Воскресенье, 19.09.2021, 06:07
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Декабрь » 11 » Хронология грехопадения: ГУАМ — невостребованный буфер
Хронология грехопадения: ГУАМ — невостребованный буфер
14:48

Analitika.at.ua. Первая декада ноября сего года ознаменовалась в мировой политической жизни событием мистического характера, сродни появлению в замке Эльсинор тени отца Гамлета. В сводках мировых новостей вдруг вновь замелькала уже подзабытая аббревиатура ГУАМ, которая со дня своего появления всячески стремилась к расширению своего литерного формата (в 1999-2005 гг. ГУУАМ, а в 2006 г. даже чуть не превратилась в ГУРАМ), но традиционно возвращалась к исходному состоянию. Деятельность данной международной региональной организации, в случае ее редких и крайне нерегулярных пробуждений, сопровождалась шумным представлением и принятием затейливых документов и заявлений, как правило, антироссийской направленности и анонсированием оригинальных, но заведомо невыполнимых интеграционных транспортных и энергетических программ и проектов. Затем следовал период благополучного впадения в очередной анабиоз до следующего междусобойчика, с приглашением именитых и не очень гостей. Хотя, следует отметить, что при голосовании в международных организациях страны ГУАМ честно придерживались блокового принципа. После августовских событий и выборов Президента в США эта удивительная структура, казалось, уже мирно почила в бозе, но нет-жив, оказывается, курилка.

 

9-10 ноября в Тбилиси состоялось четвертое заседание Парламентской ассамблеи ГУАМ, в котором, помимо очевидных Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы, приняли участие и представители Балтийской Ассамблеи (страны Балтии и Сейм Польши). По итогам работы заседания было принято коммюнике, в котором, помимо привычных заявлений об углублении, расширении и совершенствовании, выделялся суровый пассаж о неприемлемости «действий любой страны по разрушению территориальной целостности независимого государства» и необходимости «мобилизации международного сообщества в связи с проявлениями агрессивности в международных отношениях».

 

Неожиданная реанимация организации, сопровождаемая принятием строгих обязательственных заключений по отношению как к анонимным агрессивным силам, так и к международному сообществу ввела в меланхоличную задумчивость экспертов и политологов. Кто стоит за спиной ГУАМ-овских креативщиков? Ну не вписываются эти стальные нотки в общие тенденции последних мировых событий и развития ситуации на Южном Кавказе. Диагноз названному коммюнике, по всей видимости, сможет поставить краткая презентация недолгой истории странного образования.

 

Процесс распада Советского Союза вызвал на территории постсоветского пространства мощные центробежные вихри. От союзного центра бежали советские республики, внутри республик бежали от местного центра национальные автономии. Кроме того, произвольная и волюнтаристическая конфигурация границ бывших республик повсеместно инициировала неизбежное развертывание общественно-политических движений ирредентизма (итал. irredentismo — освобождение находящихся под чужим владычеством) движение за присоединение всех групп разделённого народа вокруг единого национального государственного ядра, то есть воссоединение всех сопредельных этнических земель народа). В ряде случаев эти движения во многом носили исторически оправданный и справедливый характер, как, например, в случае с Нагорным Карабахом., который в полном соответствии с Союзным законодательством еще в советский период вышел из состава Азербайджана. Ведь не секрет, что территории отдельных социалистических республик из-за конъюктурных соображений или по воле советских руководителей превращались в искусственные многонациональные образования. Так или иначе, в начальный постсоветский период во многих республиках набрали силу внутренние межнациональные столкновения или создавались предпосылки для их развертывания.

 

Чтобы приостановить этот процесс, в конце 1992 году был сформирован и задействован стабилизационно-интеграционный механизм, названный СНГ, а функции основого амортизатора текущих и возможных будущих конфликтов делегированы бывшей метрополии и единственной самодостаточной стране постсоветского пространства — России. По ряду причин полностью разрешить конфликты России не удалось, да и невозможно было это сделать хотя бы в силу приобретенной международной правосубъектности государств, на территории которых они гасились. Но российским медиаторам все же удалось заморозить текущие конфликты на Южном Кавказе и Молдове, а также предотвратить разрастание подобных явлений в Центральной Азии. Ко всему прочему, сама метрополия имела ряд вопросов к Украине, связанных, со статусами, прежде всего, Севастополя, игравшего крайне важную роль в системе российской национальной безопасности на юго-западе страны, и Крыма в целом. Проблема это решалась и до сих пор решается чрезвычайно тяжело и долго.

 

В результате, в СНГ сформировалась группа «обиженных» на Российскую Федерацию государств, в которую вошли три государства с «замороженными конфликтами» и Украина с повисшим Крымским вопросом. Грузия, Азербайджан и Молдова требовали от Москвы скорейшего снятия проблемы конфликтов, которые должны были, естественно, разрешаться по их собственным формулам, а Украина на дипломатических фронтах самозабвенно сражалась за каждый камешек подаренной ей в 1954 году Крымской земли. В случае некорректного подхода России к пониманию их собственных проблем, Москве обещался поиск альтернативных и, преимущественно, евроатлантических гарантов собственной территориальной целостности и суверенитета. Хотя этот поиск уже активно велся с обретения этими странами независимости. Но альтернативные флагманы мировой западной политики не спешили взять на буксир канонерки и эсминцы новой демократической волны. В начале 90-х годов они бороздили моря мировой политики со значительно более солидным судном под названием Российская Федерация, четко следующим в западном фарватере. Правда, Молдову под братское крыло попыталась сразу взять Румыния, а Азербайджан -Турция. Грузии, при ее географическим положении и изначальном последовательном европейским выборе, было значительно сложнее найти верного спонсора, посему, подобно красной девице, она терпеливо ждала, когда прекрасный заморский принц сам приплывет за ней. Что касается Украины, то ее огромную территорию с внушительным населением и неподъемной экономикой взять кому-либо под крылышко было невоможно по определению.

 

Так и сидели бы четыре вышеназванные страны без полноценного западного ангажемента, если бы к концу 90-х годов не настала эпоха позднего и трезвого Б. Ельцина. В этот нетрадиционный для Бориса Николаевича период в руководстве и политических кругах новой России вновь заговорили о геополитике, о приоритетах национальных интересов, а места либералов-саксофонистов (от Джеффри Сакса-разработчика экономической политики «шоковой терапии») медленно, но планомерно стали занимать державники и государственники. Эта метаморфоза, само-собой, очень не понравилась единственному на тот период мировому гегемону и, по всей видимости, последовала рекомендация о создании в рамках СНГ коалиции с антироссийской направленностью. Чтобы России и ее союзникам жизнь медом не казалась. Поскольку кандидаты в коалицию уже давно томились в ожидании, то 10 октября 1997 года в Страсбурге был создан Консультативный форум ГУАМ. Достигнутые четверкой договорённости о сотрудничестве были сразу же одобрены ОБСЕ, а в 2001 г. ГУАМ получил статус международной региональной организации.

 

Образование ГУАМ очень вдохновило государства Восточной Европы и Балтии, со дня своего основания обреченных выполнять роль буфера между коварным Западом и империалистической Россией. Возникла историческая возможность создать собственный буфер в лице стран организации, с перспективой присоединения к ГУАМ Белоруссии. В этом идеальном случае Прибалтика и Восточная Европа оказались бы надежно отделены от столь страшной для них России полосой стран «третьей демократической волны». Новой международной организации демократии второй волны прочили почетную миссию нового буфера старого буфера.

 

Но интересные стратегические конструкции демократий второй волны мало интересовали демократии старые, так как учреждение ГУАМ сразу отозвалось головной болью для Запада.

 

Во-первых, любая международная организация имеет в наличии государство или группу государств, представляющих ядро и субъект центростремительных тенденций остальных членов образования. В настоящем случае этого не наблюдалось. Все члены организации дружно коллапсировали и были самонедостаточны. Единственное, что объединяло данные страны — это, по их мнению, абсолютно идентичные проблемы и одинаковое видение путей выхода из них. Особо ярко эти особенности проявились во время вступления в 1999 г. в ГУАМ Узбекистана, который по недоразумению вообразил, что эта организация действительно пытается создать в противовес СНГ оптимальный механизм политического и экономического сотрудничества. Буквально через два года Узбекистан по-английски ушел, а в 2005 году узбекский президент И. Каримов направил организации прощальное письмо. В нем, в частности, было сказано, что Узбекистан не устраивают «акценты организации на решении замороженных конфликтов, формировании совместных вооружённых блоков и пересмотре существующих систем безопасности».

 

Во-вторых, данная организация была бессильна в осуществлении реальных экономических проектов, в силу явного недостатка сырьевой, энергетической и финансовой составляющих. В вопросах реализации экономических и транспортных программ ГУАМ рассчитывал на огромные внешние вливания, и если в отношении энергетически богатого Азербайджана они имели какой-то смысл, то инвестиционный потенциал Грузии, Украины и Молдовы вызывал, в силу политической нестабильности последних, значительные сомнения.

 

В третьих, данные страны далеко не являлись эталонами демократии и утверждения демократических ценностей, а посему, выдвигать их хотя бы в качестве образцов «третьей демократической волны» со стороны западных спонсоров было бы неуместным.

 

В результате, сразу после создания организации, Запад утвердил за альянсом статус внутриСНГ-овской Фронды, тут же благополучно забыв о нем. США в тот период больше интересовали вопросы бывшей Югославии, Западной Европе вполне хватало проблем со старым и холеричным буфером. Восточная Европа всегда была для Западной очагом нестабильности и инкубатором причин для развязвания мировых войн. Расширение этого минного поля до Киева, Кишинева, Баку и Тбилиси ну никак не входило в планы европейских стратегов. Кроме того, встревожилась Турция, удивленно взирая на эти географические новости. Стоя у истоков создания организации Черноморского экономического сотрудничества, она не могла взять в толк цели формирования ГУАМ, страны которого в полном составе входили в ОЧЭС. О реакции России говорить излишне.

 

По вышеизложенным причинам новый альянс сразу впал в глубокую дрему, оказавшись для основных акторов западной геополитики своеобразным неуловимым Джо.

 

Однако, ситуация в мире менялась. В 1999 г. демократа Б. Клинтона сменяет на посту Президента США республиканец и неоконсерватор Дж. Буш. Как правоверный «неокон» г-н Буш очень скоро принялся осуществлять политику «гуманной глобальной гегемонии» США, благо ситуация «однополярного мира» всячески предрасполагала к этому. Пока Президент США на практике воплощал принципы «гуманной гегемонии» в Афганистане и Ираке и примеривался к Ирану, ГУАМ-вский альянс продолжал мирно дремать, но вскоре г-н Буш вколол аморфной организации внушительную дозу адреналина. Глобализм требовал расширения географии и очередь, наконец, дошла до постсоветского пространства. Как известно, для данного беспокойного пространства был разработан сценарий с художественным уклоном под названием «цветные революции». Естественно, что главными действующими лицами сценария выступили страны ГУАМ, но не все. Азербайджан оставили в покое, в силу местной политической специфики, заступничества Турции и больших надежд, возлагаемых на эту страну в плане альтернативного энергообеспечения Европы. Как известно, революции не способствуют развитию хозяйственной инфраструктуры. Тем не менее, «цветные революции» с исламским акцентом попытались опробовать в Кыргызстане и Узбекистане. Кстати, уже в тот период начинается явное дистанцирование богатеющего Азербайджана от бедных родственников, но окончательный разрыв с организацией был невыгоден официальному Баку по ряду причин. В первую очередь, для этой страны был очень важен транзитный потенциал Грузии. Кроме того, наличествовал существенный фактор поставок недорогих вооружений и комплектующих с Украины, которой достался обильный куш военного снаряжения при разделе советского имущества. И, наконец, как можно было лишиться верных партнеров в международных организациях при голосованиях по антиармянским резолюциям.

 

Но не Азербайджаном единым жив ГУАМ. Цветные революции с размахом были поставлены в Грузии и Украине. Коммунистической Молдове, находящейся между Румынией и Украиной, не оставалось иного выхода подобно примкнувшему Шипилову, как присоединиться к цветным революционерам. Восточная Европа и Балтия ликовали. По сценарию США и его союзников из демократий второй волны, следующим шагом должна была стать срочная кооптация членов ГУАМ в НАТО. Но тут грудью встала Западная Европа, близко знакомая с гневом и непредсказуемостью России. Сценарий стал спотыкаться, а посему главный режиссер, по всей вероятности, решил ввести дополнительный эпизод, не мытьем, так катаньем стремясь приблизить свое реанимированное детище к евроатлантическому альянсу.

 

Прежде всего, разыграли преамбулу в форме апрельского Кишиневского саммита стран ГУАМ, на котором было объявлено, что названные страны «больше не воспринимают себя осколками СССР» и превращаются в локомотив «третьей волны демократических революций» на пространстве бывшего Союза. Заодно высказали свое неодобрение скатывающейся к автократии Белоруссии. И не растягивая резину, в декабре того же года в Киеве был созван Учредительный форум новой международной организации – «Сообщества демократического выбора» (СДВ). Мероприятие было заранее широко разрекламировано в качестве «знакового» для Восточной Европы и постсоветского пространства события. Инициаторами проекта выступили президенты Украины и Грузии, главной задачей которого было формирование «оси демократических стран, которые не желают находиться в орбите влияния России». Ну а главной целью, по всей видимости, выступало военное усиление ГУАМ и вывод его через восточно-европейских партнеров по СДВ на НАТО. Однако, видать, западноевропейские партнеры хорошо поработали с Восточной и Центральной Европой. Заодно сделали внушение и Румынии, которая собиралась вступить в ГУАМ, грозя придать названию организации грузинский колорит — ГУРАМ. В результате, из приглашенных на форум приехало чуть более половины, а в СДВ вошло лишь 9 государств — Грузия, Молдавия, Украина, Македония, Словения, Румыния и три прибалтийские республики. Военный кулак получился не шибко мощный. Но самым большим конфузом форума стал отказ Азербайджана от членства в СДВ.

 

Однако адреналина у активистов организации в лице Грузии и Украины было еще много. Особо знаменательным на события оказался 2006 г. В том году был проведен второй Киевский саммит, направленный, преимущественно, на придание демократического и прозападного флера организации. Так, было дополнено название альянса. В результате, наименование образования приняло не только островной географический, но и окончательно замысловатый характер и ныне произносилось как «Организация за демократию и экономическое развитие – ГУАМ». Основные документы и дискуссии саммита были загружены экономической тематикой, но в прикладном плане были посвящены уговорам уже состоятельного Азербайджана на согласие по созданию Придунайского энерготранспортного моста и транспортировке углеводородного сырья по трубопроводу Одесса-Броды. Азербайджан вежливо, но последовательно отбивался, прокручивая в памяти уже развернувшуюся газовую войну между Украиной и Россией.

 

ГУАМ развернул тогда же беспрецедентную внешнеполитическую активность. На 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН организация хоть и с трудом, но добилась включения в повестку дня сессии проекта резолюции «Затянувшиеся конфликты на пространстве ГУАМ и их последствия для международного мира, безопасности и развития». Кроме того, министры иностранных дел стран-членов ГУАМ договорились в том же Нью-Йорке, при участии помощника госсекретаря США Д. Крамера, о создании собственных полицейских сил, которые должны были заменить российских миротворцев в конфликтных зонах на территории Грузии и Молдавии. Но тут уже возмутилась скромная и робкая Молдова, торпедировав этот вызывающий антироссийский демарш.

 

С 2007 года, достигнув своего прикладного пика, ГУАМ стал скатываться по наклонной, ибо даже США стали осознавать искусственность и низкое КПД данной организации, потихоньку передавая контроль над ней унтер-офицерскому составу евроатлантического альянса. Американская администрация предпочитала уже работать с новыми адептами по отдельности.

 

Незначительный интерес представлял Бакинский саммит 2007 г., примечательный лишь посещением мероприятия польским Президентом Л. Качинским, который определенно брал супервайзерство над альянсом. А юбилейный саммит организации в Вильнюсе продемонстрировал полный коллапс экономических проектов ГУАМ. Достойным упоминания событием того года стали малорезультативные попытки Президента Украины В Ющенко уговорить Президента Белоруссии А. Лукашенко войти в организацию

 

Августовские события 2008 года продемонстрировали глубокий системный кризис ГУАМ, а последствия президентских выборов США, инициировавшие новые геополитические тенденции и осуществление конструктивной политики на Южном Кавказе, подвели жирную черту под критерий целесообразности этой организации. Не исключено, что западные европейцы, чтобы предотвратить очередную спонтанную активизацию злочастного антироссийского блока, яростно поддерживаемого рядом стран Восточной Европы и Балтии, задействовали идею «Восточного партнерства».

 

Что касается последнего заседания Парламентской Ассаамблеи ГУАМ с участием Балтийской Ассамблеи, то искать в итоговом коммюнике этого мероприятия скрытые геополитические мотивы основных мировых акторов, по всей видимости, не имеет смысла. Это был форум оскорбленных в лучших чувствах евроатлантическиих неофитов, глубоко обиженных на своих новых патронов. Каждый имел ввиду свое накипевшее, и вовсе не традиционное антироссийское звучание документа являлось главным рефреном коммюнике, а глубокая горечь по поводу отсутствия мобилизующего начала в столь желаемом участниками крестовом походе против России.

 

Андраник Степанян

Источник: NEWS.am

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 559
Календарь новостей
«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru