Среда, 26.01.2022, 00:46
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Октябрь » 5 » Азербайджан и новые политические реалии
Азербайджан и новые политические реалии
00:28

Analitika.at.ua. Интенсивно продвигающийся процесс армяно-турецкого примирения еще далек от своего завершения. Подписание двух протоколов об установлении дипломатических отношений между Ереваном и Анкарой еще не означает того, что конечный результат двустороннего сближения мы увидим уже в нынешнем году. Слишком много внутренних и внешних факторов влияет на динамику сближения соседей, долгое время находившихся в состоянии конфронтации. Однако если допустить, что примирение Армении и Турции станет необратимым процессом, то это событие изменит геополитический ландшафт всего Большого Кавказа разительно. Более того, эти изменения затронут не только самих непосредственных участников мирного процесса, но и их геополитическое окружение.

 

В настоящей статье мы не будем рассматривать влияние армяно-турецкого примирения на Россию или на Грузию (хотя и здесь есть что сказать). Мы посмотрим на то, каким образом новые геополитические реалии могут повлиять на Азербайджан, самую крупную по территории и по населению республику Южного Кавказа.

 

До 2009 года внешнеполитический курс Азербайджана выстраивался на основе известного британского принципа «у нас нет друзей, нет врагов, а есть одни лишь интересы». В отличие от Тбилиси, Баку не пытался встроить себя в геополитические игры строго на определенной стороне. Интересы Азербайджана были вполне очевидны, им были подчинены все сколько-нибудь значимые действия на европейском, постсоветском или восточном направлении. Потерпев военное поражение в борьбе за контроль над Нагорным Карабахом и прилегающими к нему районами, Азербайджан стал считать свое возвращение туда вопросом государственной состоятельности. А потому главной целью азербайджанской политики стал подбор ключей к ведущим мировым и региональным державам для приобретения их в качестве потенциальных союзников в деле «восстановления территориальной целостности». За долгие годы Баку, скажем объективно, многое в этом направлении удалось. Особенно если принять во внимание тот багаж, который достался независимому Азербайджану в начале 1990-х годов. После распада СССР Азербайджан воспринимался негативно не только в ельцинской России (здесь сыграл свою роль личностный фактор, неприятие Гейдара Алиева первым президентом РФ), но и в соседнем Иране, в США (где влиятельное армянское лобби успешно поработало еще в период позднего СССР). Эгоистичная Европа до тех пор, пока Азербайджан не стал «важным энергетическим фактором», проявляла к этой стране не слишком большой интерес.

 

Но за шестнадцать лет с момента прихода к власти Гейдара Алиева внешняя политика Баку серьезно продвинулась, особенно если сравнивать ее достижения с итогами внешней политики Азербайджанской Демократической Республики (АДР) образца 1918-1920 гг. В 1990-е гг. стратегическим партнером независимого Азербайджана, как и в 1918-1920 гг., стала Турция. Именно она во время нагорно-карабахского конфликта в 1993 году перекрыла сухопутную границу с Арменией, обеспечив тем самым более качественный уровень блокады. Однако нельзя не заметить, что 1993 год существенно отличался от 1918–1920 гг. Турция в конце ХХ века избежала прямого вовлечения в конфликт, ограничившись если не мягкой, то мягкой жесткой силой. Блокада не обернулась массовыми военными действиями, этническими чистками и прочими неприятными вещами, которые армяне сполна испытали в 1918–1920 гг. Наверное, еще тогда Баку надо было расслышать этот сигнал Анкары. В конце ХХ века Турция стала намного более дипломатичной, приверженной косвенному давлению, а ее главным орудием стал не ятаган, а дипломатическая комбинация. Но и «второй Азербайджан» в отличие от АДР не стал только «младшим братом» Турции и «нефтяной вышкой Британии». Баку сегодня действует намного тоньше, стараясь «не складывать яйца в одну корзину». С одной стороны, он участвует в прозападном ГУАМ (межгосударственная организация, созданная Грузией, Украиной, Азербайджаном и Молдавией), с другой – говорит о стратегической заинтересованности в партнерстве с Российской Федерацией. Это не мешает ему активно выстраивать выгодные отношения с США, Британией (особенно после «контракта века») и при этом к 2005–2006 гг. серьезно продвинуться в улучшении отношений с Ираном (открытое консульство Азербайджана в Тебризе после полутора десятилетий бесплодных переговоров – важное доказательство того). В Центральной Азии Баку добился также серьезных успехов, заручившись поддержкой Казахстана и Таджикистана, хотя так и не смог полностью разрешить свои нефтяные споры с Туркменией. В любом случае азербайджанская дипломатия постоянно педалировала особую роль своей страны как каспийского моста (связующего звена) между Большим Кавказом и Центральной Азией.

 

Однако все эти достигнутые успехи логически противоречили главной цели азербайджанской политики – достижению реванша в борьбе за территориальную целостность. Весь фокус в том, что стратегически важный Азербайджан – прикаспийская республика, богатая углеводородами, светское государство исламского мира – интересен и Западу, и Востоку, и России с ее претензиями на особую геополитическую миссию исключительно как стабильная и динамично развивающаяся страна. Страна, которая может помогать в достижении «энергетической независимости» Европе, продвигать каспийские интересы США и Британии, поддерживать Россию в ее противодействии радикальному исламизму, выгодно кооперировать с Ираном, продвигать кавказские проекты Турции. Но страна, погруженная в затяжной этнополитический конфликт, а таковой неизбежен в случае нового военного конфликта с Арменией и НКР, сразу же снизит свою геополитическую капитализацию. И перестанет быть интересной всем – от Астаны и Душанбе до Москвы и Вашингтона. Поэтому все ведущие партнеры Азербайджана с готовностью говорят о стратегическом партнерстве с этой страной, закрывая глаза и на проблемы с демократией, и на другие социальные болячки, существующие там, но в то же время занимают крайне осторожную позицию во всем, что касается нагорно-карабахского конфликта. Как любил говорить второй президент РФ , «мухи отдельно, котлеты отдельно». Отсюда и сильные разочарования азербайджанских дипломатов в роли и США, и России (они чередуются друг за другом). Теперь очередь Турции, которая пришла к тому же, к чему ранее пришли все остальные важные партнеры Баку. Силовое решение карабахской проблемы невозможно, надо договариваться. А поскольку договоренности по этому вопросу (а тем более достижение компромиссов) – дело не близкого будущего, лучше отвязать эту проблему от армяно-турецкого урегулирования. Тем паче, что здесь определенные компромиссные решения были найдены. Это:

 

– открытие границы,

 

– деполитизация проблемы геноцида (перемещение ее из политической плоскости в гуманитарную),

 

– признание границ кемалистской Турции.

 

Кстати сказать, в двух подписанных протоколах речь идет именно об этой территориальной целостности, а не о признании суверенитета Баку над Карабахом.

 

Если согласование нюансов пройдет именно в таком ключе, то проблема армяно-турецких отношений станет намного более свободной от динамики карабахского урегулирования. Тогда Турция увереннее, чем раньше, входит на Большой Кавказ и становится главным (наряду с Россией) участником кавказского «концерта». Она перестает играть роль «старшего брата» и «покровителя» Азербайджана и выстраивает свою эгоистическую политику. В этом случае надежды на «восстановление территориальной целостности» Азербайджана путем военного реванша будут окончательно похоронены. Мирный процесс по Карабаху будет строго политическим. Но именно в нюансах, как правило, сосредоточено главное. Переговоры Армении и Турции долгое время шли за «закрытыми дверями». Никто не даст гарантий, что за ними же по Карабаху не было найдено неких компромиссных формул. Вопрос: каковы эти формулы? Переходят ли они некие красные линии, для Армении не слишком приемлемые. Наверное (принимая во внимание, прежде всего, внутриполитические реалии), крайностей в достижении компромисса с Баку не будет. Но то, что будет точно, это понимание следующего. Если Баку через последние действия Турции окончательно теряет всякие надежды на использование силы и «принуждение Армении к миру», то Ереван должен понять, что полной победы в ее нынешнем виде также не будет. Уступки и компромиссы будут необходимы. Такова цена того, что Азербайджан вынудят окончательно снять с повестки дня вопрос о «справедливом применении силы», «краинском прецеденте» и прочее. А потому будущее не только Армении, но и Турции с Азербайджаном (а всякие уступки в Баку также пройдут сложное понимание и непростое восприятие) зависит теперь от профессионализма армянских дипломатов и их умения найти приемлемые формулы компромиссов.

 

Сергей Маркедонов

Источник: noev-kovcheg.ru

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 755
Календарь новостей
«  Октябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru