Воскресенье, 25.07.2021, 11:49
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2012 » Июнь » 30 » Наши законы написаны ничуть не хуже
Наши законы написаны ничуть не хуже
00:11

Analitika.at.ua. Многие великие люди называли Армению "колыбелью цивилизации", "музеем под открытым небом", "страной чудес", где их встретили памятники, достойные быть украшением и гордостью всего мира… А высказывание известного английского общественного деятеля Уильяма Гладстона, считавшего, что "служить Армении – значит служить всей цивилизации"? Греет, не правда ли? Этакая теплая ванна, в которой по праву можно без конца нежить свое самолюбие, если не задаваться вопросом: а кто, собственно, должен служить Армении в первую очередь, сохраняя и приумножая ее бесценное культурно-историческое наследие, если не мы – армяне?! Именоваться колыбелью цивилизации – это ведь не только и столько право, сколько огромная ответственность. Перед самими собой и перед всем миром… Что же мы делаем с нашей ответственностью?

 

В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ ВОПРОСАМИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ, СОХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ исторических памятников на территории Армении занималось Главное управление по охране памятников при Совете Министров, функционировавшее практически на уровне отдельного министерства. Эта структура, упраздненная в 1992 году, так и не была реанимирована. Нынче все задачи, связанные с реставрацией и сохранением нашего культурно-исторического наследия, осуществляет Министерство культуры РА – точнее, небольшое агентство, действующее в составе Минкульта. Согласитесь, для страны, обладающей внушительнейшим списком архитектурных, исторических, культурных памятников местного, республиканского и мирового значения, подобное малюсенькое агентство – структура просто смехотворная. Равно как смехотворны и деньги, выделяемые государством на восстановление памятников - $750 тысяч в год. В Армении на сегодняшний день зарегистрировано около 26 тысяч памятников, представляющих архитектурную, культурно-историческую ценность. Еще 8 тысяч в Арцахе, причем списки в результате археологических исследований и находок постоянно пополняются – как в Арцахе, так и в РА. И с учетом новых данных общее число памятников, подлежащих восстановлению и сохранению на территории Арцаха и Республики Армения, уже дошло примерно до 40 тысяч.

 

"Проблем – невероятное количество, - говорит в беседе с корр."ГА" заместитель председателя общественной организации "Армянская ассоциация архитекторов – реставраторов исторических памятников" Степан НАЛБАНДЯН. – Многие памятники разрушаются, другие восстанавливаются недобросовестно, приходится бороться и с посягательством на памятники, попытками их присвоения – словом, тот еще произвол. Со стороны нашей организации проводится и мониторинг памятников, представляющих огромную ценность, но обделенных вниманием государства. Самая большая беда, конечно – мизерный бюджет, выделяемый государством на реставрацию. Приведу пример: при финансировании и помощи общественной организации "Страна и культура" нам удалось осуществить реставрацию церкви Сурб Аствацацин в селе Егвард Капанского района. Работы по реставрации заняли 3 года и обошлись в 120 тыс. евро. Заметьте, речь идет о сельской церкви – памятнике местного значения. На что же может хватить выделяемых ежегодно государством $750 тыс., если учесть даже минимальную цифру наших памятников – 26 тысяч? Сколько надо потратить на реставрацию Санаина, Ахпата, если в 120 тыс. евро обходится восстановление маленькой сельской церкви?!"

 

Ответ очевиден... А теперь сравните: бюджет Азербайджана, предусмотренный на восстановление и сохранение памятников, исчисляется 100 млн. евро в год плюс $30 млн вливаются путем инвестиций. Это в стране, где и памятников-то – раз, два и обчелся, если исключить армянское наследие, именуемое азербайджанцами албанским! Грузия тратит на те же цели $8 млн ежегодно... Если же привести в пример, скажем, Францию, выделяющую из госбюджета 1 млрд 800 млн евро ежегодно на сохранение своих исторических памятников (ибо восстанавливать там особо нечего – все уже восстановлено), то становится совсем тошно от собственной убогости.

 

"МЫ ПОСТОЯННО СТАВИМ ВОПРОС ОБ УВЕЛИЧЕНИИ ФИНАНСИРОВАНИЯ И КАЖДЫЙ РАЗ получаем ответ, что денег нет, - продолжает С.Налбандян. – Если сегодня у нас что-то восстанавливается, то на 80% это заслуга благотворителей. Но здесь возникает другая проблема. Кто платит, тот и заказывает музыку, и зачастую при подобной реставрации искажается, а то и полностью разрушается исторический облик памятника. Например, Агарцин в этом плане мы уже потеряли. Сегодня Агарцин – этакий элитарный монастырь, его нынешний облик не имеет ничего общего с обликом историческим. Нужно было показать результат шейху – меценату, и его показали. Между тем восстановление памятника должно исключать какую-либо самодеятельность, искажение, вмешательство. Ведь это наша история, а история – всеобщее достояние, и никто не вправе лишать будущие поколения исторического наследия в его первозданном виде. Другой пример искажения – Гандзасар. Мы все знаем и уважаем Левона Айрапетяна как мецената, но когда он переходит все мыслимые границы и начинает заниматься самодеятельностью, как об этом можно молчать? Облицевать стену – ну куда это годится, и как позволить подобное? Есть же специалисты, есть проект восстановления Гандзасара, в конце концов. Кто такой Айрапетян, даже если он семи пядей во лбу, чтобы самовольно решать вопросы облицовки стены памятника, имеющего для армян такое же значение, как Нотр Дам де Пари для французов? И облицовку одной стены ему все же удалось сделать – слава богу, дальнейший процесс был пресечен. Но что в итоге? Айрапетян, видите ли, обиделся, уехал, и финансирования нет. Это же абсурд!"

 

Невозможно не сказать о проблеме уничтожения нашего культурно-исторического наследия в контексте развития горнодобывающей отрасли, когда результатом разработки месторождений становится разрушение исторических памятников. А решения в духе "из двух зол наименьшее" ничем не лучше худшего из зол. К примеру, в селе Каджаран восстанавливается церковь, а совсем рядом, в радиусе 300 метров, раздаются взрывы – горняки делают свое дело. Понятно, что хотя взрывы и не уничтожают памятник непосредственно, но пострадать от них он может изрядно. В Агараке рудник тоже "окольцевал" церковь, и было принято решение передвинуть памятник. Но даже человек неверующий понимает, что места духовных обителей не выбираются случайно – на то это и "свято место". Почему бы тем же горнякам немного не потесниться, дабы сохранить памятник в целости и сохранности?!

 

ЧТО ЖЕ ДЕЛАЕТ МИНКУЛЬТ, ЧТОБЫ ПРЕСЕЧЬ ПОДОБНЫЙ ПРОИЗВОЛ? А ничего не делает, кроме того, что расписывается в собственном бессилии. Между тем, у нас есть законы, вполне четко определяющие, что делать можно, а чего делать нельзя. Проблема не в плохих законах или их отсутствии, а в том, что они грубо и нагло игнорируются и нарушаются. Можно себе представить ситуацию, при которой кому-нибудь приспичит облицевать стену Нотр-Дам де Пари или "украсить" старинный монастырь евроокнами? Нет, конечно. А почему такое происходит с нашими памятниками – при условии что наши законы писаны ничуть не хуже, чем французские? Причина одна – наши законы не действуют или действуют выборочно…

 

"Существуют разные категории памятников – местного, республиканского и мирового значения, - говорит С.Налбандян. - Если к памятникам местного значения еще можно допустить какую-то свободу действий, то к памятникам республиканского значения и уж тем более мирового и близко нельзя подходить с самодельными проектами. Как же можно смириться с тем, что у нас просто-напросто уничтожаются памятники республиканского значения, каковым является, к примеру, столичный Крытый рынок?! И преступление остается практически безнаказанным – не считая маленького штрафа… Работа над реставрацией включает в себя множество этапов. Делаются замеры, работают археологи, дается техническое заключение сейсмологов, проводится картография, потом опять замеры с дополнениями, делается эскизный проект, рассматриваемый научно-методическим советом Министерства культуры. И только после того как дается одобрение, следует рабочий проект, инженерный проект и т.д. В случае с Крытым рынком все происходило наоборот. Проекта нет, а рынок ломают. Это очень стойкое здание. Но после того как владелец начал ломать в обход закона 3 этажа вниз, чтобы сделать автогаражи, открылись основания арок – они остались висеть в воздухе, что означает крайне опасное для здания сейсмическое состояние. Я лично не верю, что исторический облик здания будет восстановлен. До сих пор непонятно, что этот человек хочет построить – нет ни одного проекта, представленного на суд научно-методического совета, дающего представление о том, что же Самвел Алексанян собирается делать. Приносят разве что проекты подвала…"

 

ЕЩЕ ОДНА СЕРЬЕЗНЕЙШАЯ ПРОБЛЕМА, СВЯЗАННАЯ С ПЕРСПЕКТИВОЙ восстановления культурно-исторических памятников – отсутствие профессиональных кадров. В свое время в Армении действовали разнопрофильные ПТУ, где готовили профессиональных рабочих-реставраторов – каменщиков, арматурщиков, сварщиков, специалистов по кладке стен, работе по дереву и т.д., работавших особыми методами и особыми инструментами. Ведь реставрация требует крайне деликатного отношения – обрабатывая, скажем, старинный камень современным электрическим диском, можно полностью потерять исторический облик памятника и просто испортить его. Сегодня эта школа потеряна. Многие мастера покинули Армению, иные вышли на пенсию – нет преемственности поколений в сфере реставрации.

 

"Следует незамедлительно решать проблему кадров, иначе вскоре мы потеряем и то, что осталось, - считает С.Налбандян. – И как ни крути, с таким мизерным бюджетом невозможно решать вопросы реставрации памятников. Без денег – копейку туда, копейку сюда – решать глобальные задачи немыслимо. В итоге - либо пустая трата денег, либо ширпотреб, что вовсе кощунственно. Реставрация – как игра в шахматы. Если начал партию, то должен доиграть ее до конца…"

 

Конечно, многие памятники можно было бы восстановить при поддержке спонсоров. Но здесь мы сталкиваемся с манией величия – большинство, увы, предпочитает тешить свое эго, воздвигая, скажем, новые церкви имени самого себя, а не восстанавливая старые памятники. Нет осознания того, что благодарность потомков можно заслужить куда больше, строя не церкви с евроремонтом и сверкающими гранитными плитами, на которых вознесена "хвала спонсору", а восстанавливая бесценное национальное достояние предков…

 

"К 1700-летию христианства построили церковь Григора Лусаворича, потратив на это $26 млн, - говорит С.Налбандян. – Но зачем это нужно было, когда столько памятников просто разрушаются и требуют внимания со стороны государства? На эти миллионы можно было отреставрировать 26 памятников, благоустроить инфраструктуру вокруг, наладить духовную жизнь там, где она заглохла - во многом именно по причине разрушения памятника. Ведь это так необходимо сегодня…" Зара ГЕВОРКЯН, «Голос Армении»

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 429
Календарь новостей
«  Июнь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru