Воскресенье, 19.09.2021, 10:19
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2013 » Февраль » 25 » Россия-Турция: Усиление непрямого военно-политического противостояния
Россия-Турция: Усиление непрямого военно-политического противостояния
20:47

Analitika.at.ua. Отношения между Россией и Турцией в те периоды, когда они не находились в состоянии войны, очень напоминают сеанс одновременной игры в военно-политические шахматы на географически разнесенных досках: у каждой партии своя логика, интрига, свои фигуры, но все они взаимосвязаны и являются частями одной большой мозаики. Причем чем больше кластеров относительно самостоятельной, внеблоковой внешнеполитической активности демонстрирует Анкара, тем чаще и заметнее проводимая ею политика идет вразрез с интересами Москвы.

 

Элементы опосредованного противостояния с разной интенсивностью проявляются от Молдовы, Крыма через Северный и Южный Кавказ до Урала и Центральной Азии. А на фоне активизации обоими государствами своей внешней политики новой точкой столкновения их интересов в последние два года стала Сирия.

 

Россия крайне заинтересована в первую очередь в продолжении, а в дальнейшем – и в интенсификации эксплуатации своей военно-морской базы в г. Тартус и в сохранении сирийского рынка вооружений и военной техники для продукции своего военно-промышленного комплекса.

 

Интересы Турции обусловлены общей активизацией ее внешней политики по всем направлениям, особенно в границах бывшей Османской империи, и в Сирии сконцентрированы на решении таких проблем, как:

 

- недопущение использования районов страны с компактным проживанием курдского населения в качестве тыловых баз Курдской Рабочей партии Турции;

 

- приобретение КРП тем или иным путем современного вооружения с сирийских военных складов;

 

- смещение алавитской элиты САР;

 

- противостояние с Ираном с прицелом на единоличное лидерство в регионе и т.п.

 

Они не имеет своей основной целью нанесение ущерба интересам России, но объективно и независимо от намерений Турции фактически ведут к этому.

 

Логика действий Турции (как, впрочем, и Израиля) основана на выводе о необратимости процесса дестабилизации внутриполитической ситуации в Сирии, переходе ее в состояние перманентной неустойчивости с тенденцией к угрожающему нарастанию социально-экономических и политических проблем.

 

В настоящее время вооруженная оппозиция правящему режиму Башара Асада состоит из:

 

- «Свободной сирийской армии»;

 

- боевиков движения «Братья-мусульмане»;

 

- экстремистов и джихадистов, связанных с «Аль-Каидой»;

 

- мелких разрозненных группировок, действующих самостоятельно.

 

У каждой из них на территории Сирии уже сформирована своя база поддержки, налажены каналы помощи из-за рубежа. Эти группы в целом или частично готовы к созданию, исходя из своих тактических интересов, временных ситуативных альянсов. В каждой из них значительную долю составляют добровольцы и наемники из целого ряда стран, в основном мусульмане-сунниты.

 

В такой ситуации без надежного перекрытия границ, что в условиях Сирии практически неосуществимо, значительно сократить активность экстремистов еще можно, но одержать полную победу над ними вряд ли удастся. И у них останется достаточно материальных, финансовых и людских ресурсов для продолжения «расшатывания» внутриполитической ситуации. Постепенное накопление психологической усталости от длительной гражданской войны, террористической активности группировок разной идеологической направленности, ухудшения социально-экономического положения будет направлять поиск путей разрешения кризисной ситуации в сторону смены действующей власти.

 

Однако пусть даже контролируемая и умеренная, как эфемерно надеются на Западе, исламизация Сирии в виде антиасадовской демократизации страны, как по турецкому, так и по египетскому образцу, неминуемо приведет к ухудшению положения как алавитов, так и христиан и курдского населения САР. Как следствие, заинтересованность в стабилизации ситуации в стране при сохранении действующей властной элиты, на чем настаивает Россия, объективно разделяется и сирийской армянской диаспорой.

 

Проявлением поддержки официального Дамаска и неприятия силового смещения Б.Асада стало проведение во второй половине января в акваториях Средиземного и Черного морей военно-морских учений с участием более 20 кораблей и трех подводных лодок, в том числе одной атомной, сразу трех флотов — Черноморского, Балтийского и Северного. Среди них: большой противолодочный корабль СФ «Североморск», большие десантные корабли ЧФ «Азов», «Саратов» и гвардейский ракетный крейсер «Москва». По словам министра иностранных дел России С.Лаврова: «Мы не заинтересованы в том, чтобы район Средиземноморья дестабилизировался еще больше, и присутствие нашего флота там является безусловным фактором стабилизации обстановки».

 

В случае же развития сценария по окончательной дестабилизации и дезинтеграции страны, появление алавитско-христианского государства на побережье Средиземного моря выглядит все же предпочтительнее, чем окончательное выдавливание армянского населения из Сирии по примеру некоторых других ближневосточных государств.

 

Воспользовавшись фактом минометных обстрелов своих приграничных районов с сопредельной территории Сирии, на которой шли интенсивные бои между правительственными войсками и боевиками, Турция не ограничилась нанесением ответных артиллерийских ударов по позициям сирийских военных, достоверная причастность которых к инцидентам так и не была доказана, а запросила у государств-партнеров по НАТО оказания помощи и размещения средств ПВО.

 

По официальной версии – временно и исключительно для прикрытия южной границы с Сирией – в Турцию в общей сложности поступило шесть батарей ЗРК «Пэтриот» (по две от США, Германии и Нидерландов), а с конца января по мере готовности они стали заступать на боевое дежурство.

 

Обращает на себя внимание место их дислокации – в районе городов Адана (расположен на расстоянии почти 120 км от сирийской границы), Кахраманмараш (примерно в 90 км) и Газиантеп (около 45 км). С учетом того, что дальность поражения данного ЗРК составляет не более 80 км, можно предположить, что первоочередной задачей батарей «Пэтриот» станет все-таки прикрытие военных объектов НАТО, в частности, авиабазы «Инжирлик», а не приграничных населенных пунктов страны.

 

Однако перспектива нанесения Сирией массированного удара по территории Турции – члена НАТО, в условиях продолжающегося внутриполитического военного конфликта практически равна нулю, и иначе как самоубийственной для Б.Асада ее не назовешь. Но и полностью исключать попытки сирийских боевиков и поддерживающих их внешних сил спровоцировать как саму Турцию, так и НАТО в целом, на ответную военную операцию против правительственных войск САР тоже не следует. Особенно на фоне информации сирийской газеты «Аль-Ватан» о попытке тайного проникновения при содействии группы вооруженных боевиков на военный аэродром «Коэрц» (провинция Алеппо) четырех турецких летчиков-истребителей, которую Генеральный штаб ВС Турции официально опроверг в тот же день, похоже, даже не проверив.

 

Помимо Сирии, неприятным для России демаршем со стороны Турции и Азербайджана стал перенос из Баку в г.Габала Второго заседания Совета стратегического сотрудничества высокого уровня. Встреча, в которой участвовали президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, завершилась 11 сентября 2012г. «подписанием семи документов, которые по своей значимости не особенно соответствуют высокому статусу встречи», таких, как о метрологии, телекомпаниях, грузоперевозках, спасательных службах и семеноводстве.

 

На фоне выдвижения Азербайджаном заведомо неприемлемых для России условий по продолжению эксплуатации ею Габалинской РЛС и началом эвакуации военнослужащих, обслуживающего персонала станции и их семей, это стало не просто мелким уколом Москвы, но и наглядным проявлением окончательной смены Баку своих внешнеполитических приоритетов.

 

Одной из озвучиваемых причин прекращения сотрудничества с Россией по Габалинской РЛС стал тот факт, что в зоне ее обзора находятся практически исключительно мусульманские, братские Азербайджану государства, в том числе Турция. Сама же Турция еще 14 сентября 2011г. подписала с США меморандум о размещении на своей территории радиолокационной системы AN/TPY-2 (старое название FBR-T – Forward Based Radar -Transportable), предназначенной для обнаружения, распознавания и сопровождения баллистических ракет (БР) на активном участке их полета. По замыслу, полученные данные она должна передавать на корабли ВМС США, на вооружении которых находится система ПРО «Aegis», которая и будет осуществлять их непосредственный перехват. Вскоре радар был развернут в уезде Кулунджак (тур. Kuluncak) провинции (ил) Малатья, на юго-востоке Турции. Однако, по мнению российских экспертов, одной из основных задач этого радара с дальностью обнаружения целей до 2 000 км является также контроль воздушного пространства Южного Кавказа, части территории Центральной Азии, а также юга России, и в частности – отслеживание экспериментальных пусков российских ракет с испытательных полигонов.

 

Как бы то ни было, появление в Турции радара системы ПРО США, ЗРК «Пэтриот», как представляется, может стать удобным предлогом для РФ по усилению 102-й российской военной базы, дислоцирующейся на территории Армении, силами и средствами как радиоэлектронного, так и непосредственно огневого подавления систем ПВО и ПРО.

 

В ходе визита в Армению министра обороны РФ Шойгу в последних числах января 2013 года в очередной раз было подтверждено стремление обеих сторон к укреплению совместной безопасности, военно-политического и военно-технического сотрудничества, направленного, в том числе, и на недопущение попыток разрешения Нагорно-Карабахского конфликта военными способами.

 

В конфигурацию асимметричного ответа России органично вписывается и предложение Главкомата Военно-морского флота России об усилении 25-го отдельного ракетного дивизиона 11-й отдельной береговой ракетно-артиллерийской бригады (поселок Уташ, недалеко от города Анапа, Краснодарский край РФ) четвертой батареей подвижных береговых ракетных комплексов (ПБРК) «Бастион». Ранее рассматривался вариант ее размещения на Курильских островах. По планам Минобороны РФ, батарея в составе четырех ПБРК «Бастион» поступит на вооружение в начале 2014г.

 

Комплекс способен поражать надводные корабли и суда всех классов и типов, как одиночные цели, так и десантные, авианосные, ударные группы в условиях огневого и радиоэлектронного противодействия. ПБРК «Бастион» способен поражать цели противокорабельными ракетами «Оникс» на расстоянии до 300 км, и прикрыть от десантных операций противника участок побережья протяжённостью 600 км.

 

Это подкорректирует баланс военно-морских сил, изменившийся не в пользу России после раздела Черноморского Флота и экономических трудностей последних двух десятилетий. Помимо периодически и ненадолго заходящих в акваторию Черного моря кораблей НАТО (кроме ВМС Болгарии и Румынии), потенциальных целей, кроме как кораблей ВМС Турции у «Бастиона» нет.

 

* * *

 

Вместе с тем, имеющиеся и все углубляющиеся опосредованные разногласия в военно-политической сфере Россия и Турция, по всем канонам восточной дипломатии, сопровождают наращиванием прямой политико-дипломатической активности и развитием взаимовыгодного экономического сотрудничества. Осуществляется ряд мероприятий, нацеленных на скорейшее начало строительства морского отрезка газопровода «Южный Поток», ведутся переговоры об увеличении поставок в ТР природного газа на 3 млрд. куб м в год, растет товарооборот (за 2012г. – на 11%, до $33 млрд.).

 

Более того, новым этапом во взаимоотношении двух стран стало приглашение Анкары к участию в Евразийском интеграционном проекте, хотя по тем же причинам, что и в отношении ее вступления в Европейский Союз, у Турции практически нет шансов стать полноправным членом формирующегося Евразийского Союза. Любой другой статус подразумевает нахождение Турции в положении младшего партнера, что вполне устраивает Москву, Астану и Минск, но никак не Анкару.

 

И хотя для создания реального противовеса или виртуального сбалансирования «западного» вектора своей внешней политики Анкара будет пытаться или, по крайней мере, имитировать укрепление «восточного» вектора, основной фокус ее интересов будет находиться на более гибком геополитическом проекте, в котором Россия, с которой у Турции все больше накапливается проблем и противоречий, не является единоличным лидером, а именно – на Шанхайской Организации сотрудничества. Сергей Саркисян, noravank.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 882
Календарь новостей
«  Февраль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru