Среда, 22.09.2021, 13:44
| RSS
Меню сайта
Разделы новостей
Аналитика [166]
Интервью [560]
Культура [1586]
Спорт [2558]
Общество [763]
Новости [30593]
Обзор СМИ [36362]
Политобозрение [480]
Экономика [4719]
Наука [1795]
Библиотека [414]
Сотрудничество [3]
Видео Новости
Погода, Новости, загрузка...
Главная » 2009 » Сентябрь » 10 » Из новейшей истории армяно-турецких переговоров
Из новейшей истории армяно-турецких переговоров
00:13

Analitika.at.ua. На фоне резкой активизации международных усилий по установлению дипломатических отношений между Арменией и Турцией, наверное, есть смысл обратиться к некоторым страницам нашей недавней истории, тем более что они полностью вписываются в контекст актуализировавшихся нынче угроз и вызовов в отношении как ближайших, так и долгосрочных перспектив армянской государственности.

 

Дело в том, что уже однажды, а именно на рубеже 1992-1993гг., Республика Армения, как никогда, была близка к установлению дипломатических отношений с Турцией. Конечно, и тогда Анкара ставила свои жесткие предварительные условия, и в этой статье мы постараемся вспомнить некоторые из них.

 

Первое условие было озвучено еще в июне 1992 года турецким премьер-министром Демирелем. От армянского руководства требовалось немедленное прекращение оборонительных действий на карабахском фронте и официальное признание территориальной целостности Азербайджана. Данное требование было предъявлено в ходе очной встречи между турецким премьером и армянским президентом, кстати, по личной инициативе первого. Для прессы данное сообщение было передано в более мягкой форме, однако суть и направленность беседы выявлялись вполне отчетливо.

 

Ниже приводим небольшой отрывок из речи Сулеймана Демиреля: "Войной вы ничего не добьетесь. Спустя 1000 лет у вас вновь возникла возможность создать независимую Армению. Но вы не сможете создать это государство на мести, ненависти и войне. Ваши соседи - Азербайджан и Турция. Если вы не установите с нами дружественные отношения и не уберете ваши воинские подразделения с территории Азербайджана, ваше положение окажется трудным".

 

Это было сказано в самый разгар карабахского противостояния, практически сразу после взятия Шуши и, кстати, в преддверии падения Арцвашена и неудач на карабахском фронте. Несколько позже турецкая газета "Хюрриет" позволила себе такую характеристику июньского диалога: "Беседа Демиреля с Тер-Петросяном напоминала отеческие наставления сыну".

 

Вторым условием было неотложное осуществление мер по минимизации воздействия армянской диаспоры на внутреннюю жизнь страны, в частности, полной (по возможности) изоляции деятельности и влияния АРФ "Дашнакцутюн". Этому вопросу турецкие власти уделяли самое пристальное внимание. Еще один отрывок из выступления Демиреля: "Я долгие годы занимался дипломатией. Нельзя допускать, чтобы мир управлял Арменией, надо постараться, чтобы вы сами управляли своей ситуацией".

 

Турецкий премьер, очевидно, имел в виду богатую и "националистически настроенную" армянскую диаспору, видные представители которой выразили готовность участвовать в процессе становления армянской государственности.

 

Примерно тогда же турецкая пресса распространила следующее высказывание армянского президента Левона Тер-Петросяна: "Дашнакцаканские вооруженные отряды не сумеют оказывать влияния в Карабахе. Нашей независимой республике всего год. Мы стремимся избавиться от прежних прогнивших порядков и утвердить новые. Мой народ не прислушается к подобным бездумным голосам. Никто не сможет помешать нашим усилиям по созданию хотя бы нормальных отношений с Турцией".

 

Так или иначе, но уже 29 июня 1992 года (через две недели после встречи с Демирелем, и едва ли это простое совпадение) Левон выдворил из республики дашнакцаканского лидера Грайра Марухяна. Опальный политический деятель позже заметит: "Тер-Петросян опустился с уровня президента республики до уровня президента АОД. Многие президенты, президенты стран гораздо больших, чем Армения, признавали свои ошибки, когда понимали, что ошиблись. А в остальном бог с ним, с президентом… не знаю, верует он или нет, ибо его семейные обстоятельства могли препятствовать его вере в нашего Бога. Но придет время, не такое далекое, и наш народ узнает, каков истинный облик некоторых людей, и тогда все прояснится".

 

Третье условие, предъявленное тогда турецким правительством, заключалось в необходимости согласованных действий по вычерчиванию перспективных векторов развития армянской государственности. Согласованность, естественно, должна была проявляться именно на турецком направлении, причем за счет отношений с Европой и даже с США. Мы не располагаем сведениями относительно реакции армянского президента, но с такой постановкой вопроса полностью перекликается его ереванское высказывание от августа того же года:

 

"В 1920 году была серьезная возможность сохранить независимую армянскую государственность, если бы власти проводили гибкую политику, если бы они не обманывались лживыми заверениями, такими как документы Севрского договора, если бы они не доверялись США, Англии, Франции, а пытались решить свои вопросы непосредственно с Турцией. Вместо этого потянулись за совершенно нереальными мечтами и потеряли половину Армении, потому что в то время Армения вела войну с тремя соседями: и с Азербайджаном, и с Турцией, и даже с Грузией - нашим традиционным другом и союзником".

 

Четвертое условие касалось уже темы Геноцида армян. Турецкие власти, естественно, требовали предать этот вопрос "политическому забвению", однако ввиду сложной внутриполитической обстановки в самой Армении, особенно на фоне захлестнувших правящий аппарат итриг, вопрос этот даже был вынесен на международную трибуну. 10 сентября, практически сразу после августовского заявления Левона, глава армянского МИД Раффи Ованнисян заявил на стамбульском заседании Совета Европы: "Несмотря на трагедию Геноцида, президент Левон Тер-Петросян активно добивается установления добрых отношений с Турцией. Между тем и поныне Турция отвергает армянские инициативы по установлению дипломатических отношений и открытию армяно-турецкой границы". Днями позже он подчеркнет: "Очищение поможет Турции в международном плане. Многие турки сознают эту проблему, однако это осознание еще не достигло политического уровня. Если Турция желает вновь поднять вопрос Геноцида 1915 года, мы готовы к этому".

 

Происходило данное событие в преддверии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, и, разумеется, турецкое правительство не могло не высказаться "по данному казусу" в ходе встречи с армянским президентом. В Нью-Йорке глава турецкого МИД Химкет Четин сделал заявление для прессы: "Турция осталась недовольной агрессивным тоном министра и, в частности, высказываниями относительно прав человека в Турции и Геноцида". Любопытно, что 16 октября 1992 года, в годовщину своего президентства, Левон Тер-Петросян специальным указом уволил Раффи Ованнисяна с занимаемой должности.

 

Таким образом, к осени 1992 года "обоюдными усилиями" уже было сделано очень немало для установления дипломатических отношений между Ереваном и Анкарой. Именно тогда Химкет Четин официально заявил: "Политическое соглашение с Арменией будет подписано в ближайшие дни. Армения официально заявила об отсутствии территориальных претензий к Турции, а проблема Геноцида станет достоянием истории. МИД Турции через посольство в Москве направил в Армению проект соглашения, который включает оба эти пункта. Он должен лечь в основу документа об установлении дипломатических отношений".

 

В том же заявлении он еще раз подчеркнул: "Цена наших отношений с Арменией - проблема Азербайджана. Условием является вывод вооруженных сил с территории Азербайджана. В отправленном нами проекте обо всем этом сказано, и я со стороны Левона Тер-Петросяна встретил горячую поддержку".

 

Со второй половины 1992 года Армения и Турция находились в шаге от установления дипломатических отношений. Глава официального Еревана исправно выполнял возложенные на него турецким правительством обязательства, Турция же в страшную зиму 1992-1993гг. предоставила свой коридор на Армению и позволила переправить в обесточенную, холодную и голодную страну продовольственную помощь Евросоюза.

 

Но какова была цена этой "открытой границе"?

 

Экс-советник первого президента РА по внешним делам Жирайр Липаритян вспоминал, что двусторонние переговоры по установлению дипломатических отношений продолжались в течение всей зимы и были прерваны Кельбаджарской операцией в конце марта 1993 года. Именно тогда Турция уяснила для себя одну очень важную деталь: глава армянского государства уже не контролирует ситуацию в собственной стране в той "необходимой и достаточной степени", чтобы и далее выступать гарантом реализации "общих усилий".

 

Через три недели после занятия армянами Кельбаджара Левон Тер-Петросян был уже в Турции. Формально он принимал участие в похоронах скончавшегося 17 апреля президента Тургута Озала, однако на деле вел переговоры с правительственными кругами Анкары по поводу сложившейся ситуации. Более того, 21 апреля Левон встретился в Стамбуле с новым главой Азербайджана Абульфазом Эльчибеем, и тем не менее его "поезд доверия" уже ушел.

 

В настоящее время турецкое правительство не отказалось ни от одного из своих прежних предусловий, но вместе с тем полагает, что действующий президент Армении, в отличие от первого, полностью контролирует ситуацию в стране, а посему является надежным переговорщиком. Именно поэтому Турции "очень важно" как можно быстрее подписать Протокол о неизменяемости существующих границ и их признании.

 

Арис КАЗИНЯН

Источник: Голос Армении

Категория: Обзор СМИ | Просмотров: 589
Календарь новостей
«  Сентябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Поиск
Ссылки
Статистика
PanArmenian News.am Noravank.am Деловой Экспресс Настроение Azg
Любое использование материалов сайта ИАЦ Analitika в сети интернет, допустимо при условии, указания имени автора и размещения гиперссылки на //analitika.at.ua. Использование материалов сайта вне сети интернет, допускается исключительно с письменного разрешения правообладателя.

Рейтинг@Mail.ru