Среда, 08.12.2021, 11:42
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Октябрь » 23 » Рубен Сафрастян: Турция уже не может усилить свои позиции в Азербайджане
Рубен Сафрастян: Турция уже не может усилить свои позиции в Азербайджане
11:38

Analitika.at.ua. Анкара пошла на переговоры с Ереваном, учитывая, что Армения - наиболее состоявшееся государство в регионе, утверждает в интервью “РА” директор Института востоковедения Национальной Академии наук РА Рубен САФРАСТЯН.

 

- Каковы настроения в Турции? Обсуждения армяно-турецких протоколов там проходят не менее бурно, чем в Армении. Действительно ли число противников нормализации отношений с Арменией в Турции уменьшилось с 70% до 54%?

 

- Я не уверен, что эти опросы там проводились. В целом, думаю, отношение большинства турецкого общества негативное по отношению к этим протоколам. Остро воспринимается тот факт, что в них не упоминаются проблема Карабаха, союзнические отношения Турции с Азербайджаном, и эти настроения сказываются на политическом спектре Турции. Все оппозиционные партии резко критикуют позицию правительства, подписавшего эти протоколы. Весьма характерна в этом отношении позиция ведущей оппозиционной Народно-республиканской партии, кемалистской по своей сути, имеющей тесные связи с верхушкой турецкой армии. Она прямо характеризует эти протоколы, как предательские по отношению к союзническому и братскому Азербайджану, и заявила, что будет голосовать против. Еще более резко негативное отношение у пантюркистской Партии националистического движения. Фактически на политической арене Турции правящая Партия справедливости и развития (ПСР) оказалась в меньшинстве.

 

Обладая абсолютным большинством в парламенте, ПСР имеет весьма большие шансы привести к ратификации протоколов. Тут важно учитывать и то, что, на мой взгляд, руководство ПСР приняло внутреннее решение о том, что армяно-турецкие отношения должны быть нормализованы. Поэтому я уверен, что протоколы будут ратифицированы парламентом Турции. Конечно, это будет не сразу. Я не исключаю, что протоколы будут ратифицированы по отдельности. Турки будут тянуть время и использовать его с тем, чтобы оказать дополнительное давление на Армению, выторговать какие-то уступки у США. То есть будет использован традиционный набор турецкой дипломатии.

 

Есть и другой путь. Еще в начале сентября, в первые дни после парафирования этих протоколов, премьер Эрдоган заявлял, что нет никакой необходимости, чтобы парламент в целом собирался и ратифицировал эти протоколы. Турецкое законодательство предоставляет возможность Президиуму парламента вместе с Комиссией по внешним связям решать этот вопрос от имени всего парламента. Т.е. будет или совместное заседание Президиума и Комиссии по внешним связям, или Президиум затребует у Комиссии экспертную оценку и на основе этого самостоятельно, не советуясь с парламентом, примет решение.

 

Думаю, решение о том, какую процедуру избрать и сколько времени предоставить для ратификации, было принято в Турции на днях на заседании Совета нацбезопасности (СНБ), которое продолжалось более 7 часов. Особое место там было уделено как раз обсуждению этого вопроса. Интересная деталь - перед этим состоялось совещание тех членов правительства, представляющих правящую партию, которые участвуют в заседании СНБ. По-моему, на этом совещании они выработали какую-то тактику для заседания СНБ, где им предстояло столкнуться лицом к лицу с военными, которые имеют очень сильные позиции в СНБ. Это свидетельствует о том, что намечалась серьезная дискуссия по этой проблеме. Официальное заявление СНБ указывает, что процесс нормализации армяно-турецких отношений должен способствовать и нормализации армяно-азербайджанских отношений и решению проблемы Карабаха. Т.е. указывается на определенную связку между армяно-турецкими отношениями и проблемой НК. Но формулировки там нечеткие, и из них нельзя понять, турки четко увязывают эти два вопроса или такое заявление сделано, чтобы успокоить Азербайджан.

 

- Вы не предполагаете резкого противостояния в Турции в связи с тем, что военные против нормализации отношений с Арменией?

 

- Я думаю, что военные в целом не против, но у них должны быть какие-то серьезные сомнения, которые они собирались высказать на заседании СНБ. Я считаю, что, когда 22-23 апреля этого года была достигнута договоренность по “дорожной карте”, военные все же дали свое добро. Не думаю, чтобы политическое руководство Турции пошло на этот шаг, предварительно, хотя бы в общих чертах, не согласовав это с военной верхушкой. Если проанализировать позицию турецких военных, надо учитывать следующее. Для военного руководства, Генштаба Турции основная проблема в регионе - военное присутствие России. Не случайно несколько лет назад один из бывших начальников Генштаба ТР заявил, что единственная угроза для Турции в регионе, не только на Южном Кавказе, но и в регионе в целом, на Ближнем Востоке, исходит от России. А, нормализуя отношения с Арменией в стратегическом смысле, Турция, думаю, будет пытаться добиться того, чтобы Армения в какой-то степени вошла в фарватер политики НАТО. Поэтому для них в геостратегическом плане нормализация армяно-турецких отношений выгодна - появляется теоретическая возможность того, что вектор внешней политики Армении станет более прозападным.

 

- Каковы же глобальные цели Турции, если она готова в какой-то степени принести в жертву отношения с Азербайджаном и в какой-то степени нормализовать отношения с Арменией? Только ли усиление своего регионального значения?

 

- Я думаю, решение Турции пойти на нормализацию отношений с Арменией связано, в первую очередь, с изменением геополитического статуса-кво в регионе в результате русско-грузинской войны 2008г. Россия резко усилила свое геополитическое влияние в регионе. Абхазия и Южная Осетия фактически вышли из-под контроля Грузии, там находятся военные базы РФ. Это привело к тому, что Грузия как геополитическая единица весьма ослабла и выпала из оси Турция-Грузия-Азербайджан, которую пыталась создать Анкара. Азербайджан довольно заметно начал склоняться в своей политике к России, ибо почувствовал, что Россия после принятия решения о вводе войск в Южную Осетию стала другой, более решительной. Турция потеряла то, что она готовила. Она потеряла и свои военные позиции в Грузии, на создание которых потратила огромные по турецким масштабам средства. Для Турции появилась необходимость найти новый способ сохранения своего влияния на Южном Кавказе. И с этой целью она, по-моему, и пошла на нормализацию отношений с Арменией. Конечно, при этом, оказывая давление на Ереван, пытаясь использовать процесс в своих целях. Но принципиальное решение, думаю, было принято после русско-грузинской войны.

 

С другой стороны, мы видим, что в последние несколько месяцев Турция резко пытается усилить свои позиции в регионе Ближнего и Среднего Востока. Она в конце концов согласилась стать членом проекта газопровода Nabucco. С другой стороны, у нее есть совместный с Россией проект “Южный поток”. Если эти проекты будут реализованы в течение нескольких лет, Турция станет для Европы второй Украиной - эти потоки газа в нужном направлении будут проходить через территорию Турции, которая станет распределительным центром. Дабы иметь возможность проводить такую политику, Турции необходимо подняться на ступень выше. В этом плане, если она в дальнейшем будет проводить такую политику, Азербайджан теряет для нее свое значение.

 

Турция уже не может усилить свои позиции в Азербайджане, нет у нее потенциала для этого. Там задействованы более крупные игроки. Сам Азербайджан тоже проводит политику, которую трудно охарактеризовать, как политику “младшего брата”. Баку имеет свои интересы и в случае необходимости тоже перешагивает через интересы Анкары. И постепенно мы становимся свидетелями того, что широко разрекламированная концепция “один народ - два государства” становится все более фиктивной, теряет практическую основу. Это объективный процесс. Решение Анкары пойти на нормализацию отношений с Арменией свидетельствует о том, что в Турции идет процесс переоценки геостратегических целей и политики. Она не хочет завязывать свою политику на Южном Кавказе только на Азербайджане. Грузия как геополитический фактор уже почти не существует. Так что, в этом аспекте Турции надо нормализовать свои отношения с Арменией, иметь свободный выход через Армению, иметь железную дорогу с тем, чтобы также попытаться более тесно в экономическом отношении задействовать турецко-российские связи.

 

- Однако ускорение процессу нормализации армяно-турецких отношений придали США…

 

- Нормализация армяно-турецких отношений является одной из основных целей политики США в нашем регионе. Это было видно еще в самом начале 1990-х гг. США постоянно предпринимали усилия в этом направлении. Я бы не сказал, что они были чересчур серьезными, но это стремление было заметно. После прихода к власти в США Демократической партии, администрации Обамы, Вашингтон стал переносить центр приложения своих усилий в военно-политическом смысле с Ирака на Афганистан. И в очередной раз значение Турции, как перевалочного пункта, для США возросло. Кроме того, впервые администрация США получила реальную возможность влиять на политику Турции. Потому что руководство администрации США - Президент, вице-президент, Госсекретарь и даже руководитель ЦРУ - сторонники принятия Резолюции по Геноциду армян и неоднократно высказывались на сей счет, будучи еще сенаторами. Для Турции это довольно реальная угроза.

 

С одной стороны, заинтересованность США в Турции серьезна, с другой - у них есть возможность более серьезно воздействовать на Турцию. И то, что Обама, будучи в Турции, заявил, что не изменил своих взглядов на Геноцид армян, то, что он использовал выражение “Мец егерн” 24 апреля, - это, я уверен, рассматривается США как возможность давить на Турцию с тем, чтобы она пошла на нормализацию отношений с Арменией. Т.е., с одной стороны, имеют место новые формулировки в отношении национальных интересов Турции, новые стратегические цели, с другой - более целенаправленное давление США на Турцию, с третьей - заинтересованность также России в нормализации армяно-турецких отношений с тем, чтобы продвигать свои интересы на Ближнем Востоке, используя открытую границу Армении и Турции. Все это сыграло роль в том, что мы сейчас видим.

 

- Я не припомню, чтобы с приветствием процесса нормализации армяно-турецких отношений выступил Иран. Означает ли эта сдержанность, что Тегеран настороженно, если не негативно, относится к происходящему, понимая, что Анкара стремится к усилению своих позиций в регионе?

 

- Не думаю, что негативно. Но в целом определенная настороженность чувствуется. Но не надо забывать, что через пару дней после парафирования протоколов состоялся телефонный разговор главы МИД Армении с его иранским коллегой. Я думаю, Иран в курсе происходящего и просто принимает это к сведению.

 

- А как насчет предположений, что нормализация армяно-турецких отношений, рано или поздно, приведет к снижению присутствия, в том числе военного, России в регионе?

 

- Думаю, у нас создалась уникальная геополитическая возможность, когда в вопросе нормализации армяно-турецких отношений интересы США и России совпали. В целом, полагаю, процесс нормализации армяно-турецких отношений созрел. Основные геополитические акторы в современном мире, не надо забывать о Евросоюзе, выступают за нормализацию.

 

По прошествии почти 20 лет после обретения Арменией независимости, рассматривая ситуацию в регионе, мы можем констатировать:

 

1. Армения - единственное государство в регионе, которое сохранило свою территориальную целостность.

 

2. Армения - единственное государство в регионе, которое входит в военно-политический союз - ОДКБ, члены которого обязаны защищать Армению в случае внешней агрессии.

 

3. Армения - единственное государство в регионе, которое имеет российскую военную базу.

 

Мы часто забываем о том, что имеем. А люди в Париже, Анкаре, в Вашингтоне, вырабатывая свою политику в нашем регионе, все это четко представляют.

 

Нам, конечно, надо учитывать, что мы имеем дело с Турцией. Я не думаю, что этот процесс будет проходить гладко. Будут всякого рода препятствия с турецкой стороны, попытки воздействовать на процесс принятия политических решений в Армении. Но на то и дипломатия, чтобы противодействовать, противостоять, и наши дипломаты должна весьма и весьма серьезно к этому подходить.

 

Но надо учитывать и следующее. Турция пошла на начало переговоров с Арменией о нормализации, на начало процесса нормализации, во-первых, учитывая, что Армения - наиболее состоявшееся государство в регионе. С другой стороны, вся политика Турции в отношении Армении, начиная с 1991г., когда Анкара начала выдвигать предусловия, тем самым оказывая давление на Армению, вся эта политическая линия фактически оказалась недейственной, потому что Армения не пошла ни на какие уступки - ни в процессе признания Геноцида армян, ни в процессе карабахского урегулирования, ни в процессе признания Карсского договора. Ни одно из предусловий Турции не удалось навязать Армении в течение этих лет. Думаю, пересматривая весь опыт отношений с Арменией, Турция учитывала и это. Потому и начала проводить новую политику в отношении Армении.

 

Гаянэ МОВСЕСЯН

Источник: Ra.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 656
Календарь новостей
«  Октябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru