Вторник, 21.09.2021, 23:16
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Август » 26 » "Балканская модель" и роль Пентагона в политике США
"Балканская модель" и роль Пентагона в политике США
00:31

Analitika.at.ua. Как известно, проблема расширения НАТО имеет три аспекта: расширение миссии (то есть, целей и задач), расширение «зоны ответственности» и расширение состава. Все три аспекта имеют организационные, юридические и политические сложности, что связано с основополагающими документами НАТО. Администрация Б.Клинтона пыталась проводить «видимый» центристский курс по проблеме расширения НАТО, что вызывало раздражение Пентагона, который настаивал на расширении альянса во всех аспектах. Эта позиция позволила Б.Клинтону и М.Олбрайт отнять у представителей Республиканской партии и различных политических и лоббистских групп аргументы в части «агрессивности» и «радикализма» внешнеполитического курса.

 

Вместе с тем, администрация Б.Клинтона имела совершенно четкие намерения осуществить расширение НАТО во всех трех аспектах. При этом, М.Олбрайт заявляла, что речь идет не о расширении территории, то есть зоны ответственности, а о защите интересов союзников, имея в виду Ближний Восток и другие регионы. Однако именно при администрации Б.Клинтона произошло расширение НАТО – включение в альянс Польши, Чехии и Венгрии, а также стал рассматриваться вопрос о дальнейшем расширении НАТО. При этом, администрация спекулировала тем, что расширение НАТО будет сопровождаться консультациями и сотрудничеством с Россией.

 

Политика Дж.Буша была направлена на осуществление основных этапов расширения НАТО, выстраивание новых глобальных позиций альянса, создание условий для противостояния позиции Германии и Франции по поводу функционирования НАТО, противовесов политике большого тандема в лице государств Центрально-Восточной и Юго-Восточной Европы. Одной из задач этой администрации было полное удовлетворение амбиций и планов Пентагона, исключение каких-либо разногласий и противоречий в американском истеблишменте по поводу задач военного ведомства. В администрации Дж.Буша происходили противоречивые процессы, связанные с тем, что руководство Пентагона было чрезмерно политизировано, решало в сфере военной политики проблемы общей и внешней политики, и, вместе с тем, именно эти обстоятельства вызывали негодование и протесты со стороны генералитета. Такие администраторы в Пентагоне, как Пол Вульфовиц, Даглас Фейт, Ричард Перл, надолго оставили память о себе в военных кругах.

 

Второй срок президентства Дж.Буша оказался более адекватным в части администрирования в Пентагоне, и, видимо, политика Б.Обамы в отношении военного ведомства стала преемственной и основывается на имеющемся опыте работы Р.Гейтса, когда положение в Пентагоне стало более предсказуемым и не испытывало излишнюю политизацию. С Р.Гейтсом и позицией генералитета связано не только переосмысление региональной политики США и задач Пентагона, но и гораздо более важное решение в военной геостратегии. Речь идет об отказе от «иракской» модели и применении «балканской модели», переустройстве региональной конструкции в целях создания ситуации, соответствующей интересам США и безопасности.

 

Таким образом, после масштабных экспериментов администрации Дж.Буша, внешнеполитические модели Б.Обамы становятся отражением политики Б.Клинтона и, вместе с тем, используют все то, что было осмысленно при президентстве Дж.Буша. И именно на стыке двух моделей осуществления региональной политики возрастает роль Пентагона в аналитических выкладках и в выстраивании политических решений.    

 

В связи с задачами внешнеполитической стратегии США в отношении Европы, цели бюрократии Пентагона и всего комплекса политических и экономических групп, чьи интересы выражает Пентагон, сближаются с целями и задачами американской администрации в целом. Администрации Дж.Буша было трудно последовательно проводить курс, направленный на защиту приоритетов национальных интересов во внешней политике, как это представляется сторонникам «классического республиканского внешнеполитического изоляционизма». Чтобы успешно решить проблемы создания системы Противоракетной обороны, Вашингтону необходимо осуществить сильное давление на Россию и на ведущие европейские государства. Наилучшим средством давления и создания арены для политического торга является процесс расширения НАТО. Включение в НАТО государств Восточной Европы, которые откровенно враждебно относятся к России, создаст не только антироссийский блок в альянсе, но и, также, очередной «санитарный кордон» между Россией и Европой.

 

Пентагон проводит с различными государствами Европы, прежде всего в Восточной Европе, более понятный и последовательный курс. Многие политики данных государств предпочитают иметь дело именно с представителями Пентагона, нежели с американскими дипломатами. Программы военного сотрудничества и различная военная помощь, осуществляемая НАТО и лоббируемая Пентагоном, является весьма важной для восточно-европейских государств и в отдельных случаях является источником существования военных и политических элит в этих странах. Вместе с тем, события в Грузии летом 2008 года стали шокирующими для администрации, и хотя США сумели вынести много пользы из данных событий в части получения аргументов в усилении своего военного присутствия в этом регионе, но Пентагон и Государственный Департамент имеют претензии друг к другу. Госдеп поспешил выдвинуть претензии в связи с неудовлетворительной подготовкой вооруженных сил Грузии, а Пентагон сомневается в умении Госдепа верно направлять политику американского партнера на Кавказе. Данные события стали бы поводом для более крупного скандала внутри американской администрации, если б не истекал срок ее деятельности. По некоторым оценкам, оба ключевых ведомства посчитали лучшим для всех посчитать ситуацию не очень принципиальной. В Вашингтоне поняли, что опасения по поводу того, что вооруженные силы США не способны будут выполнить задачи в ситуации такого рода, стало, само по себе, политической поддержкой Пентагону в размещении объектов базирования в регионе Черного моря, Кавказа и Центральной Азии.

 

В условиях кризиса внешней политики США Пентагон сыграл важную, если не решающую роль в процессе расширения НАТО и военного присутствия США в Восточной Европе и во внутренних регионах Евразии. Это стало комбинированной деятельностью, и при этом, Пентагон эффективно использовал значение НАТО в европейской политике США, воспользовавшись усилением роли бюрократических кругов в НАТО, подконтрольных США и Великобритании, ослаблением интересов Франции и Германии в НАТО. Практически, на фоне не очень популярной политики США в Европе, Пентагон сумел более эффективно решить внешнеполитические вопросы, опираясь на некоторые интересы военных кругов в ведущих и в иных государствах Европы. В какой-то мере, Пентагон разыграл на арене военной дипломатии такую же тактику, какую США предприняли в отношении России. Расширение НАТО и военного присутствия США в Восточной Европе, таким же образом, стало рычагом давления на Францию, Германию и на другие европейские государства. Усиливается региональный аспект в политической деятельности Пентагона, что сказывается на внешней политике США.

 

Однако внешнеполитическая деятельность Пентагона не ограничивается «ареной» НАТО, как важного инструментария. Напротив, Пентагон пытается проводить и альтернативную политику, направленную на ущемление значения НАТО в тех случаях, когда европейские партнеры выражают недовольство внешней военной политикой США в целом и использованием НАТО как инструмента американской политики, прежде всего, в части региональных проблем – в Ираке, на Балканах и т.д. Пентагон, развивая «прямые» отношения с военными кругами ряда государств Восточной Европы, Турции, Южного Кавказа, Ближнего Востока, демонстрирует наличие у военного ведомства США альтернативной возможности по военному присутствию, влиянию и обеспечению безопасности в регионах. Наиболее завершенным и показательным примером, в этой связи, является Турция, которая все более рассматривается Пентагоном не только как партнер по НАТО, но и как альтернативный стратегический партнер в обширном регионе: Ближнего Востока, Восточного Средиземноморья, Кавказа, Центральной Азии и Балкан.

 

Турции придается универсальная роль и в Европе. Пентагон демонстрирует Турцию как своего особого партнера, чтобы усилить ее роль и значимость для Европейского Союза. Возможно, эта модель отношений будет распространена и на большинство государств Центральной и Юго-Восточной Европы. Пентагон выступает, также, наиболее важным лоббистом Турции на американской внутриполитической арене, добиваясь нивелирования негативных отношений к Турции в Конгрессе и в американском обществе в целом. Пентагон совместно с ЦРУ сыграли важную (быть может, решающую) роль в «урегулировании» турецко-греческих отношений, которыми было очень озадачено министерство обороны США. Представители Пентагона очень гордятся успехами, достигнутыми в деле урегулирования турецко-греческих отношений именно при участии американских военных и ЦРУ. Даже в наиболее проблемные периоды в американо-турецких отношениях Пентагон пытался убедить Белый Дом и Конгресс в необходимости быть более сдержанными в отношениях с Турцией, не усугублять ситуацию и попытаться урегулировать отношения с ней. Вместе с тем, когда противоречия между США и Турцией достигли новой, более нетерпимой стадии, Пентагон не стал искать решения вопросов, когда данных решений вообще не может быть, а предложил альтернативные способы базирования в регионах Ближнего Востока и Евразии. По данному вопросу Пентагон оказался более расторопным и предложил новации в геостратегии, включая базирование в бассейне Черного моря. Со временем, могут возникнуть новые сведения по поводу того, каким образом сформировалась новая позиция США в отношении Турции, и какую роль в этом сыграл Пентагон, на который Турция продолжает возлагать большие надежды. 

 

Можно сделать предположение, что Пентагон пытается свою внешнюю политику расширить за рамки НАТО и установить новые формы (возможно, неформальные) военных отношений с рядом ключевых государств в регионах. Каковы причины этого явления во внешней политике США, пока не совсем понятно. Но совершенно ясно, что НАТО стало препятствием для осуществления США их внешней политики, особенно, в сфере безопасности и защиты национальных интересов, и Пентагон предложил новые инициативы по формированию условий, когда возникает альтернатива НАТО. 

 

Балканские события были использованы США для сохранения и усиления своего военного присутствия в Европе, а также для «раскачки» европейской финансово-экономической системы. Республиканская партия, находясь тогда в оппозиции, подвергла критике политику Б.Клинтона на Балканах, прежде всего, в части развертывания военных действий и дислоцирования американских войск. Позже республиканская администрация США заявила о необходимости сохранения американского военного присутствия на Балканах в длительной перспективе и преподносит это как свое «творческое начинание». В настоящее время в Косово создана крупнейшая американская военная база за рубежом, которой со временем будут придаваться дополнительные стратегические функции.

 

Пентагон сыграл важную роль в период, который можно очертить одним годом, имеется в виду завершающий этап деятельности администрации Б.Клинтона и начало деятельности администрации Дж.Буша. Данный период характеризовался сближением противоположных точек зрения на ряд важных политических проблем, в том числе, по балканской проблеме. Пентагон практически обеспечил «плавный» переход позиции Республиканской партии от критического отношения к военному присутствию на Балканах до полного принятия необходимости данной перспективы. Стало очевидным, что опыт предыдущих двух администраций на Балканах станет примером развертывания политики Б.Обамы в Черноморско-Кавказском и Центрально-Азиатском регионах.

 

Пентагон с самого начала обсуждения и подготовки военной операции НАТО в Югославии был против ее проведения, особенно, против осуществления наземной операции, предлагая ограничится действиями авиации и ракетными обстрелами. Данная «пацифистская» позиция Пентагона объясняется интересами военных бюрократических кругов, отстаивающих свои интересы и не желающих принимать на себя столь высокую ответственность. Можно также допустить, что Пентагон опасался расширения вооруженного конфликта и включения в него ряда государств, включая Россию. Однако затем, осознав высокую политическую эффективность косовской операции и благоприятные военно-политические перспективы, Пентагон встал в авангарде политики наращивания американского военного присутствия на Балканах. Военная операция НАТО в Югославии и активное использование «албанского фактора» были лишены какого-либо логичного объяснения и тем самым представляются классическим примером применения военной силы в рамках политики глобализма и давления на партнеров по НАТО и другие государства одновременно. Но именно «балканская модель», а не опыт войны в Ираке, становится подражательной для осуществления политики в Афганистане, Пакистане и в Центральной Азии. То есть, речь идет о перекройке границ, создании новых государств, формировании новых, сильно зависимых от США государств, принадлежащих к другим цивилизациям (то есть, восточно-христианской или исламской).

 

В настоящее время Пентагон занят привлечением к продолжающейся операции в Афганистане воинских контингентов различных европейских государств, стремящихся в НАТО. Тем самым, европейским партнерам демонстрируется наличие новых союзников у США, которые могут быть использованы в аналогичных операциях и вне институциональных рамок НАТО. Одновременно рассматривается перспектива осуществления военных операций НАТО в Центральной Азии, в Кавказском регионе, на Каспийском море, в Центральной и Западной Африке, в Афганистане и в Кашмире. Нет сомнений в том, что проведение данных, пока гипотетических операций, невозможно без участия и поддержки ряда государств данных регионов. В связи с этим, Пентагон устанавливает контакты с военными кругами данных государств, в надежде на ускоренное создание условий для сотрудничества в сфере обороны и использования их территории и потенциалов при проведении данных операций. Наибольший интерес представляют государства, располагающие более–менее боеспособными вооруженными силами: Узбекистан в Центральной Азии и Армения в Южном Кавказе, которые сумели добиться некоторых успехов в укреплении обороноспособности при помощи России, при доброжелательном отношении Китая и Ирана. Не вызывает сомнений, что идея Б.Обамы относительности переноса акцента в проведении военных операций с Ирака на Афганистан обусловлена весьма активной политикой и участием Пентагона, который разработал приоритеты в будущих региональных войнах. Экспансия США на пространстве Евразии, несомненно, усиливает роль Пентагона в политических решениях. Это обусловливает необходимость развития отношения политических элит данных стран с военным истеблишментом США. Отставание в этой работе может привести к тому, что в Пентагоне сложатся хронические негативные оценки в отношении этих государств, при снижении данных оценок в сфере принятия политических решений США.

 

Игорь Мурадян, Иравунк Де-Факто

Источник: Lragir.am

Категория: Политобозрение | Просмотров: 1216
Календарь новостей
«  Август 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru