталась активизировать подход «ведения торгов» с США и ЕС, вместив в общий контекст, помимо трансэнергетических вопросов, также вопрос «прорыва» в кипрском урегулировании. Со стороны Турции была предложена конкретная идея – открыть один морской порт и один аэропорт Турции для судов и самолетов из Республики Кипр. После чего, по информации от представителей Финляндии, которая председательствовала в этот период в ЕС, Турция связала свое предложение со встречными требованиями в адрес Кипра и ЕС (главным требованием Анкары было снятие со стороны ЕС изоляции северной (турецкой) части Кипра). Данная инициатива Турции не получила своего дальнейшего развития во многом из-за внутриполитических сложностей правительства Р.Эрдогана.

 

Однако, после этой искусственно инициированной активизации кипрского урегулирования, Турция сделала для себя важные выводы на будущее, которые были объективированы уже в процессе армяно-турецкой нормализации. Одним из таких выводов, который на первый взгляд носит технический характер, стало то, что в момент турецкой инициативы по Кипру в декабре 2006г. на столе обсуждения не было какого-либо реального документа в письменном выражении. Турция сделала вывод и задействовала его уже на армянском направлении: необходим письменный документ, вокруг которого возможно как конкретное обсуждение, так и выдвижение подходов в широком внешнеполитическом контексте.

 

Последние события вокруг вопроса перспективы вступления Турции в ЕС затронули и кипрское направление внешнеполитических усилий всех заинтересованных в урегулировании этого конфликта сторон. Так, в опубликованном 7 сентября 2009г. докладе Независимой комиссии по Турции, являющейся консультативной структуре при ЕС, среди нескольких положений, которые, по мнению экспертов комиссии, могут осложнить вопрос членства Турции в ЕС, отмечен и кипрский фактор. В докладе говорится, что вероятным последствием разочарования Турции в своих возможностях по вступлению в ЕС может стать ее невосприимчивость к усилению работы по урегулированию проблемы Кипра. В своих оценках европейские эксперты во многом солидарны с вышеуказанным мнением заместителя министра иностранных дел Турции, отмечая, что конъюнктура вокруг кипрского урегулирования складывается сейчас таким образом, что есть наилучший и, возможно, последний шанс урегулировать эту застарелую проблему.

 

Из всего этого вытекают некоторые выводы, среди которых мы хотели бы привлечь внимание к одному, выступающему в качестве геополитического новшества современности и имеющего непосредственное отношение к интересам Армении, – это значительное сближение России и Турции в своих внешнеполитических ориентирах. Данное сближение проявляется как в общих компонентах внешнеполитического сближения позиций двух стран по целому ряду глобальных и региональных вопросов, так и в тактических элементах. И Россия, и Турция в последнее время все чаще говорят о необходимости признания их сфер «привилегированного» влияния. Москва одно время подверглась резкой критике в этом вопросе, хотя на нынешнем этапе необходимо признать снижение градуса критичности со стороны Запада, а местами даже и ее полное исчезновение. Турция только приступила к активной манифестации своей заявки на зоны влияния.

 

Симптоматичны последние приватные рассуждения президента Турции А.Гюля. В беседе с журналистами на борту самолета перед визитом в Словакию А.Гюль, в частности, заявил: «В Турции видят восходящую звезду. Сферы влияния смещаются в пользу Турции. Откровенно говоря, по этому поводу испытывают зависть. Для нас важно достичь стандартов ЕС. Когда мы достигнем этих стандартов, может быть, мы станем как Норвегия».

 

Ясно одно: Турция никогда не станет Норвегией, как и Норвегия никогда не осуществит на своей территории геноцид против автохтонного населения. Но уже сейчас Турция примеряется к роли равного партнера таких евразийских держав, как, например, Россия. Или к роли геополитического конкурента таких европейских держав, как Франция.

 

В связи с последним отметим весьма показательный симптом во внешнеполитическом курсе Турции на текущем этапе. Как писала 24 ноября 2009г. турецкая газета «Yeni Safak», на встрече с членами правящей Партии справедливости и развития министр иностранных дел Турции А.Давутоглу, несколько разоткровеничившись, сделал следующие заявления: «Мы – неоосманы. Мы вынуждены заниматься соседними странами. И даже идем в Африку. Существует наследие, оставленное Османской империей. Нас называют "неоосманами”. Да, мы "новые османы”». И далее: «Великие державы наблюдают за этим с растерянностью. Прежде всего Франция пытается понять, зачем мы работаем в Африке. Я уже дал поручение: в какую бы африканскую страну ни поехал Саркози, нужно, чтобы каждый раз, поднимая глаза, он видел здание турецкого посольства, турецкий флаг. Я дал указание арендовать посольства в самых лучших местах».

 

Михаил Агаджанян

Источник: noravank.am

Категория: Политобозрение | Просмотров: 687
Календарь новостей
«  Февраль 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru