Вторник, 17.05.2022, 10:25
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2010 » Декабрь » 24 » Wikileaks до Wikileaks-а, или Разоблачения британского разведчика по поводу Ататюрка
Wikileaks до Wikileaks-а, или Разоблачения британского разведчика по поводу Ататюрка
00:05

Analitika.at.ua. Турецкие комментаторы не могут понять, почему в одном из ящиков, забитых обвинительными делами, лежит фотография Ататюрка. Некоторые полагают, что это обусловлено его связью с геноцидом армян и греков.

 

В эти дни мир говорит о Wikileaks, поскольку Wikileaks говорит о мире. Во многих  сообщениях отмечалось следующее: в одном из информационных ящиков Wikileaks лежит фотография Кемаля Ататюрка. Прозвучали мнения о том, что фотография – намек на то, что в распоряжении Wikileaks имеются компрометирующие материалы об Ататюрке, и сайт собирается их опубликовать.

 

Некоторые поспешили заявить, что эти материалы могут касаться связи Мустафы Кемаля с погромами армян и греков. Может быть, однако, это давно уже не секрет, просто предано забвению или, точнее, от этого отреклись, что обусловлено политическими и экономическими интересами. Раньше все было не так.

 

В отличие от сегодняшнего дня, раньше журналисты были более независимыми, а дипломаты честнее. Пресса и дипломатические рапорты того времени полны сведений как о погромах армянского гражданского населения со стороны кемалистов на территории Республики Армения (сентябрь 1920г. – апрель 1921г.) и Киликии (февраль 1920г.), так и о погромах греков и армян в Смирне (сентябрь 1922г.). Не зря же головная структура кемалистов – Великое национальное собрание Турции - в 1921г. присвоила Мустафе Кемалю прозвище «уничтожающий неверных» (Destroyer of Infidels) или «уничтожающий христиан» (The Destroyer of Christians). Конечно, в те дни он и его сторонники известны были в Европе под совсем другими прозвищами. Вот что в 1936г. пишет о Мустафе Кемале известный американский журналист и автор множества ценных книг Джон Гюнтер [John Gunter]: «Среди тиранов Ататюрк наиболее грубый. Рядом с ним Гитлер - мягкотелый, Муссолини – надушенный денди» (Ataturk is the roughneck of dictators. Beside him, Hitler is a milksop, Mussolini a perfumed dandy. John Gunter, Inside Europe, 1936.). А заместитель секретаря четырех кабинетов министров Британской империи (1916-1930 гг.), «один из шести важнейших людей Европы» («one of the six most important men in Europe») Томас Джонс (Thomas Jones, Deputy Secretary to the Cabinet), когда оставался наедине со своей совестью, то называл кемалистов «мясниками из Анкары» («Angora butchers»). Тем не менее, не думаю, что если Wikileaks опубликует что-то об Ататюрке, то это будет касаться его политики в отношении христиан.

 

Утечка информации Wikileaks – не первая и не последняя. Просто, если раньше все это делалось через печатную прессу, то есть медленно распространялось среди тысяч, может быть, десятков тысяч людей, то сегодня интернет сразу же открывает доступ к информации для десятков миллионов. В свое время, когда у Турции не было возможности заткнуть другим рот, и европейцы высказывались свободно, европейские дипломаты, говоря сегодняшним языком, периодически организовывали утечку информации. Это проявлялось в написании искренних статей и книг о странах и главах государств, где они работали. В то время ханжество еще не поднялось до уровня государственной политики.

 

Автором, пожалуй, наиболее интересных и достоверных сведений по интересующему нас вопросу о Кемале Ататюрке является Гарольд Армстронг (Harold Armstrong). Армстронг после Первой мировой войны, с апреля 1919г. по июнь 1922г. был исполняющим обязанности военного атташе Верховного комиссара Великобритании в Константинополе, офицером спецслужб министерства обороны Британской империи и контролером турецкой жандармерии (Acting Military Attach to the High Commissioner, Constantinople; Special Service Officer in War Office and  Supervisor of Turkish Gendarmerie). То есть тот, кто, непосредственно контролируя действующую внутри Турции агентурную сеть, был в курсе подробностей жизни многих политиков. Для этого у него были полномочия и возможности, он также в совершенстве владел турецким. После службы в Турции на протяжении свыше трех лет Гарольд Армстронг, используя собранные им сведения, написал 2 книги, имеющие значение первоисточников: Harold Armstrong, Turkey in Travail, The Birth of a New Nation, London, 1925 [«Турция в муках, рождение новой нации»] и Armstrong, Gray Wolf, Mustafa Kemal – An Intimate Study of a Dictator, N.Y., 1933 [Серый волк Мустафа Кемаль – Глубинное исследование одного диктатора]. Уникальную ценность представляет собой, особенно, вторая его книга.

 

О Кемале Ататюрке написаны сотни книг. Однако они больше напоминают книги о Сталине, написанные во времена самого Сталина, нежели серьезные научные исследования. Тому есть ряд причин. Одна из причин заключается в том, что Уголовный кодекс Турецкой Республики (статьи 301, 305, 306) дают возможность преследовать автора любой публикации об Ататюрке, содержание которой власти сочтут оскорблением, хотя на самом деле этого может и не быть. Поскольку британский дипломат и разведчик Гарольд Армстронг давно умер, мы за его судьбу не беспокоимся. Просто приведем цитаты из его книги для освещения малоизвестных сторон жизни Мустафы Кемаля (в дальнейшем - Ататюрка).

 

По всей вероятности, материалы Wikileaks касаются скрытых сторон личной жизни Ататюрка. А то, что таких материалов много, это факт. Я сам в разных архивах прочитал разные дипломатические докладные записки 1920-1930-х годов об Ататюрке, которые достойны того, чтобы быть напечатанными на страницах Playboy или Instinct. Считаю нужным подчеркнуть, что подробности личной жизни политических деятелей уже не являются личными по сути. Личное в значительной степени обуславливает человеческое мышление, что, в свою очередь, является основой для принятия решений. Решений, от которых зависят жизни тысячи людей и поворотные события в истории.

 

Личный фактор в случае с политическим деятелем всегда получает общественное звучание и далеко идущее влияние. У политика нет и не может быть личной жизни. Образ жизни политика – добровольный выбор, который каждый человек делает осознанно. Интимная жизнь человека – одна из важнейших сторон личной жизни человека. Следовательно, сексуальное поведение может многое сказать о человеке, дать огромный материал для понимания его внутреннего мира и мышления.

 

Первое сообщение Армстронга о первых половых отношениях и ориентации Мустафы относится ко второму году его учебы в кадетской школе в Салониках (Military Cadet School in Salonika) (1894г.). Здесь учитель арифметики Мустафы, его тезка, капитан Мустафа берет 13-14-летнего юношу под свое «покровительство»: «На втором курсе один из его [Мустафы Кемаля] учителей, некто капитан Мустафа стал испытывать к нему симпатию» (In his second year one of the masters, a Capitan Mustafa, took a fancy to him). Интересно, что Армстронг использует оборот «to take fancy» (= to have a fancy, to fancy). В английском он имеет несколько значений: любить, нравиться, увлечься, быть с кем-то связанным, особенно, сексуальной связью (to feel attached to, especially in sexual way). Кстати, как раз этот капитан Мустафа и дает голубоглазому юноше Мустафе прозвище «Кемаль» - совершенный, красивый, симпатичный. В своих последующих свидетельствах Армстронг уточняет свою мысль: «Дружба и опека капитана Мустафы ничего хорошего ему не принесла. Дружба была нездоровой. Он созрел чрезвычайно быстро. До того, как ему исполнилось 14 лет, он уже перешел стадию мальчишества: поиски секса, мелкие гадости, он также вступил в половые отношения с дочкой соседа» (The friendship and protection of Captain Mustafa did him no good. The friendship was unhealthy. He developed overrapidly. Before he was fourteen he had passed the boy stage: the  gropings after sex: the petty dirtiness: and he had started an affair with a neighbor’s daughter.).

 

Для продолжения учебы Мустафа Кемаль сначала из Салоник был переведен в Монастир (Monastir, 1895), а затем в Константинополь (1899г.). В Константинополе молодой Мустафа Кемаль с головой уходит в ночную жизнь большого города: «Он сразу же отчаянно погрузился в жизнь мегаполиса – Константинополя. Ночь за ночью в кафе и ресторанах он играл в азартные игры и выпивал. В вопросе женщин он был неразборчив. Один силуэт, лицо в профиль, смех мог распалить в нем огонь и толкнуть на то, чтобы заполучить женщину, кем бы она ни была. Иногда это могли быть греческие или армянские проститутки из притонов на смердящих улицах у моста Галата, куда приходили сводники и гомосексуалисты, чтобы удовлетворить свою похоть; потом неделю или две он (мог быть) в доме какой-нибудь левантийской  госпожи, находящемся в Пангальди; или это могла быть какая-нибудь молодая турчанка в домах для свиданий в Пери или Стамбуле, которая,  боясь полиции, приходила, покрытая чадрой, и через заднюю дверь.  Он ни в кого не влюблялся. Он никогда не был сентиментальным или романтичным. Без угрызений совести он шел от одной женщины к другой. Он удовлетворял свою плоть и все. По своему мышлению он был целиком восточным человеком: женщины никакого места в его жизни не занимали, они лишь удовлетворяли его сексуальные потребности. Он с головой ушел в развратную жизнь». (At once he plunged wildly into the unclean life of the great metropolis of Constantinople. Night after night he gambled and drank in the cafes and restaurants. With women he was not fastidious. A figure, a face in profile, a laugh, could set him on fire and reaching out to get the woman,  whatever she was. Sometimes it would be with the Greek and Armenian harlots in the bawdy-houses in the garbage-stinking streets by Galata Bridge, where came the pimps and the homosexuals to cater for all the vices; then for a week or two a Levantine lady in her house in Pangaldi; or some Turkish girl who came veiled and by back-ways in fear of the police to some maison de rendez-vous in Pera or Stambul. He fell in love with none of them. He was never sentimental or romantic. Without a pang of conscience he passed rapidly from one to next. He satisfied his appetite and was gone. He was completely Oriental in his mentality: women had no place in his life except to satisfy his sex. He plunged deep down into the lecherous life of the city.).

 

Следующее свидетельство Армстронга о личной жизни Мустафы Кемаля относится к тому периоду, когда он был военным атташе Османской империи в Софии (27 октября 1913г. – 2 февраля 1915г.): «Он последовательно учил бальные танцы с учителем и затем танцевал везде, где была возможность, но всегда так, будто был на военном параде. Он начал посещать салоны и старался произвести впечатление галантного кавалера, заводил любовные связи с софийскими дамами, но они находили его чересчур неуклюжим» (He learnt ball-room dancing, methodically with a teacher, and then danced whenever possible, but always as if he was on parade.  He frequented the drawing-rooms and tried to become the society gallant, making love to the ladies of Sofia, but they found him excessively gauche.).

 

В Софии Мустафа Кемаль влюбляется в дочь бывшего министра обороны Болгарии, генерала Стилиана Ковачева (Stiliyan Kovachev) Димитрину (Dimitrina), однако получает отказ: «И Мустафа Кемаль, обидчивый и чувствительный, стал, как никогда, надменным и отчужденным. Он стал ненавидеть общество» (And Mustafa Kemal, touchy and sensitive, became more lofty and aloof then ever. He began to hate the society.).

 

Избегая великосветского общества, Мустафа Кемаль все больше тянулся к другой среде: «Мустафа Кемаль чувствовал себя спокойнее с мужчинами, особенно, с подобострастными, и женщинами легкого поведения. В кафе и борделях он пил и проводил с ними ночи напролет. Он часами играл в азартные игры и в кости с каждым, кто садился напротив. Он отдавался кутежу и упивался этим. Он перепробовал все пороки, за что и поплатился, заразившись венерической болезнью, и причинил вред  здоровью. Из-за этого он потерял всякую веру в женщин, и некоторое время удовлетворялся собственной любовью». (He gambled and diced for hours against any one who would sit against him. He heaped up all the indulgences and glutted himself with them. He tried all  the vices. He paid the penalty in sex disease and damaged health.  In the reaction he lost all belief in women and for the time being became enamored of his own sex.).

 

В 1914г. началась Первая Мировая война. 28 октября 1914г. турецкие корабли вероломно обстреляли российские порты на побережье Черного моря, вследствие чего 3 ноября Россия, а 5 ноября Франция и Британия объявили войну Турции. Турция вновь оказалась в состоянии войны.

 

О личной жизни Мустафы Кемаля в годы войны вообще мало, что известно, и Армстронг сообщает немногое. Ясно одно: в эти годы спиртные напитки до такой степени пошатнули его здоровье, что в апреле-августе 1918г., в самый жаркий период войны, он вынужден был отправиться на лечение в Карлсбад (Carlsbad, Karlovy Vary) [ныне - Чехия]. Он, как свидетельствует Армстронг, обращается к известному австрийскому врачу Отто Зукеркандл, который и предупреждает его, что «если он не прекратит пить, то умрет в течение года» (If he did not stop drinking he would die in a year). Следует подчеркнуть, что австрийский врач ошибся: хотя Мустафа Кемаль и продолжил пить не меньше прежнего, тем не менее, прожил еще двадцать лет, до 1938 года.

 

После поражения Османской империи и подписания Мудросского перемирия (30 октября 1918г.), Мустафа Кемаль возвращается с Сирийского фронта в Константинополь. Несмотря на многочисленные усилия, Кемаль вновь не получает должности в новом правительстве. Более того, оставшись без работы, он арендует в предместье Константинополя, в Шишли, небольшой дом и предается удовольствиям. В то время его единственным товарищем был полковник Ариф (Arif): «У него было мало друзей, и единственно близким человеком был полковник Ариф. Ариф был способным штабным офицером, получившим образование в Германии. Он был моложе Мустафы Кемаля. Они знали друг друга еще со времен учебы в Салониках и Монастире. Вместе служили в Сирии, на Балканах и в Галлиполи. После перемирия между ними установилась близкая дружба. У них были схожие вкусы: оба были поглощены военными вопросами, оба получали удовольствие от непринужденной беседы, большого количества  выпивки и безумных дней, проведенных с женщинами. Враги Мустафы Кемаля говорили, что они любовники, поскольку Ариф был единственным человеком, к кому  Мустафа открыто проявлял привязанность, обнимая его за плечи и называя ласковыми именами. (He had few friends and only one intimate, a Colonel Arif. Arif was a capable staff officer trained in Germany. He was a younger man than Mustafa Kemal. They had known each other since the days in Salonika and Monastir; they had served together in Syria, the Balkans and Gallipoli. After the Armistice they struck up a close friendship.  They had common tastes; both were absorbed in all military matters; both enjoyed the same loose talk, the heavy drinking and the wild nights with women. Mustafa Kemal’s enemies said they were lovers, for Arif was the only person for whom Mustafa showed open affection, putting his arm round his shoulders and calling him endearing names.).

 

В последующие годы Мустафа Кемаль вел ту же беспутную и неразборчивую сексуальную жизнь. В 1921-1922 гг. о личной жизни Ататюрка Армстронг пишет: «Пока была работа, она поглощала каждую минуту Кемаля: ничто не могло его отвлечь. Когда дел было меньше, он становился раздражительным и беспокойным, у него возникали стычки с подчиненными. Тогда он вместе с Арифом и парой других мужчин погружался в запой, который сопровождался карточной игрой до утра, или шел в дешевые бордели города к накрашенным женщинам» (As long as there was work, it absorbed Mustafa Kemal’s every minute: nothing could divert him. When work slackened, he grew irritable and restless and began to interfere with his subordinates. It was then that with Arif and one or two other men he would disappear on heavy drinking bouts which, with gambling, would last whole nights; or he went a whoring with the painted women of the poor brothels of the town).

 

Естественно, что подобная жизнь оказала негативное влияние на здоровье Мустафы Кемаля. Врач советует ему «постараться пить меньше, вести нормальную жизнь с кем-то, кто будет заботиться о нем» (work and drink less, and lead a regular life with someone to look after him.). В это время в его жизни появляется Фикрие Ханум [Fikriye Hanum]: «От гибели его спасла Фикрие Ханум. Она была его (Кемаля) дальней родственницей из Стамбула, которая добровольно записалась в армию медсестрой и приехала в Анкару. Как только Кемаль увидел ее, тут же взял к себе в дом» (From a break-down he was saved by Fikriye Hanum. She was a distant relative of his from Stambul who had volunteered as an army nurse and come to Angora. As soon as he saw her, Mustafa Kemal took her to his house).

 

Здесь Армстронг ошибается: Фикрие (1887-1924гг.) была не дальней родственницей Мустафы, а двоюродной сестрой (дочкой дяди со стороны матери, в доме которого Мустафа в детстве провел два года). Фикрие была замужем за богатым египетским арабом, но к тому времени давно уже была разведена. «Она (Фикрие) заботилась о нем (Кемале), когда он болел, ухаживала за ним. Она была его (Кемаля) любовницей и абсолютной рабыней, потому что она была турчанкой и восточной женщиной. <…>  Какое-то время Кемаль был увлечен ею. Но вскоре устал. Все чаще он стал возвращаться к своим накрашенным женщинам, к своим товарищам по выпивке и карточной игре» (She watched over all his needs. When he was ill, she nursed him. She was his mistress and his absolute slave, for she was Turkish and oriental.(…) For a while Mustafa Kemal was absorbed in her.  But very soon he tired. He went back more and more to his painted women, his drinking companions and his cards.).

 

Жизнь Мустафы Кемаля в 1922-1924 гг. напоминает любовный треугольник. В сентябре 1922г. Мустафа Кемаль встречает в Смирне Латифу [Latifa Usakligil (1898-1975 гг.)]. Встреча на какое-то время меняет его жизнь. Фикрие сразу же оказывается лишней, становится обузой. В конце 1922г. Кемаль отправляет ее на «лечение» в Мюнхен. 14 января 1923г. умирает единственно близкий человек Кемаля – его мать Зубейда [Zubeida]. Через 15 дней после ее смерти Кемаль женится на Латифе, с ней он проживет 2,5 года. В 1924г. из Мюнхена возвращается Фикрие, встречается с Кемалем и пытается получить от него разъяснения относительно своего будущего. На следующий день Фикрие находят убитой в одной из ям позади дома Мустафы Кемаля. Версия о самоубийстве до сих пор вызывает серьезные сомнения.

 

Что еще? Ничего. Повода смеяться или плакать нет.

 

Подождем дальнейших разоблачений Wikileaks. Если ничего и не будет, то прошлых «викиликсов» предостаточно. В конце концов, новое – это хорошо забытое старое. Ара Папян, руководитель центра «Модус вивенди». ARMENIA Today

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 680
Календарь новостей
«  Декабрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru